Мурат Телибеков

Страна : Казахстан

Издал в Казахстане три поэтических сборника “Структура боли”, “Город для сумасшедших”, “Ветер с улицы”, а также книгу документальной прозы “Путешествие в Иран”. Тираж книги “Ветер с улицы” был уничтожен цензурой и стал причиной преследований. Являюсь автором пьесы “Абай-4”, которая запрещена для постановки в Казахстане. В течение 40 лет занимаюсь журналистикой, литературной работой и общественной деятельностью. Защитил диссертацию в Ленинградском горном институте диссертацию по вопросам экологии. Долгие годы работал в газетах, на радио и телевидении. Принимал активное участие в политической жизни страны. Выдвигал свою кандидатуру на пост Президента. Преподавал в крупнейших университетах Казахстана. Создал несколько документальных фильмов об общественно-политических процессах в Индии, Малайзии и Турции. Основал Союз мусульман Казахстана и Мусульманский комитет по правам человека в Центральной Азии. Имею большое количество публикаций по вопросам культуры, политики, религии и образования.


Country : Kazakhstan

Отрывок из публицистики“Современный Иран и феномен шиизма”

 

Политические страсти вокруг Ирана накаляются. Своеобразие внешней политики Ирана невозможно понять вне исторического контекста. Именно там, в глубине культурных традиций и особенностях религиозного мировоззрения можно найти ответы на многие волнующие вопросы.

 

 

Об архитектуре, времени и гардеробе

 

Тегеран  город странный.  Он одновременно  современный и провинциальный. Его можно условно разделить на южную и северную часть. Север более респектабельный, он ближе к горам, здесь чище воздух, красивей здания. Протяженность города, примерно, 100 километров. Разбросанный на огромной площади, он производит   противоречивое впечатление. Такое ощущение, что город построен только вчера, и в страшной спешке. Тегеран похож на взъерошенного кота.  Он суетлив, озабочен, устремлен во все стороны одновременно, и  никак не может собраться с мыслями. Движения его хаотичны, спонтанны. На него все смотрят и надеются.  Ведь  это столица страны, а статус главного города обязывают.  Тегеран вдохновлен и растерян. Кажется, еще немного и он запутается окончательно, но никому не признается, и движение не останавливает. Он честолюбив и самоуверен. И это все отражается в архитектуре города. Красивые небоскребы перемежаются унылыми многоэтажками. Уютные  скверы и парки неожиданно  обрываются пустошью,  за которой, кажется, заканчивается жизнь.

 

Архитектура современного Ирана тема особая. Самые яркие и выразительные здания в стране отнюдь не правительственные особняки, ни Дворец Президента, не парламент и даже не театры. Самые выдающиеся здания в стране – это мечети. По замыслу иранцев ничто не должно затмевать их величественную красоту. Это приоритеты нации, ее главные ориентиры и ценности. На этом они воспитывают своих детей. Дух Исламской революции сохранился в стране.  Мы посетили  иранский парламент, и я был поражен скромностью интерьера. Нет, это не признак бедности. Это философия власти, которая твердо продолжает традиции Хомейни. Здесь в Иране она не символизирует роскошь и богатство, а у чиновников не возникает убежденности в принадлежности к избранному обществу. В них нет высокомерия, презрительного отношения к народу.  Другая страна, совсем иной тип демократии. В чем-то она уступает западной, но в чем-то ее превосходит.

 

Иран недоверчиво тянется к Европе.  Географически он ближе к ней, чем арабский мир. Их отделяет только Турция. И это сказывается во всем: в характере и внешнем облике. Ислама у иранцев больше, чем у турков, а демократизма больше, чем у арабов.  Если Турция  полностью облачилась в европейские одежды, арабский мир отказался от нее  совсем, то  Иран застрял где-то между ними. Облик современного иранца парадоксален.  Если  вы увидите мужчину с щетиной, в европейском костюме и без галстука,  можно на 90 процентов быть уверенным – это иранец.  Причем возникает ощущение незавершенности. Европейский костюм непременно предполагает  галстук, это как бы единый  ансамбль. Мужчина без галстука – это неофициальная  атмосфера,   демократизм через край. А теперь прибавьте к этому строгий взгляд,  сдержанность движений, изредка четки в руках. И получается откровенно  евразийский вариант с преобладанием восточного колорита. Такие мелочи, как гардероб, говорят о многом. Иран категорически против  мужских галстуков. На этот счет существует несколько  объяснений,  и основаны они на религиозных предубеждениях. Одна из  версий заключается в следующем: Галстук у мусульман ассоциирует с петлей виселицы. Надевая галстук, человек дескать предрекает  себе скорую гибель. Вторая версия: Надевая галстук, мужчина уподобляется христианскому кресту. Если при этом развести руки, аналогия становится  более чем очевидной. Поэтому, если иранским мужчинам приходится  надевать галстук,  они стараются не разводить руки. А если  без этого никак не обойтись,  делается это не очень долго, и  вдали от чужих глаз.

 

В Тегеране, впрочем, как и в целом по стране, надо быть очень осмотрительным в плане личного гардероба. Женщины обязательно должны быть   в платках и длинных платьях. Если она надумает надеть брюки, то  поверх обязательно  должна быть накидка, скрывающая нижнюю часть спины.  Мужчины более свободны, хотя шорты запрещены. Мой переводчик – таджикский студент Идриси учится в Тегеранском университете.  Когда я спросил его можно ли по утрам делать пробежки в спортивных трусах,  он испуганно посмотрел на меня. 

 – Что вы?! Ни в коем случае! Вас  примут за сумасшедшего и арестуют! 

Но однажды во время прогулки мы увидели иранца, который возле дома   мыл  автомобиль. И, представьте себе, он был в шортах!  На обозрение целого квартала мужик демонстративно выставил настоящие иранские ноги!  

–   А почему мне нельзя?! – возмутился я.  

–  Потому что он рядом с домом –  невозмутимо ответил  Идриси.  

–  Но почему?! 

–  Если вдруг проявится полиция, он сразу забежит домой.

– Но ведь столько людей видели! Они  могут рассказать.

– Иранцы друг на друга не стучат! – сурово ответил мой спутник.    

Непонятная страна, подумал я. И самое ужасное, что в случае задержания вас могут не только оштрафовать, но и на законных основаниях побить палками. Я поинтересовался у Идриси, как выглядит эта экзекуция, но ничего путного не  услышал. Оказывается такие происшествия в Иране большая редкость.  Почти четыре года учится Идриси в Тегеране, но никто из его знакомых подобного опыта не имеет.  И все же интересно, как это происходит. Палки для наказания деревянные или пластмассовые? Наверное, параметры их заранее оговаривают.  Ведь ненароком можно нанести увечье.  Вопросов было очень много. Можно ли наказуемому принести свою собственную палку? И по какой части тела будут бить? Присутствует ли врач, и как ведут себя палачи? Они  ругаются или читают заклинания? С какой частотой наносят удары?  Можно ли,  часть ударов перенести на другое время? Бьют по обнаженному телу или разрешают  одеть одежду?  Если да, то какую?  Можно набросить плотную куртку или накрыться ватным одеялом? Мои вопросы  ставили  иранцев в тупик и вызывали крайнее раздражение.

 

В Иране происходит странное смещение времени.  Здесь не только приходится переводить стрелки часов, меняются даже дни недели. К примеру, выходные дни приходятся  на четверг и пятницу. Воскресенье и суббота – обычные рабочие будни. Кроме того, здесь не принят григорианский календарь. Игнорируется и лунный мусульманский. Если в Европе сейчас 2006 год, в мусульманском мире по хиджре – 1421 год,  то в Иране  по персидскому календарю 1241 год. Вот так-то! Я уже не говорю о названиях месяцев.  Сплошная путница! Календарь принят одним из иранских шахов. Говорят, что именно с этого дня начинается празднование праздника Навруз. Иран во всем пытается быть самим собой. Даже в мусульманском мире он подчеркнуто стоит особняком. Отношения  Ирана с мусульманским миром это драматическая, запутанная  история,  в которой непосвященному человеку многое кажется странным и непонятным. Во-первых, Иран это мусульманская страна, которая официально придерживается шиитской ветви Ислама. Следовательно, для того,  чтобы понять перипетии внешней и внутренней политики Ирана, надо понять, что представляет собой шиизм.

 

Возникновение шиизма

 

Для многих людей пугающее слово  «шиит» по содержанию довольно безобидное. В переводе на русский язык оно означает «последователь». Отличие между суннитами и шиитами заключается в том, что шииты кроме Пророка поклоняются его  двоюродному брату Али, считая его прямым наследником Мухаммада.  Сунниты с этим не согласны. А началось все после смерти Пророка. Один из главных вопросов, возникший после кончины Мухаммада, заключался в том,  кто  возглавит  мусульманскую умму. Одни считали, что страну должен возглавить Абу Бакр, который был не только сподвижником Мухаммада, но и приходился ему близким родственником.  Дочь  Абу Бакра по имени Аиша стала последней и самой любимой женой Пророка. 

Не все были согласны с таким выбором. Группа мусульман, которые позднее стали называть себя «шиитами», их было меньшинство, настаивала на кандидатуре Али. Они ссылались на то, что еще при жизни Пророк объявил во всеуслышание: «Первый, кто примет  Ислам, станет  моим приемником». Али и в самом деле был первым, в этом  сунниты и шииты  единодушны. Но вот в том, что Мухаммад говорил такие слова, сунниты сомневаются.  Они утверждают, что ничего подобного не было, и все это выдумки  шиитов.  Отсюда и пошел весь сыр-бор. Логика возмущенных шиитов  заключалась в следующем: Воля Пророка – это воля Аллаха.  Отказывая Али в наследовании власти, мусульмане искажают путь, предначертанный Всевышним. Вопрос этот представляется чрезвычайно важным, потому что именно здесь кроется ключ к пониманию исламской демократии. В Коране о наследовании власти ничего не сказано. Пророк Мухаммад, покидая этот мир,  не оставил на этот счет  никаких рекомендаций. «Я завещаю Коран и сунну» – сказал он, обращаясь к народу, и эти слова были последними. Как избирать правителей?  По какому принципу управлять страной?  Эти вопросы остались без ответов. Впоследствии они стали причиной  бесконечных споров и кровопролитных войн в мусульманском мире. Невольно возникает вопрос: Почему Божественное откровение обошло молчанием  столь важные вопросы? Возможно, эту недосказанность следует понимать как допустимость великого  многообразия форм государственного правления. Коран не регламентирует жизнь общества вплоть до мелочей. Такая задача перед ним не стояла. Если в Священной книге  формулируются отдельные правила человеческой жизни,  то отсюда следует вывод, что они являются жизненно важным и не подлежит никакому сомнению. Все остальное оставлено на усмотрение людей. 

 

Начало раздора

 

На первых выборах мусульманское большинство взяло верх. Абу Бакр стал халифом, и сунниты начинают потихоньку теснить шиитов. Кстати, что собой представлял лидер шиитов?  Его полное имя Али бен Абу Талиб. Он приходится  двоюродным братом  Пророку Мухаммаду  по линии отца. В его доме жил и воспитывался Порок после того, как остался сиротой. Али  на 30 лет моложе Мухаммада. Позднее  он переселился в семью Пророка. Достигнув совершеннолетия, Али женится на  дочери Мухаммада. По отзывам современников, это была  выдающаяся личность. Отважный воин и блестящий оратор он был беззаветно предан исламу.

После того, как наследником Пророка стал Абу Бакр, сторонники Али пришли в негодование, но вскоре успокоились. В дальнейшем они работают бок о бок с оппонентами, но противоречия остаются, и временами  переходят в острую конфронтацию.  

Вторым халифом стал Омар. Стремясь избежать распрей в мусульманской общине, Абу Бакр еще при жизни назначил его своим приемником. В истории  мусульманского государства Абу Бакр и Омар считаются наиболее выдающимися правителями. Во времена их правления халифат достиг могущества. Его владения  простирались на западе до Испании и на востоке до Индии. Между тем, достигнув апогея, империя начинает медленно клониться к закату.  Во дворцах плетут интриги, духовенство погрязло в роскоши и разврате, демократизм и умеренность предаются забвению.  Вскоре в результате заговора погибает Омар.

Третьего халифа избирает  группа из шести человек, своеобразный «верховный совет», созданный Омаром еще при жизни.  Новым  правителем халифата  становится Осман. Однако смута в обществе нарастет. На смену терпимости и милосердию приходят  тирания и деспотизм. Народ недоволен тем, что Осман повсюду насадил своих родственников, а те не помышляют ни о чем, кроме личного обогащения. В конце концов, в стране вспыхнул бунт. 17 июня 656 года, после нескольких дней блокады дворца,  группа бунтовщиков, возглавляемая  сыном халифа Абу Бакра, ворвалась в покои халифа и зарубила Усмана. 

После казни Усмана встал вопрос о новом халифе. По предложению египтян, к которым присоединились жители Куфы и Басры, этот титул был вручен Али.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…