Люче (Luche)

Страна : Израиль 

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - Luche-1-712x1024.jpg

Людмила Чеботарёва (Люче) Поэт, прозаик, переводчик с английского, испанского и иврита. Автор и исполнитель песен. Родилась в Воронеже. Закончила с отличием факультет романо-германской филологии Воронежского государственного университета по специальности «английский язык и литература». Жила в России, Украине и Белоруссии. С 1993 года живёт в Израиле, в городе Нацрат Иллит.


Country : Israel 

Ludmilla Chebotarev (Luche) Poet, novelist, translator from English, Spanish and Hebrew, songwriter and performer. Born in Voronezh, Russia. Graduated with honors from the Faculty of Romanic and Germanic Philology of the Voronezh State University with a degree in English language and literature. Lived in Russia, Ukraine and Belarus. Since 1993 — living in Israel, in the city of Nazareth Illit and teaching English in primary, junior-high and high school (retired in 2013). The author of 8 poetry collections and more than 20 books for children and teenagers. Winner, laureate, finalist, organizer and jury member of many literary contests. Founder and President of the International Festival of Russian Poetry and Culture in Israel “David’s Harp”.


Мой яблоневый сад (диптих)

***

Мой добрый сад,

мне щедрых дай плодов,

чтоб оправдать надежды ожиданья.
Пусть в самом плодоносном из садов
исполнится заветное желанье,

которое с падением звезды
я тайно загадала на рассвете.

…Весною снятся яблоням плоды —
пока что не родившиеся дети.

***

Я — яблоня.
Я чувствую, как зреет
внутри меня сладчайший в мире плод.
И мир воспринимается острее
с того мгновенья, как во мне живёт
моё зерно,

надежда,
продолженье
и утешенье
в мой последний час.
Как трогательно каждое движенье,

лишь мною ощутимое сейчас!

Набухли почки в ожиданье листьев.
В душе светло запели соловьи…
Я — яблоня,

и от меня зависит,
какими будут яблоки мои.

Из книги «Чертополох»

Старая фотография

Фотографом обещанная птичка
Из детства всё никак не долетит.
На фото — я, девчонка-невеличка,
И у меня слегка надутый вид.

Фотограф мне рассказывал про птицу,
И я ждала, дыханье затаив.
Но вот уже, готовая скатиться,
Дрожит слеза. И уничтожен миф.

Поник порхавший бабочкою бантик,
Мгновенно потеряв свою красу.
Ах, объяснять не надо, перестаньте!
Я знаю: птички — в поле и в лесу.

Им тесно в рамке фотоаппарата,
Они привыкли к высоте небес.
И я порой персоною non grata
Вдруг чувствую себя в стране чудес.

Но и сегодня жду, как в детстве, чуда.
И чудеса случаются — во сне…
А птички — нет, и никогда не будет,
Её напрасно обещали мне.

Лежит воротничок матроски косо,
И галстук отклонился от прямой.
Устали быть причёсанными косы,
И я устала. Я хочу домой!

А где тот дом? И где родные лица?
Но — стоит на мгновение заснуть —
Ко мне из детства вылетают птицы…
Надеюсь, долетят когда-нибудь.

Чертополох

         Nemo me impune lacessit

А может, это вовсе и неплохо,
Что, пережив сто жизней и смертей,
На поле я взойду чертополохом
И буду там распугивать чертей,

Чтоб не приблизилась лихая сила,
Бежала от тебя, как от огня.
Я ничего у Бога не просила,
Но вот прошу — чтоб ты любил меня,

Такой, как есть: то сдержанной и чинной,
То ветреной и горячащей плоть,
А иногда — сердитой беспричинно
И потому готовой уколоть.

…Раскрасят небо яркие сполохи,
Короткую рассеивая ночь.
Задев случайно лист чертополоха,
Ты тотчас же отдёрнешь руку прочь,

Того не зная, что провидец-случай
Тебя нарочно вывел за порог,
Что это я взошла звездой колючей
На перекрёстке всех твоих дорог.

Thistle

         No one attacks me with impunity

Well, maybe this is not so bad to know

That after death I’ll be anew reborn,

And as a thistle in the fields I’ll grow

To make all imps and hags twitch on my thorn.

Let evil forces keep from you at distance!

I’ve not implored for mercy from above,

But in the last and most decisive instance

I’m supplicating now for your love.

Oh, love me, both decorous and flighty,

Sometimes too flirty, and sometimes sedate.

I’m pleading now with my God Almighty

To fix for us the meeting point and date.

One day you’ll hear an inviting whistle

And leave your sweet and cozy home at night,

But being caught by prickles of the thistle

You’ll whisper, “Damn it!” vanishing from sight,

Not knowing of a foreseen occasion

That’s radiating its alluring rays,

And that there is my thorny stars’ invasion

Of all your roads and paths in all your ways.

Из книги «Глупая колыбельная»

Глупая колыбельная

По гордой лире Альбиона…

                       А.С. Пушкин

По гордой лире Альбиона,                                   
По семиструнью,
Ты узнаёшь свою мадонну
В цветах июня?

В траве алеет земляника
На взлёте лета.
Я не Лилит, не Эвридика
И не Джульетта.

На волнах с пеною лилейной —

Не Лорелея,

Но старой глупой колыбельной

Тебя лелею.

В ночи унылой и безлюдной,

На кромке мира,

Я стану звонкой лунной лютней

И вечной лирой.

Лечу слепою Иолантой

Средь звёзд колючих,

Не Люси в небе с бриллиантом,

А с песней — Люче.

A Silly Lullaby

By means of Albion’s proud lyre,

Its divine tune,

Thou knowest thy Lady of Desire

In flowers of June.

I’ll stay in strawberry fields forever

For thee to wait.

I’m neither Juliet, nor Godiva

But I’m thy fate.

On waves with foam white as a lily

I am not Loreley.

My lullaby is plain and silly,

But it’s for thee.

At loveless night without fire —

Sad, lonely, mute —

I shall become thy solemn lyre,

Thy moonlit lute.

Thou hearest no desperate moans,

They sounden wrong.

I am not Lucy in the sky with diamonds,

I’m Luche’s song.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (29 оценок, среднее: 4,17 из 5)

Загрузка...