Ольга Шпакович

Страна : Россия

Я живу в Санкт-Петербурге. Состою в Союзе писателей Санкт-Петербурга. Моё главное увлечение – литература. Я филолог по образованию. С детства сочиняю. А первый рассказ увидел свет в 1992 году. Я автор пяти книг, сценариев и пьес. А еще я увлекаюсь живописью, театром и кино.

Country : Russia

I live in St. Petersburg. I am a member of the Writers’ Union of St. Petersburg. My main hobby is literature. I am a philologist by education. I’ve been composing since childhood. And the first story was published in 1992. I am the author of five books, scripts and plays. And I am also fond of painting, theater and cinema.

Ревью на повесть Фариды Габдрауповой “Казанский Аваз“      

 

     Находясь в составе жюри различных литературных конкурсов, прочитывая большой объём произведений, имею представление об уровне современной прозы. А потому повесть Фариды Габдрауповой «Казанский Аваз» меня приятно удивила! Я посоветовала автору отправить её на литературный конкурс, с уверенностью, что она привлечёт внимание. Так и вышло: повесть стала финалистом республиканского литературного конкурса «Саумы, Казан!» («Здравствуй, Казань!»), проходившего в республике Татарстан в апреле-августе 2021 года. 

    Основные сюжетные мотивы повести – национальный (татарский) и исторический (семейная история), актуальные в контексте современной прозы. В «Казанском Авазе» художник-татарка приезжает на несколько дней в столицу Татарстана, где переживает духовное и физическое перерождение. Время и пространство по основному принципу романтизма разделяются на обыденное и волшебное. Повседневная реальность преломляется, становится фантастической, словно читатель переносится в сказку «Тысяча и одна ночь». Автор мастерки использует такой приём, как перетекание реальности в ирреальность: сны, воспоминания, фантазии, народные татарские песни, диалоги личного общения в виртуальном мире, которые помогают лучше понять психологическое состояние героини, её подсознательные комплексы и страхи. В пространстве ирреального героиня заново переживает главные события своей жизни: исход своих предков из родной земли, чудесное рождение матери, своё детство, юность, любовь, свадьбу, поиск потерянного дома и утраченных ценностей своей души. Увидеть чудесное в обычном и привычном – это свойство настоящего художника, мастера художественной прозы.  Лёгкий и изящный слог, оригинальные, изысканные образы… Впрочем, чему удивляться? Над повестью работал поэт, а потому она подобна стихам в прозе и тоже соответствует пышному стилю романтиков. 

     «Я привыкла к ритмичному стуку колёс, и он мне даже помогает, как тиканье часов перед сном, слышать элегию «Осень» Альфреда Шнитке и вспоминать пейзажи классиков русской живописи, где на фоне бедных селений с размытыми дорогами, с телегой, запряжённой усталой лошадью, меж лёгких белых деревьев виднеется церковь…» И тут же – на следующей странице: «Маленькая, аккуратненькая мечеть промелькнула за окном. Её, зелёную, невысокую, непросто было заметить среди травы и стоявших стеною, нетронутых увяданием рощ… И только острый золотой полумесяц поблёскивал на фоне зелени и примкнувшего к нему неба. И ничего не изменилось в пейзаже: те же луга и берёзки, та же бесконечная осенняя синь впереди и вокруг, но для меня началось новое время-пространство, словно они раздвинулись по вертикали – вверх и вниз. Поезд влетел в самое сердце – в Татарстан». Вот этот мостик – между русским и татарским – проходит сквозной бисерной нитью через всё повествование. Да, синтез культур, идеологий, менталитета – русского и татарского – обогащают и придают особую прелесть культуре нашей страны, в которой живут, творят разные народы.

      Повесть, в названии которой есть значение «аваз-звук», изобилует описанием звучания – то молитв, то народных песен, то гармошки, то голосов леса, – и всё это создаёт единую мелодию аваза как музыкального жанра восточной культуры. 

     Многие образы настолько впечатляют, что хочется вернуться, перечитать, запомнить. 

«Ранняя осень похожа на позднюю весну! Мелкий дождь, как космическая пыль, пролетает наискось сквозь цилиндр света, образованный фонарём». Цитировать можно каждый абзац повести, лучше прочитать её полностью, окунуться в её поэтическую атмосферу, очутиться в созданном автором мире.

     Есть в повести и печальные ноты – вынужденное прощание с родиной: «Бабай рассказывал, что когда они с прадедом бежали из Казани, то приходили именно сюда – прощаться с Мухаммадией и озером. Прадед помыл ноги для утреннего намаза, а потом плакал, и слёзы его пополняли воды Кабана. Знал он, старый имам, что сюда уже не вернётся. Ибо нет ничего горше для татарина, чем расставание с родной землёй и с людьми родными…» Тем пронзительнее воспринимается рассказ лирической героини о возвращении на «землю обетованную», на родину, когда-то потерянную. Но обретённую ли?.. А где вообще родина каждого из нас? Здесь ли, на земле, в конкретном месте на географической карте, или где-то не здесь?.. И тут мы уже переходим к философской составляющей произведения, так как оно имеет глубокий смысл, и повесть Ф. Габдрауповой вполне можно отнести к философской прозе, где можно найти и миф о сотворении мира, и размышление о небесном, и печальный миф о любви.  

          А фраза – «Небо больше, чем окно…» – теперь всегда со мной, я часто повторяю её в минуты, когда повседневность затягивает в мелочную суету, этот афоризм вдохновляет, умиротворяет, призывает задуматься о Вечном. Как и в целом повесть «Казанский Аваз» талантливой поэтессы и самобытного прозаика  Фариды Габдрауповой.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…