Светлана Ованесян

Страна: Армения 

Занимаюсь творчеством около 6 лет. Мои произведения публикуются в журнале “Литературная Армения” и на различных литпорталах. Эссе “Осторожно двери закрываются” было опубликовано в альманахе “Две столицы”. Являюсь финалистом литературного конкурса “Абрикосовая косточка” в 2019 г., фестиваля “Открытая Евразия” в 2020 г. в номинациях “Детская литература” и “Малая проза”, “Конкурса детской и подростковой книги” 2022 г.

Country: Armenia

I have been making art for about 6 years. My works are published in the journal “Literary Armenia” and on various literary portals. The essay “Attention, the doors are closing” was published in the almanac “Two Capitals”. I am a finalist of the literary competition “Apricot Kernel” in 2019, the festival “Open Eurasia” in 2020 in the nominations “Children’s Literature” and “Small Prose”, “Competition of Children’s and Teenage Books” in 2022.

Отрывок из детской прозы  “Пока парят фонарики”

Шапочка сбилась набок, рюкзак, который обычно ничего не весил, сейчас больно оттягивал плечи. Майя то и дело останавливалась, чтобы перевести дух. Во время одной такой остановки она вдруг вспомнила, что у неё с утра крошки во рту не было. И сразу так сильно захотелось блинчиков с творогом или даже нелюбимого супа с фрикадельками. Но в рюкзаке была только начатая упаковка с конфетами. Майя высыпала на ладошку горсть разноцветных шоколадных шариков и сразу все отправила в рот. Она хрустела конфетами так громко, что даже Григорий, который ушёл далеко вперёд, услышал и обернулся. Майя вовсе не собиралась жадничать, однако смутилась, как будто её застукали с поличным. Она виновато помахала кульком, но эльф всё равно рассердился:

— Нашла время! Спрячь сейчас же и поторопись.

 

Солнце, которое зимой и так еле поднимается над горизонтом, быстро садилось. Однако шоколадные конфеты помогли: у девочки сразу прибавилось сил. Она быстро догнала эльфа и уже почти не злилась на него.

Наконец, в темноте показались мерцающие огни. Путники ускорили шаги, словно у них открылось второе дыхание, и вскоре были на месте.

Среди снежной пустыни, огороженный низким деревянным забором, стоял — нет, не огромный ледяной дворец с часовыми в больших мохнатых шапках — а обыкновенный деревенский дом! Одинокий сутулый фонарь тускло освещал маленький дворик. А на ступеньках крыльца, нахохлившись, сидела большая белая сова. Она посмотрела на девочку печальными круглыми глазами, устало ухнула и подвинулась, освобождая проход.

— Ну, чего встала? — нетерпеливо произнёс эльф. — Проходи! — и толкнул входную дверь.

Майя, испуганно глядя на птицу, бочком поднялась по ступенькам и шмыгнула в дом, который внутри оказался гораздо просторней, чем выглядел снаружи. Всё: стены и потолок — было такое белое, что больше напоминало приёмное отделение больницы, чем жилище Деда Мороза. Это впечатление ещё больше усиливалось тем, что у стены располагалась стойка регистрации, как в поликлинике, где Майе в прошлом году пломбировали зуб.

Девочка совсем заскучала. Она сняла с плеч рюкзак, запихнула в него свою шапку и расстегнула куртку — здесь было очень тепло.

А Григорий подошел к пустой стойке и сказал кому-то:

— Старик у себя?

— Ага, — раздалось снизу, — но не в духе. Где тебя носило? Рабочий день закончился.

— Да с машиной небольшие проблемы, — Григорий с досадой махнул рукой, — опять зарядки не хватило.

— Опя-ять, — передразнил его невидимый собеседник. — С тобой вечно всё не как у эльфов. Я же тебя предупреждал, не гонять автомобиль попусту — аккумулятор не выдержит. Ну теперь начальник гаража тебя точно на оленя пересадит.

— Не каркай! Задание я же всё-таки выполнил.

— Да-а? — из-за стойки показался рыжий взъерошенный эльф и с любопытством посмотрел на Майю. — Добрый вечер, мадемуазель. Как доехали? — любезно спросил он.

— Хорошо доехали, — отрезал Григорий, — иди, доложи лучше!

Рыжий эльф недовольно фыркнул и, гордо проведя рукой по густой шевелюре, отправился куда-то вглубь по коридору.

— А это кто? — едва слышно спросила Майя.

— Христофор. Младший секретарь. Воображает, что он тут самый главный, — Григорий, наверное, ещё рассказал бы о рыжем эльфе, но тот быстро вернулся.

— Идите, вас примут, — сказал он и как-то странно усмехнулся.

У Майи от волнения пересохло во рту. Разные мысли вертелись в голове. До этого всё было как бы понарошку. Но сейчас она увидит настоящего Деда Мороза. А вдруг он очень строгий? И как тогда ему сказать, что подарок совсем не понравился? А если он рассердится или обидится, и больше никогда не будет ничего дарить ей? А если…

 

Григорий прочистил горло и решительно постучал в дверь.

— Входите, — раздался негромкий голос.

Эльф пропустил Майю вперёд. Она, растрёпанная, в расстёгнутой куртке, сделала шаг и замерла от удивления и разочарования. В плохо освещённой комнате не было ни ёлки, ни разноцветных гирлянд под потолком, ни мигающих огоньков, развешанных по стенам. В углу стоял старый шкаф.

— А где Дед Мороз? — Майя повернулась к эльфу.

— Я здесь, — встал из-за стола невысокий седой старичок, которого она не заметила.

— Ой, — Майя покраснела до кончиков пальцев на ногах.

— Ничего страшного, барышня. У меня аллергия на яркий свет, — объяснил он, — глаза слезятся. Даже на снег без темных очков смотреть не могу. Поэтому и освещение такое.

— З-здравствуйте, — заикаясь, пролепетала Майя.

— Добрый вечер. Долго же вы добирались, — сказал Дед Мороз.

— Понимаете… — начал было Григорий, но старик жестом остановил его.

— О ваших приключениях, господин Григорий, мы поговорим позже и не здесь, — сухо сказал он ему, — а пока оставьте нас.

Эльф понял, что Христофор уже успел нажаловаться, повернулся на каблуках и вышел вон.

Дед Мороз указал Майе на стул. Она робко присела на самый край и стала дёргать застёжку на куртке.

— Ну, барышня, рассказывайте, с чем пожаловали, — старик сел напротив и внимательно посмотрел на девочку.

Майя тяжело вздохнула и, опустив глаза, сказала тихо:

— Подарок.

— Что подарок? Не получила?

— Получила. Но не тот.

— Как не тот? — Дед Мороз подошёл к шкафу. — Имя, фамилия.

— Майя Василькова.

— Сейчас посмотрим, — он надел очки с круглыми стеклами, вынул из шкафа узкий длинный ящик, заполненный конвертами, и стал перебирать их, — так, Варламов, Васильев… Ага, вот, Василькова Майя, семь лет. Верно?

Майя кивнула.

Дед Мороз вытащил нужный конверт и показал его девочке:

— Твой?

Майя кивнула.

— Дорогой дедушка Мороз, — начал читать он, — я хорошо вела себя в этом году… Вот: «Подари мне, пожалуйста, маленькую волшебницу». Правильно?

Майя снова кивнула.

— Получила?

— Да.

— Ну и чем же ты недовольна, Майя Василькова?

У Майи задрожал подбородок, слёзы закапали на пол.

— Отставить плакать! — строго сказал Мороз. — Объясни по-человечески.

Майя ещё разочек всхлипнула, собралась с духом и выпалила:

— Мне нужна была настоящая фея. Пусть даже самая крошечная.

Старый Дед Мороз растерялся:

— А зачем тебе?

И Майя сбивчиво стала рассказывать о том, что мама с папой постоянно ссорятся, даже по пустякам. И теперь им поможет только чудо.

— М-да… — почесал лоб старик, — знаешь, в чём дело, — он говорил медленно, подыскивая правильные слова. — Феи — они живые. Их нельзя дарить или сдавать в аренду… Ну, то есть отдавать во временное пользование, понимаешь?

Майя серьёзно моргнула.

— Но случай у тебя, скажем прямо, тяжёлый. И с этим надо что-то делать. Давай подумаем.

Майя думала, сидя на стуле. Она думала так сильно, что даже заболел живот, потому что все мысли были о еде.

Дед Мороз думал, прохаживаясь по кабинету из угла в угол. Наверное, это был более верный способ, потому что старик вдруг резко остановился, достал из шкафа небольшой глобус, покрутил его и ткнул пальцем в какую-то точку.

— То, что надо! А давай-ка я отправлю тебя в Школу начинающих волшебниц. Успеешь к началу занятий. Там из тебя живо фею сделают. Согласна?

Майя очень устала за этот день, поэтому была согласна на всё.

— Я напишу рекомендательное письмо мадам Регине и, думаю, проблем не будет, — сказал Дед Мороз и громко позвонил в серебряный колокольчик, который лежал на столе. Через секунду с блокнотом и ручкой в руках вошёл Христофор.

— Слушаю Вас, господин Мороз, — он приготовился записывать.

— Значит так, Василькова Майя направляется на обучение в Школу мадам Регины. Подготовьте всё для…

— Депортации, — услужливо подсказал рыжеволосый эльф.

— Да не депортации, а телепортации, — неодобрительно покачал головой старик. — Учишь вас, учишь, а толку — ноль. И накормите ребёнка. Она с утра, кроме конфет, ничего не ела. А к стряпне Жака ещё привыкнуть надо.

— Пойдёмте со мной, мадемуазель, — пригласил её к выходу Христофор.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…