Станислав Дымна

Страна: Россия

Член Евразийской Творческой Гильдии. Сценарист, драматург, киноактер. Почетный читатель Российской государственной библиотеки искусств. С отличием окончил ВГИК, сценарный факультет (мастерская В. И. Романова). Живу в Москве. Автор пьес и киносценариев, среди которых биографические драмы о Сергее Есенине, Варваре Брусиловой, скульпторе Анне Голубкиной, а также пьеса-сказка «Как Куся за азбукой ходила», воплощенная в постановках детских творческих коллективов. Победитель V Международного Славянского литературного форума «Золотой Витязь» (2014 год, номинация «Киносценарии») и лауреат последующих форумов (номинация «Литературный сценарий»). Победитель Международного драматургического конкурса «Действующие лица» и ряда других конкурсов театральной драматургии. Финалист поэтического конкурса «Золотое перо» и конкурса прозы, посвященного творчеству К. Г. Паустовского. Пьеса «Расстрелянное солнце» о погибших в Катыни польских военнопленных опубликована в альманахе «Чайка» (США), переведена на польский язык Юзефиной Пионтковской и издана в Варшаве.

Country: Russia

Member of the Eurasian Creative Guild. Screenwriter, playwright, film actor. Honorary Reader of the Russian State Library of Arts, graduated with honors from the Russian State University of Cinematography, Scriptwriting Department (V. I. Romanov Workshop). I live in Moscow. Author of plays and screenplays, including biographical dramas about Sergey Yesenin, Varvara Brusilova, sculptor Anna Golubkina, and the fairy-tale play How Kusya Went Looking for the Alphabet, staged by children’s creative teams. Winner of the Golden Knight Fifth International Slavic Literary Forum (2014, Screenplay nomination) and winner of subsequent forums (Literary Screenplay nomination). Winner of the Dramatis Personae International Dramaturgy Competition and a number of other theatrical drama competitions. Finalist of the Golden Pen poetry contest and the prose contest dedicated to the works of Konstantin Paustovsky. The Shot Sun play, devoted to the Polish prisoners of war killed in Katyn, was published in the “Chaika” (Seagull) almanac, US, translated into Polish by Jozefina Piontkowska and published in Warsaw.

Отрывок из биографической драмы ”Счастья вам, Тиунэ”

***

 

Скрипка играет реквием. Появляются…

 

ФОТОГРАФИИ НАШИХ ДНЕЙ:

 

Треугольная призма над горным ущельем…

 

…Тихие коридоры. Полумрак залов и галерей. Барельефы. Памятные плиты. Детский мемориал. Списки имен. Дневники. Письма. Листы свидетельских показаний. Спасенное имущество синагог. Обрывки бумаги с рисунками художников гетто и концлагерей. Маленький Вечный огонь.

 

ГОЛОС. Мемориальный комплекс «Яд ва-Шем». Здесь, на холмах Иерусалима, сливаются в единое целое – время, судьба, боль, истина. Здесь хранится память о величайшей трагедии двадцатого столетия. О страшном злодеянии против человечности, имя которому Холокост. (Пауза.) Время, боль, память. Нетленная, всеобъемлющая. Память о миллионах жертв. Но и память о тех, кто, несмотря ни на что, спасал несчастных от безумной расовой доктрины. От преследований и унижений. От неминуемой гибели.

 

В язычках пламени возникает череда портретов. На них…

 

Ирэна Сэндлер, Рауль Валленберг, Оскар Шиндлер, Владислав Бартошевский, Вильгельм Хозенфельд, Юзеф и Виктория Ульма, Николас Уинтон, Мария Скобцова, Амфиан Герасимов, Жанна Даман, Ян и Антонина Жабинские, Хендрика Герритсен, Цецилия Лутс, Йохан Хендрик Вайднер, Климентий Шептицкий, Казис Бинкис, Она Шимайте, Тибор Барански, Одоардо Фочерини, Джованни Палатуччи, Ванда Скуратович, Алиса Баттенбергская, Павел Петер Гойдич, Николай Киселев, Янис Липке, Виктор Куглер, Константин Караджа, Элизабета Струл, Карл Лутц, Анхель Санс Бриз, Димитар Пешев, Зора Пикулин, Смилян Франьо Чекада, Родди Эдмондс, Полина Ленцман, Карлос Сампайо Гарридо, Араси де Карвалью Гимарайнш Роса, Самуэль дель Кампо, Толе Мадна, Мима Сайна, Ампаро Отеро Паппо, Хосе Кастельянос Контрерас, Виктор Бодсон, Петар Занкович, Селахаттин Юкимен, Сергей Метревели, Мэри Элмс…

 

ГОЛОС. Врачи, промышленники, литераторы, дипломатические работники, служители Церкви и просто люди. Люди великого сердца. Люди, каждого из которых израильский институт Катастрофы и Героизма назвал «Праведником народов мира». Их 27 с лишним тысяч из 51 страны земного шара. Мы расскажем об одном из них. Расскажем, выбрав для нашей истории несколько дней. Вероятно, самых главных, самых тревожных дней его жизни…

 

 

1

 

1939 год. Консульство Японии в Каунасе (так называемой временной столице Литвы). Комната с двумя детскими кроватками, маленьким диваном и разбросанными по полу игрушками.

 

Под шум воды из ванной, детский смех и голос Сэцуко Кикути: «Без баловства, пожалуйста, без баловства…» ТИУНЭ СУГИХАРА кружит на руках старшего сына ХИРОКИ.

 

СУГИХАРА. Сакура, сакура…

                        И горы и деревни –

                        Куда ни посмотри,

                        То ли туман, то ли облако

                        Благоухает под утренним…

ХИРОКИ. Солнцем!

СУГИХАРА. Сакура, сакура

                        В полном цвету!

                        Сакура, сакура…

                        Ах, какой аромат!..

                        Пойдем, пойдем

                        Посмотрим!..

ХИРОКИ. Пойдем, посмотрим!.. (Вдруг.) Папа, где мы были раньше?

СУГИХАРА. Раньше. Мы. Были. В Финляндии!

ХИРОКИ. А раньше?

СУГИХАРА. Дома, в Японии.

ХИРОКИ. А еще раньше?

СУГИХАРА (остановился, поцеловал его). А еще раньше тебя не было.

ХИРОКИ. А где ты был без меня?

СУГИХАРА. В Китае.

ХИРОКИ. Что такое Китай?

СУГИХАРА. Тоже – страна.

ХИРОКИ. Большая?

СУГИХАРА. Очень.

ХИРОКИ. Больше нашей?

СУГИХАРА. Больше.

ХИРОКИ. А что ты делал в Китае?

 

Сугихара молчит.

 

ХИРОКИ. Ну что же ты делал в Китае?

СУГИХАРА. Я… там… (Вдруг.) Узнал, как читается мое имя.

ХИРОКИ. Тиунэ?

СУГИХАРА. И Семпо.

ХИРОКИ. Почему?

 

Появляется ЮКИКО, идет к диванчику.

 

ЮКИКО (Сугихаре). Не хитри, ты это знал и раньше.

ХИРОКИ. Почему Тиунэ и Семпо?

ЮКИКО. Есть такие значки-буковки, которые называются и-е-ро-гли-фы. По ним любое имя можно читать иначе.

ХИРОКИ (Сугихаре). И мое?

 

Сугихара кивнул.

 

ХИРОКИ. Значит, я не только Хироки?

ЮКИКО. Конечно, не только. Еще – ленивец и озорник. А ну-ка умываться! (В коридор.) Сэцуко, он идет!.. (Хироки.) Ну, быстро к тете.

СУГИХАРА (опуская Хироки на пол). Беги.

 

Хироки забавно вздыхает и мчится в коридор.

 

ЮКИКО (заправляя диванчик). Семпо, ты неисправим. Сколько раз повторять: утро не время для игры.

СУГИХАРА. Встретили первый осенний день.

ЮКИКО. А завтра второй, а послезавтра…

СУГИХАРА. Третий.

ЮКИКО. И до бесконечности. Смотри, на шею сядут. Сначала Хироки, а за ним и младшие.

СУГИХАРА (поправляя галстук). Пускай, шея крепкая. Вольфганг пришел?

ЮКИКО. В кабинете, возится с радиоприемником.

СУГИХАРА. Сломался?

ЮКИКО. Наверно. Секретарь чинит хлам, не слишком ли? Позвони Леону, у них в «Филипсе» отличные новинки.

СУГИХАРА (оглядывая пол). Попробую.

ЮКИКО. Кстати, впереди учебный год.

СУГИХАРА (поднял зажим для галстука, крепит к рубахе). И что же?

ЮКИКО. Я про Йосефа. Леон не может все время провожать его в школу.

СУГИХАРА. И встречать. Юкико, не начинай.

ЮКИКО. Но кучка негодяев буйствует в городе, а полиции нет до этого дела. Мне кажется, ты мог бы…

СУГИХАРА. Нет, не мог бы.

ЮКИКО. Почему?

СУГИХАРА. Я уже говорил.

ЮКИКО. Что ты не президент Литовской Республики?

СУГИХАРА. И не мэр Каунаса. Спрашивать с полиции должны они.

ЮКИКО. Но ты консул Японии, этого не мало.

СУГИХАРА. Исполняющий обязанности, и больше не будем об этом. (Берет со стула пиджак.)

ЮКИКО. Ладно. Просто жалко мальчишку.

СУГИХАРА (назидательно). Юкико…

ЮКИКО (с легкой обидой). Прости. (Возится в одной из кроваток, повернувшись к нему спиной.)

 

Пауза. Сугихара надел пиджак, нежно посмотрел на нее, подошел, обнял за плечи.

 

СУГИХАРА. Но я и правда, не могу. А если бы и мог, главного я не изменю, ты же понимаешь.

ЮКИКО (грустно вздохнула, обернулась, прижалась к его груди). Поедем к соснам.

СУГИХАРА. Куда?

ЮКИКО. К чудесным балтийским соснам.

СУГИХАРА. В лес?

 

Юкико кивнула.

 

СУГИХАРА. Почему бы и нет.

ЮКИКО. Когда?

СУГИХАРА. Сегодня.

ЮКИКО. Ты не будешь занят?

СУГИХАРА. После обеда. (Посмотрел в окно.) И день обещает.

ЮКИКО. Сестру возьму, пусть отдохнет.

СУГИХАРА. Конечно. (Улыбнулся.) Намучилась она с нашими проказниками.

ЮКИКО. Еще как.

СУГИХАРА. А что касается Йосефа…

 

Юкико подняла взгляд.

 

СУГИХАРА. В общем, что-нибудь придумаем.

ЮКИКО. Правда?..

 

Сугихара кивнул.

 

ЮКИКО. Семпо, ты лучший на свете. (Тянется с поцелуем.)

 

Шум в коридоре.

 

ГОЛОС ВОЛЬФГАНГА. Господин Сугихара!..

СУГИХАРА (в сторону двери). Здравствуйте, Вольфганг! Сейчас иду!

ГОЛОС ВОЛЬФГАНГА. Господин Сугихара, война!..

СУГИХАРА (шепотом). Что?..

 

Юкико замерла.

 

ГОЛОС ВОЛЬФГАНГА. Война!..

 

 

2

 

Консульство Японии. Кабинет. Географическая карта мира и календарь на стене. На столе – ФОТОГРАФИЯ, запечатлевшая Сугихару и его друга Леона Гараля, плечом к плечу.

Секретарь консульства ВОЛЬФГАНГ, Сугихара, Юкико и ее младшая сестра СЭЦУКО слушают сообщение английского радио.

 

РАДИО (стремительно). …С целью оправдания перед мировой общественностью своего вероломного нападения, фашистской военной разведкой была организована провокация. Вечером 31 августа группа эсэсовцев, переодетых в форму польских солдат и офицеров, захватила радиостанцию пограничного городка Глайвиц в немецкой части Силезии. Эта подлая инсценировка была необходима нацистам для того, чтобы возложить на жертву агрессии Польшу ответственность за развязывание войны. И вот сегодня, 1 сентября 1939 года, германским вооруженным силам был отдан приказ перейти польскую границу. В 4 часа 45 минут утра немецкие войска двинулись с трех направлений: с севера – из Восточной Пруссии, с запада – из Восточной Германии и с юга – из Словакии. Немецкая авиация начала бомбардировку польских городов, аэродромов и коммуникаций. Военно-морской флот – обстрел порта Гдыни, полуострова Вестерплатте. В общей сложности и полном соответствии с немецким стратегическим Планом «Вайс», армия вермахта бросила против Польши полтора миллиона солдат, около 2400 танков, 2200 самолетов, 9800 орудий и минометов…

 

Радио шипит и глохнет. Вольфганг, ругнувшись, наклоняется к приемнику, ищет волну.

 

СЭЦУКО (пауза). Что же теперь… Тиунэ, что же теперь будет?

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 4,33 из 5)

Загрузка…