ОЛАФ ДАРЕН

Страна : Россия

Воспитываю четверых детей, для них собственно и написал эту книгу.

Country : Russia

Отрывок из повести “Баба-Яга.Сага ”

 

…В избе было очень чисто, уютно и вкусно пахло. У окна стояли массивный резной стол и лавки, укрытые меховыми накидками. На полу лежал вязаный ковёр. На стенах и под потолком развешаны разные заморские диковинки и сушёные травы. В одном углу огромный резной сундук с коваными вставками, в другом — каменная печь, где, по преданию, жарили целиком детишек и путников на огромной лопате. Но лопаты не было и в помине, стоял обычный прихват. В горниле печи взрослый человек просто не поместился бы, а вот с детишками вопрос оставался открытым, но что-то подсказывало, что и тут молва людская, что волна морская — расходится шумно, а утишится — нет ничего.

В центре избы на задних лапах возвышался чёрный кот, передними лапами по-хозяйски упирался в бока. Его зелёные глаза светились недобро, да и выражение морды ничего хорошего не сулило. Филин залетела в избу следом за Светозаром и уселась на корягу под потолком.

Повисла немая пауза.

Филин громко цыкнула на кота, и он начал приветствие:

— Ой ты гой еси, исполать тебе, добрый молодец, богатырь земель русских!

— И тебе… зверь диковинный, поздорову! Мир вашему дому, — ответил богатырь и поклонился.

— Не зверь я диковинный, а абиссинский кот!!!

— О как! Не зверь, значит! Кот, значит! А что ж ты тогда, обсосинский кот, на задних лапах скачешь и ругательства обидные по-человечьи орёшь?

— Не обсосинский, а АБИССИНСКИЙ!!! Скачу и ору, потому что некоторые ДУБОЛОБЫ, в железо закованные, чужое добро испоганить норовят!!!

Светозар только открыл рот, как опять встряла филин:

— Не серчай, богатырь, давай лучше знакомиться! Меня Ульфана кличут, можно Фаня.

— Итить-колотить! — только сейчас понял богатырь. — Так ты девка?! Ой, самка!.. Тьфу ты!.. Извини сердечно, птица дивная Ульфана! С изумления я сильного, в голове перевернулось всё!

— Видать, туда и били ещё часто! — прошипел кот.

Все повернулись к коту. Тот приосанился и солидно молвил:

— Баня!

Святозар молча смотрел на кота, кот молча смотрел на богатыря.

— Баня! — ещё раз солидно повторил кот.

Светозар недоумённо посмотрел на Фаню, опять на кота:

— Нет… спасибо.

Кот выпучил глаза на богатыря:

— В каком смысле «нет, спасибо»?

— Не хочу баню — и всё! — отрезал Светозар.

— Что значит «не хочу Баню»? — ничего не понял кот и удивлённо поднял мохнатые брови.

Ульфана неожиданно начала ухать и смеяться:

— Его! Ухухухухух… Баюн зовут! Ухухухухух… Можно звать Баня! Ухухухухух…

— Та-а-а-ак!.. Баней, значит, ЕГО ЗОВУТ!.. — наконец-то понял богатырь, который изрядно подустал от похода и новых впечатлений.

— Ладно, Баня, Фаня! И другие! Меня Светозаром величают. Богатырь я серьёзный! Иду издалече к Хозяйке вашей по одному делу нешуточному. Так что лучше меня не ярите, а ответ держите — где Хозяйка ваша?

— А Хозяйка в бане, — ответила Фаня.

Пауза…

Светозар удивлённо смотрит на кота:

— Он что, её сожрал, что ли?

— То-топит!.. Баню топит о-она!.. Ухухухухух… — уже начиная задыхаться от смеха, еле выдавила Фаня.

Хохот стоял на весь лес заколдованный. Кот катался по полу, филин качалась под потоком, а богатырь аж упал на лавку.

Насмеявшись вдоволь, только хотели продолжить беседу задушевную, как за дверью раздался голос:

— Чую, чую русским духом пахнет!

Дверь отворилась, и в избушку зашла достаточно миловидная бабушка в длинном, до пола, тёмно-зелёном платье, с белым платком на голове, повязанном на восточный манер. Платье, казалось, сшито из листвы деревьев, и, только присмотревшись, можно было увидеть тонкую ручную работу умелой пряхи над потрясающим заморским сукном. Имелся и богатый серебряный пояс с тремя подвесками в виде конских голов. Бесценный белый шёлковый платок, сшитый аж в самой Поднебесной, удерживал тугие косы седых волос. Лицо похоже на печёное яблочко, всё в глубоких морщинах и складочках. Бровей почти нет, а крупноватый нос немного загнут книзу, но опять же в силу возраста. А вот большие каре-зелёные глаза по-прежнему пронзительны и молоды. Они источали недюжие знания и силу.

Бабушка зашла в избу и внимательно, с прищуром, посмотрела на Светозара.

— Привет, красавчик! — сказала она.

Богатырь поклонился в пояс:

— Исполать тебе, колдунья сильно могучая, Бабой Ягой наречённая…

— Так! Ну-ка прекращай эти завороты словообрядные! Проще говори, не погань язык предков, — строго сказала Хозяйка.

— Виноват!.. Ну, поздорову тебе, Баба Яга костяная нога! — выдал Светозар.

Бабушка оторопела:

— Какая ж я тебе баба? Какая ж нога костяная? Ты что ж, сокол мой ненаглядный, головой крепко об косяк стукнулся? Он у нас тут низковатый.

— Я ж говорил, у него голова отбитая! — злорадно промурлыкал кот.

Светозар стыдливо замолчал и не знал, что сказать.

Не скрылось от Хозяйки замешательство богатыря, и она продолжила:

— Ага Ягинишна я! Так и называй меня впредь! И нога не костяная, а золотая, между прочим!

— НОГА ЯГИ-ЧИШ-НА… Тьфу ты! АГА ЯИЧ-НИЧ-НА… Да что ж такое! — очень старался Светозар.

— Та-а-ак!.. Стоп! — скомандовала Хозяйка.

— «Бабушка Яга» можешь повторить?

— Могу! Бабушка Яга! — наконец справился богатырь.

Яга хитро посмотрела на него и не по годам ловко крутанулась на месте — платье взорвалось ворохом зелёных листьев, и перед богатырём оказалась стройная рослая красавица с русыми волосами до пола. Фигура точёная, талия осиная, грудь высокая, а бёдра крутые. Каре-зелёные глаза смеются. Зубки белые, словно жемчуг морской, а губы алые шепчут:

— Ну и как тебе бабушка? Нравится? — И ловким движением руки Яга прикрыла рот богатыря.

Светозар уже второй раз очутился на лавке.

— Очень! — всё, что смог выговорить богатырь.

Опять хохот разнёсся на весь дремучий лес.

Яга и Ульфана заливались трелями девичьего смеха, а кот катался по полу и орал дурниной:

— Об косяк он стукнулся очень!!! Очень стукнулся об косяк!!!

Потихоньку все успокоились, а к Светозару вернулось самообладание.

— Бабушка Яга! Я ж издалече к тебе пожаловал по делу крайне нужному — за советом твоим мудрым и помощью колдовской.

Ага Ягинишна кокетливо улыбнулась и молвила:

— Сначала гостя дорогого в баньке попарить нужно, смыть с него пыль да грязь придорожную. Потом вдоволь попоить, накормить, да и спать уложить. А уж поутру, с головой ясной и помогать, советовать станем. Баюн! Иди гостя попарь, да как следует! А то баня без пара, что щи без навара! А в бане помылся — заново родился!

Кот как-то хищно улыбнулся и подозрительно ласково замурлыкал:

— Пойдём, Светозарушка! Уж я тебя попарю! Уж я тебя веничками дубовыми отхожу — век помнить будешь!

Богатырь неладное почувствовал, но на попятную не пошёл:

— А пойдём, Банька, в баньку! Спинку потрёшь да пятки поскребёшь. Да чтоб пар столбом, дым коромыслом!

И Светозар с котом ушли в баню.

Минут через десять на весь лес начали раздаваться мощные гулкие удары, как при молотьбе железными цепами по снопам овса, и богатырские крики:

— Давай, Банька! Поднажми! Что ж ты меня как девку нежную щекочешь? Хорошо! Ахххх!.. Ухххх!..

…Только под вечер в избу покачиваясь зашли богатырь с котом. Мокрый кот упал на ковёр, а красный как рак Светозар на лавку.

Богатырь лежал, наслаждаясь прохладным воздухом. Голова кружилась, всё тело горело так, как будто он в крапиве ночевал: «Вот же гад мохнатый! Чуть до смерти не забил! Думал, не сдюжу — сдамся! Еле сил хватило стерпеть молотьбу беспощадную в пекле неистовом!»

Кот лежал с высунутым языком, часто дышал, в ушах стоял гул и шум, а в глазах двоилось: «Вот же морда богатырская! Он что, весь из адаманта сделанный?! Все лапы об него отбил! Три дюжины веников дубовых об него измочалил! Три раза чуть в обморок не упал от жары лютой и усердия неуёмного!»

Ага Ягинишна тем временем сидела за столом и разглядывала Светозара: «Как же он на него похож! Такой родной и любимый! Русые волосы и окладистая борода. Прямой нос с горбинкой. Чуть суровые густые брови. Бездонные голубые глаза…» Перед ней на лавке лежал её Велиярушка — Велияр Суревич…

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 4,83 из 5)

Загрузка…