Наталия Нещерет

Страна: Кыргызстан

Я по специальности тренер-преподаватель по китайским боевым искусствам. По роду своей деятельности разработала и выпустила лично (и в соавторстве) ряд программных, методическим и творческих материалов по боевым искусствам. Являюсь руководителем проекта “Международный журнал по боевым искусствам “Мастер” (печатное, периодическое издание). Автор статей, публицистических эссе и малой прозы. Автор сценариев и режиссер оригинальных спектаклей Театра ушу “Лунный дождь” (Кыргызстан). Финалист конкурса OPEN EURASIA 2021, 2022 гг.

 

 

Country: Kyrgyzstan

I am a Chinese Martial Arts coach by profession. By the nature of my activity, I am developed and published personally (and in co-authorship) a number of program, methodological and creative materials on martial arts. I am the project manager of the International Martial Arts Magazine “Master” (periodical, printed edition). Author of articles, journalistic essays and short prose. Scriptwriter and director of original performances of the Wushu Theater “Moon Rain” (Kyrgyzstan). Finalist of the OPEN EURASIA 2021, 2022 competition.

Отрывок из литературной зарисовки “Одиннадцать счастливых зарисовок”

Преамбула

Счастье существует априори. Когда наше сердце внимательно, когда душа стремится к светлому, именно тогда заинтересованный взор непрестанно наталкивается на простые, замысловатые и самые неожиданные проявления счастья вокруг… И, если удается мимолетно зарисовать такой момент, это счастье.

И даже некоторая тавтология не умаляет этого счастливого ощущения.

 

Анна и Маленький ангел

            Анна жила ожиданием. В ее жизни все было хорошо: интересная работа, близкие друзья, душевность и спокойствие. Однако, непонятная грустинка застывала иногда в глазах Анны, будто заставляя вспомнить что-то трепетное, необъяснимо ускользающее. Что-то, что есть ключ к разгадке счастья. И Анна ждала.

            Маленький ангел знал, что мир есть огромное сверкающее счастье. Мир так здорово переливается счастливыми лучиками немыслимых оттенков. Неутомимые, задорные, они скачут по небу, по облакам, по людям, собакам и деревьям. Иногда лучики вдруг рассыпаются радужными брызгами граненых шариков. Искрящиеся шарики заполняют собой даже самые далекие и забытые уголки мира Маленького ангела.

Еще Маленький ангел точно знал свое ангельское дело – доносить счастье до людей. До тех, до кого, по какой-то загадочной, неизвестной Маленькому ангелу причине, еще не достали искры драгоценных, сияющих мечтами граней малышей-шариков.

Маленький ангел получил свое первое задание. Анна. Задание не из легких. Анна окружена счастьем. Но она спит. Ее сердце не проснулось. Крохотные счастливые молнии еще не пробились сквозь незримый заслон ее души. Дело Маленького ангела разбудить сердце Анны, не нарушив при этом хрупкую тайну тонкой паутинкой окутывающих Анну возможностей.

…Внезапный острый проблеск сквозь листву, на долю секунды ослепив Анну, застолбил ее прямо посреди дорожки старого сквера. Столкновение с заплечным мольбертом кудрявого парня в наушниках, с замысловатым, притягивающим внимание, оранжевым пятном краски на запястье, получилось практически киношным: листы с акварельными набросками нарочито замедленно взмыли, рассыпавшись в ранне-осеннем воздухе разлапистыми листами призрачного экзотического древа. Для ошеломленной Анны время застыло. Сколь бы ни был избит сюжет внезапного столкновения, для Анны оно стало открытием. Эскизы на скользящих листках словно засветились, сливаясь в живую картину новой действительности. Анна каждой микроточечкой своего застылого до сего момента существа ощутила натуральность, сочность и сладостность обещаний окружающего мира. Ожидание Анны закончилось. Началось счастье.

Маленький ангел нежно дохнул на идеальную поверхность узорного зеркальца. Солнечные зайчики – проверенное ангельское средство.

Маленький ангел навсегда запомнит Анну – свое первое счастливое дело.

 

Гроза

            Да что со мной такое? Я ли не опытный муравей? Не я ли – бесстрашный покоритель самых высоких и тонких стебельков? Разве это не я на сорванном ветром листке перемахнул на одном дыхании на другую сторону великого оврага? Пешком бы мне туда не дойти. А тут – один затянутый взмах – и ты на месте. А какая открылась красота, какая даль! Ходить – не перейти.  Я и представить не мог такого простора. Когда бесконечно протискиваешься сквозь траву и валежник, когда снова и снова тащишь выбранные веточки, когда найденная стрекоза цепляется за стебли и корешки так, как будто она еще не закончила свои порхания и не высохла на ветерке, а продолжает живо и настойчиво хвататься крылышками за острые почки тополя, засыпавшие тропинку. А когда я застрял с сухим листом под корягой! Мог ли я в те моменты представить мощь упоительного простора, на захватывающую благость которого меня вознесло на судьбоносном ивовом листе? Моя жизнь простого муравья в тот миг навсегда осталась в прошлом. Я стал муравьем, который узрел широту. Я стал другим. Я стал муравьем, у которого есть смысл.

Ну и что, что потом я отчаянно долго плутал, прежде чем вернуться домой. Что я дважды чуть не был раздавлен, что чудом избежал столкновения с огромным, но шустрым и на вид страшно кровожадным жуком.

То, что произошло со мной на ветру, превратило все обычные трудности моей жизни в искусно подобранный фон для главного. Это главное я почувствовал там, на скользящем по потокам прозрачности листке.

А что теперь? Неужели я, уже другой муравей, испугался грома, расколовшегося у меня над головой? Испугался ослепившего меня лезвия молнии? Разве я боюсь учащающихся капель, раскинувшихся в свободном падении, чтобы с размаху накрыть меня всем своим влажным существом?

Разве я, другой муравей, боюсь теперь этой грозы, несущей то ли неожиданный конец всему, то ли еще более неожидаемое обновление?

Нет. Теперь я – другой муравей. Теперь у меня единственный путь – навстречу грозе.

Путь – навстречу.

 

Вьюнок

            Он сидел и смотрел прямо перед собой. Постепенно рождалось чувство, что именно настоящее заполняет тягуче-застывшее пространство. Что именно настоящее набухло в голове и вытеснило любые намеки на другое – ненастоящее.

            Перед Его взором вьюнок незаметно, но безошибочно поднимался по створке ворот, цепляясь за малейший выступ как за последнюю в жизни возможность. Вот верхний усик достиг края ворот и, в пока еще слабом раздумье, вытянулся в ожидании.

            «Это и есть мое настоящее, – подумал Он. – А что, добротное такое «здесь и сейчас. Тут еще пара беззаботных пташек размеренно перекликается, завершая его полноту».

            А когда-то хотелось свершений, чистых подвигов. Чувствовалось неодолимое притяжение необъятного мира, распахивающего для горящего сердца возможности, наброски которых можно лишь мельком ухватить только во сне или в обрывках мимолетных мечтаний – ведь только так можно прикоснуться к необъятному.

            Сила, страсть, душевный порыв – они всегда стремятся к будущему. Их ощущение в настоящем именно тем и щемяще восторженно, что ощущаешь их здесь и сейчас, а пахнут они будущим, всё-включающим-в-себя будущим…

            Он сидел и смотрел на свое настоящее. Принимая его со всей его недвижностью и непостижимым будущим.

 

Дух Королевы

Королеву душил гнев. Какое немыслимое бездействие! Подвластная ей воинская братия застыла в немом ожидании Фигуры противника вытянулись наготове, занимая свои пока трудно оценимые позиции. Сама Королева расположилась в угрожающей близости к противнику на клетке ее законного белого цвета.

            Столько скрытых возможностей, замысловатых интриг и обязательного триумфа сулит нынешняя партия! А она, белая шахматная Королева, вынуждена беспомощно созерцать вопиющую неподвижность зависшей перед неотвратимым разрешением ситуации.

            Эта несомненно, блестящая шахматная партия, будучи не оконченной, рискует так и не стать образцом утонченной логики и шахматного изящества.

            Королеву душили ярость и бессилие. Как несправедливо, что она не принимает решения, а обречена лишь безропотно исполнять их. Почему право повелевать шахматными судьбами принадлежит Игроку? Королеву теснил запал стремительной и подавляющей силы.

Воспоминания о былых непохожих друг на друга победах – скорых и затяжных, виртуозных и неожиданных, только подстегивали раздражение Королевы. Королеву возмущало, что Игрок считает себя ее повелителем. Что Игрок бесцеремонно распоряжается действиями ее подданных фигур. Не исключено, что он ощущает себя зачинателем их шахматной действительности! Верх самонадеянности и заблуждения!..

            Белая шахматная Королева вместе с другими фигурами в задумчивости стояла на прохладной каменной доске, расчерченной магическими клетками. Открытая терраса, летний приют размеренных чаепитий и захватывающих шахматных баталий, стала заполняться бархатным предвечерним светом. Нисходящее умиротворение впитывало колючие иглы гнева Королевы, растворяя их в растекающейся тишине. Теплые блики полированной резьбы недвижных шахматных фигур оживляли безмолвие надвигающегося вечера.

            Внезапно сорвавшийся с соседней крыши еще нагретый дневным солнцем ветер тяжелой волной обрушился на невесомое облако роскошных пионов в вазе на столике. Томные цветы, словно, наконец, дождавшись повеления свыше, отпустили на волю свои лепестки. Густым нежнейшим шелком лепестки королевских пионов заскользили по вязкому закатному свечению, медленно опадая на шахматную доску, заполняя собой несостоявшиеся угрозы и нападения.

            В легком сиянии гаснущих солнечных лучей, точеная фигура Королевы, увенчанная дарующей свободу короной, торжественно возвышалась над устланным божественными лепестками шахматным полем.

 

Второе дыхание

            Как тяжело. Ноги налились расплавленным оловом. Плечи зажались, не отпуская руки в легкость, задавливая вдох в груди. Дыхание сбилось. Шаги превращаются в бег только благодаря надрывному усилию воли. Только воля позволяет с трудом поддерживать темп.

            Зачем? И правда, зачем этот бессмысленный набор движений, методично складывающийся в бессчетные беговые циклы, так напоминающие безликие дни, недели бесцельной жизни?

            Зачем этот тянущийся многолетний бег? Трусца по зимнему парку. Изматывающие кроссы среди полей и просек. Натужный, больше похожий на мелкое перешагивание, бег в совсем не пологую гору. Надрыв в темпе, умирание в ускорениях, отчаянных рывках. Зачем?

            Опять сбилось дыхание. Спокойно. Не сдаюсь. Руки берут часть тяжести на себя, цепляя каждый беговой шаг, подхватывая движение вперед.

            Толчок, грузный полет, затянутое приземление. Снова толчок, полет, приземление. Еще усилие, еще не сдаваться…

Наконец-то. Грань пройдена. Второе дыхание. Долгожданное. Перерождающее. Привычные действия, слившись в синергичный друг другу ритм, перестали распадаться на бестолковые отдельности. Теперь это не бег, не передвижение. Теперь это скольжение. Единое, благодатное скольжение.

            Дыхания не слышно. Тело проснулось естественной разумностью, вовлекая отрывочные мысли в совместный умиротворяющий челночный ход.

            Телесная тягота и неподчиняемость утонули в отброшенных слабостях и привязанностях, в потерянном смятении чувств.

            Оживляющее слияние с окружающей силой. Спасительная свобода и новые возможности.

            Не сдался. Не пропустил свой поворот.

Заслуженное второе дыхание снова распахнуло для неспокойного сердца необъятный горизонт.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…