Михаил Сергеев

Страна : США

Сергеев Михаил Юрьевич (род. 1960) – доктор философии по специальности “философия религии” (1997, Темпльский университет, Филадельфия, США); историк религии, философ, литератор. Основные темы исследований: религия и искусство, философия бахаи, русская мысль. Печатался и выступал с докладами в Соединенных Штатах, Канаде, Голландии, Польше, Чехии, Греции, Словакии, Японии и России. Научный редактор книжной серии «Современная русская философия», в голландском издательстве Брилл (2016 – 2019); автор и составитель двенадцати книг, в том числе монографии Theory of Religious Cycles: Tradition, Modernity and the Bahá’í Faith (Brill, 2015). Преподает историю религии, философии и современного искусства в Университете искусств в Филадельфии, США, а также работает заведующим кафедрой религии, философии и теологии в Уилмет институте (The Wilmette Institute, https://wilmetteinstitute.org/).


Country :  USA

Mikhail Sergeev was born and raised in Moscow, Russia, where he received his bachelor’s degree in international journalism from Moscow State Institute of International Relations (University) in 1982. In 1990 he moved to the United States to pursue his doctoral studies. In 1993 he received his master’s degree in religious studies and in 1997 his doctorate in philosophy of religion from Temple University, Philadelphia. Sergeev works as an adjunct professor of religion and philosophy at the University of the Arts in Philadelphia, where he received The President’s Distinguished Teaching Award (2010). In addition, he co-chairs and serves on the faculty of the Department of Religion, Philosophy, and Theology at the Wilmette Institute as well as on the faculty of Temple University in Philadelphia. The author of more than two hundred scholarly, journalistic, and creative works, Sergeev published and presented them in Canada, Europe—the Czech Republic, Greece, the Netherlands, and Poland—Russia, and the United States. Some of his articles were translated into Polish, and his books were reviewed in Germany, Japan, Poland, Russia, Slovakia, and the United States. He has authored and edited twelve books, including the monograph, Theory of Religious Cycles: Tradition, Modernity, and the Bahá’í Faith, (Brill, 2015) and his latest, Russia Abroad: The Anthology of Contemporary Philosophical Thought (M-Graphics, 2019). In 2017 at the International Festival “Visit to Muses,” in Greece, he was awarded the Nodar Dzhin Literary Prize for the best work in philosophy: Grand Prix in the category “journalism/scholarship.”


Отрывок из документальной киноповести “История московского музыкально-драматического театра «Арлекин» “

Памяти С. А. Мелконяна 

«От жажды умираю над ручьем, Смеюсь сквозь слезы и тружусь играя, Куда бы ни пошел, везде мой дом, Чужбина мне – страна моя родная. 

Глухой меня услышит и поймет. И для меня полыни горше мед. 

Но как понять, где правда, где причуда? Из рая я уйду, в аду побуду. Отчаянье мне веру придает. Я всеми принят, изгнан отовсюду». 

Франса Вийон

Пролог – анонс 

В 2022-м году исполнится пятьдесят лет cо времени создания московского 

музыкально-драматического театра-студии «Арлекин». «Арлекин» был одним из 

пионеров театрально-студийного движения в Советском Союзе в те годы, когда запрет на 

свободу художественного творчества довлел над всеми без исключения сферами культуры и искусства, включая и театральные подмостки. Государственная цензура не ведала пощады ни в литературе, ни в живописи, ни в музыке, но особенно тяжело тяготела она над киностудиями и театральными труппами. Театр и кино – искусства коллективные и добиться хоть проблеска независимости здесь было значительно труднее, чем писателям, которые могли тиражировать свои произведения в самиздате, или бардам, любительские записи которых расходились на магнитофонных лентах. 

Первый в Советском Союзе независимый студийный театр был основан в 1963-м 

году российским театральным режиссером и создателем «полифонической драмы» 

Геннадием Ивановичем Юденичем (1936–2020). Носивший название «Скоморох», театр- 

студия Юденича приобрел впоследствии государственный статус, а в 1984-м году на его 

базе был создан действующий и поныне Театр полифонической драмы. 

В семидесятых годах в Москве открылись уже не одна, а несколько молодежных 

андеграундных театров. В 1971-м Сергей Кургинян (род. 1949) создает студенческую драматическую студию, которая позднее станет московским театром-студией «На досках». В 1986-м году театр получит статус государственного и примет участие в эксперименте «Театр-студия на коллективном подряде». 

В 1973-м году студент режиссерского факультета ГИТИСа Гедрюс Мацкявичюс 

(1945–2008) возглавит самодеятельную студию пантомимы при Доме культуры Института атомной энергии им. И. В. Курчатова, на основе которой позже будет основан 

Московский театр пластической драмы, просуществовавший шестнадцать лет. А в 1974-м 

выпускница режиссерского факультета Московского института культуры Людмила 

Рошкован откроет московскую драматическую театр-студию «Человек», художественным руководителем которой останется на долгие годы. 

В это же время, а точнее в 1972-м году, еще один выпускник режиссерского 

факультета МГИКа Сергей Мелконян (1947–2018) совместно с сокурсником Аркадием 

Куприяновым создает молодежный театр-студию «Импульс», организованную из артистов Щелковского народного ТЮЗа и студентов творческих вузов столицы. За последующие несколько лет студия меняет несколько названий, выпускает ряд ярких спектаклей и в 1979-м году получает профессиональный статус музыкально- драматического ансамбля «Арлекин», работающего в системе Росконцерта. 

Начиная с первых спектаклей – таких, как «Иван и Джулия» по повести Василя Быкова «Альпийская баллада» или «Шут на троне» по пьесе Рудольфа Лотара «Король– Арлекин» – театр-студия прочно связывает свою эстетическую программу с традицией русского театрального авангарда начала двадцатого века, прославленного именами Всеволода Мейерхольда и Евгения Вахтангова. Как подчеркивал основатель и постоянный руководитель театра-студии «Арлекин» Сергей Андреевич Мелконян, для того, чтобы сыграть роль в наших постановках, нужно «не войти в образ по системе Станиславского, а надеть маску. Театр переживания и театр представления – это две разные школы. 

Необходимого нам уровня профессиональной подготовки актеров мы добиваемся на принципах и на базе элементов импровизационного театра представления – комедии дель арте». 

К середине восьмидесятых годов в репертуарной афише «Арлекина» насчитывалось несколько фирменных музыкально-драматических спектаклей, которые пользовались неизменным успехом у зрителей. Наряду с «Шутом на троне», это были рок- баллада по драматической поэме Павла Антокольского «Франсуа Вийон», комедия-фарс «Взятки или благодарность» по пьесе Александра Островского «Доходное место» и спектакль-притча, состоящий из двух одноактных пьес Уильяма Сарояна «Эй, кто- нибудь!» и «Голодные». Однако, собственного помещения театр не имел и вел полуподпольное существование из-за непрекращающегося давления и преследований со стороны властей. Наконец, на заре перестройки, в 1986-м году, Сергею Андреевичу Мелконяну удалось официально открыть театр-студию «Арлекин» в подмосковном Волоколамске, а в начале следующего года на работу в этот театр попал и автор этих строк. 

Начав трудиться на театральной ниве, я с удивлением обнаружил, что нахожусь в окружении людей, которые оказались более созвучными мне духовно, нежели большинство моих прежних коллег, приятелей и знакомых. И совсем уж наповал сражен был я самим Мелконяном, который руководил этой, созданной им, театральной коммуной. 

Сергей Андреевич вел себя так, как будто и не жил в Советском Союзе. На партийные установления он плевал, на гэбуху – в народе прозванную «Галиной Борисовной» – клал с прибором. Взяток не давал, на компромиссы не шел. Основав в атеистическом СССР в семидесятые годы свой, по существу антисоветский, антикоммунистический театр-студию, он ставил и выносил на суд зрителей спектакли, в которых главные герои откровенно издевались над властью и возносились в небо, распятые на кресте,на троне» – одном из коронных представлений «Арлекина», давшем название самому театру, – актеры исполняли зонг на стихи Марка Ефимова, в котором были такие характерные строки: 

Своей свободой дорожи, рабом успеешь стать, 

Чтоб среди подлости и лжи ты правду мог сказать. 

Пускай попробует судьба в тиски тебя зажать – 

Своей свободой дорожи, рабом успеешь стать! 

В этом куплете, как в капле воды, отражены были кредо и девиз театра и его артистов, 

целиком отдававших себя свободному, неформальному, авангардистскому искусству, в духе итальянской комедии дель арте. 

Как вспоминает один их студийцев, а позже актеров театра, Александр Нижинский, «в то время «Арлекин», конечно же, был явлением союзного масштаба и сильно отличался от других театральных коллективов своей эстетикой. Второго такого театра в СССР не существовало. Я, правда, по всему Союзу не колесил, но могу сказать по ощущению – ничего подобного я не видел». А вот похожее свидетельство его однокурсника Олега Бакланова, который после ухода из «Арлекина» работал в канадском Цирке Дю Солей: 

«Это был уникальный театр – необычный, развлекающий, жанрово многогранный. 

Спектакли Мелконяна привлекали зрителей, не давали им скучать. Стопроцентный качественный продукт, который можно продать, где угодно и когда угодно». 

В девяностые годы Сергей Андреевич увлекся идеей переезда в Америку и 

создания русского театра в Лос-Анджелесе. Проект «русского Голливуда» не удался – 

театр распадался, Мелконян возрождал его в Москве как птицу феникс и делал очередную попытку, которая снова проваливалась. Не отказался Сергей Андреевич от своего утопического плана и в нулевые, когда «Арлекин» фактически превратился из театра в учебное заведение, а точнее в Высшую театральную школу или Академию драмы Сергея Мелконяна (Serguei Melkonian Drama Academy), которую он зарегистрировал в 

американском штате Калифорния. Студийцам выдавали дипломы об окончании учебы в Голливуде, но к появлению новых постановок – в Америке ли, в России – это не приводило. За двадцать пять лет своей постсоветской педагогической деятельности Мелконян создал всего два коротких спектакля по пьесам С. Беккета – «Театр 2» и «Звук шагов». И все же, даже прежние его работы, восстановлением которых занимались вновь набираемые студийцы, собирали полные залы в те редкие дни, когда их показывали на зрителя. Как рассказывает популярная артистка театра и кино Наталья Тищенко, учившаяся в студии Мелконяна в 1999-2000-х годах, «лично меня «Арлекин» удивил своей неординарностью. Это было совершенно не похоже на то, что я видела до этого. Я сравнила бы «Арлекин» с театром на Таганке. Почему? Потому что даже классические вещи, которые всем известны со школы, звучали там совсем по-другому. И речь шла не о том, что давайте-ка мы сделаем Шекспира, только все будут голые. Или – давайте-ка эти будут геями, а те – лесбиянками. Нет, пьесы в «Арлекине» не переиначивали, не извращали – просто брали своей игрой, своим видом, взглядом. Это были очень яркие спектакли, в которых хотелось участвовать». 

В предлагаемой читателю документальной повести, о создании и истории этого удивительного театра-студии рассказывают его участники и очевидцы описываемых событий. Это – народный артист СССР Александр Пятков, заслуженный артист Российской Федерации Эдуард Григорян, журналист Али Геналиев, бизнесмен Марк Ефимов, адвокат Александр Нижинский, писатель Николай Костромитин, режиссер Владимир Власенко, актеры Олег Казанин, Владимир Ашмарин, Олег Бакланов и Александр Лебедев, актрисы Лариса Кузнецова, Наталья Тищенко, Елена Красильникова, Гюльнара Нижинская и Виктория Коптелова. Всем этим людям, а также заслуженному артисту Российской Федерации Олегу Черкасу, который брал у них видео интервью, я выражаю глубокую признательность и благодарность за помощь в моей работе. 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка...