Людмила Ларкина

Страна: Австалия

Первые стихи были опубликованы в возрасте девяти в газете «Светлый путь» Игринского района, Удмуртской республики. После окончания филологического факультета Удмуртского Государственного Университета (УдГУ) работала младшим научным сотрудником научно-просветительского отдела, а затем старшим научным сотрудником этнографического отдела в Удмуртском Республиканском краеведческом музее (ныне им. Кузебая Герда). После окончания курсов Министерства Культуры РСФСР и Московских курсов руководителей учреждений культуры работала заведующей музея им. Гайдара в Ижевске, старшим научным сотрудником и главным хранителем Кимрского Краеведческого музея, филиала Тверского Историко-архитектурного и литературного музея. Более 20 лет проживаю в Австралии. В 2009 году в штате Квинсленд создала журнал «Австралийская лампада»-летопись русских в Австралии и литературно-музыкальный салон «Лампада». Имея опыт монографических исследований, научных экспедиций в российских музеях, в Австралии занялась исследованием истории русской эмиграции, участвовала в создании первого русского музея в Сиднее. Я явлюсь членом Русского Географического Общества Приморского отделения, членом Союза Писателей России, членом Международной Гильдии Писателей, членом Ассоциации Австралийских Авторов. Написано более 300 статей о русских эмигрантах в Австралии, являюсь автором 18 книг, соавтором более 30 коллективных, литературных сборников, автором слов более 50-ти романсов и песен, победителем международных литературных конкурсов таких, как: «Золотая строфа России», «Святая Русь», «Великий странник молодым», «Не склонить Россию на колени», «Русь стояла, и стоять будет», «Каблуковская радуга», конкурс имени Бешенковской, конкурс «Русский стиль», «Заслуженный строитель планеты «Рать», конкурс «Спаси и сохрани» имени Иммануила де Ришелье, «Премия имени Матвеевых» международного конкурса «Русское зарубежье», номинант национальной литературной премии «Наследие», учреждённой Российским Императорским Домом Романовых. Кроме исследовательской, писательской, журналисткой деятельности, являюсь председателем и ведущей радио «Русский час» в штате Квинсленд. Главное мое кредо: «На все смотреть позитивно, не унывать, чтобы не случилось и из каждого минуса делать пять плюсов».

 

Country: Australia

The first poems were published at the age of nine in the newspaper “Light road” of the Igrinsky district, the Udmurt Republic. After graduating from the philological faculty of the Udmurt State University (UdGU), I worked as a junior researcher in the scientific and educational department, and then as a senior researcher in the ethnographic department at the Udmurt Republican Museum of Local Lore (now named after Kuzebay Gerd). After graduating from the courses of the Ministry of Culture of the RSFSR and the Moscow Courses for the Heads of Cultural Institutions, I worked as the head of the Museum. Gaidar in Izhevsk, senior researcher and chief curator of the Kimry Museum of Local Lore, a branch of the Tver Museum of History, Architecture and Literature. I have lived in Australia for over 20 years. In 2009, in the state of Queensland, I created the “Australian Lampada” magazine, a chronicle of Russians in Australia, and the “Lampada” literary and musical salon. Having experience in monographic research, scientific expeditions in Russian museums, in Australia I took up the study of the history of Russian emigration, participated in the creation of the first Russian museum in Sydney. I am a member of the Russian Geographical Society of the Primorsky branch, a member of the Writers’ Union of Russia, a member of the International Writers Guild, a member of the Association of Australian Authors. More than 300 articles about Russian emigrants in Australia have been written, I am the author of 18 books, co-author of more than 30 collective literary collections, the author of the words of more than 50 romances and songs, the winner of international literary competitions such as: “Golden Stanza of Russia”, “Holy Russia ”,“ The Great Wanderer to the Young ”, Russia has stood and will stand ”,“ Kablukovskaya rainbow ”, Beshenkovskaya competition, competition“ Russian style ”,“ Honored builder of the planet“ Rat ”, competition“ Save and Preserve” named after Immanuel de Richelieu, “Matveev Prize” of the international competition “Russian Abroad”, nominee for the national literary award “Heritage”, established by the Russian Imperial House of Romanovs. In addition to research, writing, journalistic activities, I am the chairman and presenter of the radio “Russian hour” in Queensland.My main credo: “Look at everything positively, do not lose heart, no matter what happens, and make five pluses out of every minus.”

Отрывок из документальной прозы “От Башкирии через Персию в Австралию”

Историческая повесть о судьбе беженца, построившего русский храм в Австралии.

 

        26 августа 1956 года, в день празднования иконы Божией Матери «Умягчение злых сердец» на самом далеком континенте, в Австралии, в городе Брисбене, Владыкой Саввой, Архиепископом Австралийским и Новозеландским РПЗЦ, был освящен храм в честь Владимирской Иконы Божией Матери, построенный по обету русского беженца из России Ефима Васильевича Шишкова.

    Обет Богу Ефим Васильевич Шишков дал в 33-летнем возрасте в голодном и опасном для жизни 1933 году, оставляя дом свой в России, в Башкирии, спасаясь от преследований советской власти. Выходя из дома, он сказал: «Господи, не остави меня, жену и чад моих в предстоящем пути. Коли соблаговолишь сохранить жизнь всем чадам моим и матери их, не растеряться в скитаниях, то за милость Твою воздам хвалу Тебе, Господи, навеки: построю храм там, где Ты укажешь мне, в какой бы точке мира это ни было, пусть даже на краю света…».

           Отправилась семья Шишковых в 1933 году из Башкирии в полную неизвестность. Взял Ефим Васильевич с собой немного вещей, сухарей, беременную жену и троих своих малолетних детей. Младенец, которым была беременна жена Ефимия, Прасковья, родился уже далеко от дома… Дети, которых увозил из родных мест Ефим, были совсем еще малы: старшему сыну Георгию исполнилось восемь лет, средней дочери Антонине-семь, а младшей Валентине-шесть. С Валентиной мы в дальнейшем подружились в Австралии, в городе Брисбене, которая и поведала мне историю своей жизни и ее родителей, Ефима Васильевича и Прасковьи Тимофеевны.

 

Ефим и Прасковья Шишковы

 

         Ефим Васильевич Шишков родился 22 марта 1899 года в деревне Преображеновка Стерлитамакского уезда Башкирии. В семье родителей росли еще два брата: Семен Васильевич Шишков, ставший в дальнейшем регентом, а потом диаконом.  Другой брат – Василий Васильевич Шишков стал военным офицером. Судьба их родственникам в Австралии не известна. Ефим окончил три класса приходской школы. Благодаря своей любознательности и усидчивости, овладел он красивым подчерком и безукоризненной письменной грамотой. Со своей будущей женой Прасковьей Тимофеевной Ждановой познакомился Ефим Васильевич в Стерлитамаке.  Прасковья Тимофеевна Шишкова урожденная Жданова родилась 2 августа 1899 в селе Преображеновка, расположенном в восемнадцати километрах от губернского центра Стерлитамак. Получила хорошее родительское воспитание, училась в Стерлитамаке, в губернском училище, которое в дальнейшем было преобразовано в прогимназию. В училище наряду с девочками из дворянских семей и семей священнослужителей обучались так же девочки из мещан и крестьянского сословия. Обучение было платным, но ученицы из сельских, обедневших семей освобождались от платы за обучение. Окончить Прасковье училище не довелось по ряду многих житейских причин, потому практика письма у нее не закрепилась, даже подписывалась она на документах с большой неуверенностью, а вот житейский ум был цепок, в делах предусмотрительна, характером настойчива. Полюбил Ефим Шишков на всю жизнь эту ясноглазую девушку. С трепетом в сердце сделал он ей предложение стать его женой. Прасковья, не задумываясь, приняла предложение от этого статного, нравом веселого, умом находчивого деревенского красавца. После родительского благословения обвенчались Ефим и Прасковья в церкви Казанской Божией Матери в селе Преображеновка Стерлитамакского уезда. В этом селе и остались жить.  Там же родились у них сын Георгий, дочери Антонина и Валентина.  Образовалась деревня Преображеновка в Башкирии в 1867 году, когда обосновались здесь прибывшие из Рязанской губернии 45 семей. Деревня быстро развивалась и вскоре получила статус села, а в 1902 году там проживало уже 851 жителей. В развивающемся селе в 1885 году была построена Казанско-Богородицкая церковь, в которой Ефим и Прасковья венчались, а потом крестили своих детей. Была в храме особо почитаемая икона – копия чудотворной Табынской иконы Божией Матери. Считается, что она помогает в избавлении от войн, эпидемий, пожаров, в исцелении болезней глаз, защищает от воров и завистников, помогает сохранить мир и гармонию в семье. Местные жители немало рассказывали чудес исцеления людей от этой иконы. Верующие устраивали крестные ходы с этой святыней вокруг храма и по селу Преображеновке с посещением домов прихожан. Икону приносили и в дом болящих с верой в выздоровление и исцеление наступало.

                Вспоминали эту икону Ефим и Прасковья Шишковы во время скитания по разным странам и городам, да и после того, как осели в Австралии.   Даже думали в честь Табынской иконы Божией Матери отстроенный храм в Австралии освятить, да не все прихожане на это согласились и настаивали на освящении храма в честь Владимирской иконы Божией Матери.

 

Две молодые семьи села Преображеновка

 

              В 1915 году после окончания курсов псаломщиков и диаконов, в церковь Казанской иконы Божией Матери села Преображеновка был назначен Петр Яковлевич Варламов.  Ефим и Прасковья Шишковы были ровесниками прибывших в 1915 году в Преображеновку 18-летнего псаломщика Петра Варламова с его супругой Анной.

                  Петр Яковлевич Варламов родился в 1897 году в селе Дияшево Белебеевского уезда Уфимской губернии в крестьянской семье. В возрасте девяти лет лишился отца и воспитывался вдовой-матерью, поднимавшей в тяготах и лишениях четверых детей. Окончив курсы псаломщиков, Петр Яковлевич прибыл в село Преображеновка. Вместе с ним приехала только что ставшая его женой, юная учительница Анна Ивановна, ставшая в дальнейшем матушкой, пережившая страшные лишения и гонения в 1930-ые годы.  

Анна Ивановна Варламова (в девичестве Портонова) родилась в 1895 году в селе Подлубово Караидельского района Башкирии, в семье кузнеца. С детства была очень одарённым ребенком – замечательно пела, танцевала, рисовала, обладала прекрасным слогом, но отец был против образования дочери.  На одном из сельских праздников заметила ее княгиня Кугушева и помогла Анне поступить в школу для девочек с полным пансионом в селе Верхотор Ишимбайского района Башкирии, где будущая жена псаломщика получила специальность учительницы.  Приехав вместе с мужем в село Преображеновка, молодая учительница Анна Ивановна Варламова и псаломщик церкви Казанской иконы Божией Матери Петр Яковлевич Варламов вскоре познакомились со многими односельчанами. В селе их полюбили. В Преображеновке родилось у Варламовых семеро детей. 

Жизнь жителей села Преображеновка была трудной, но дружили односельчане, верно, поддерживая друг друга и в радости, и в горе. Молодые Варламовы, приехавшие в новое для них село, крепко сдружились с молодой семьей Шишковых.  Познакомились они в церкви Казанской иконы Божией Матери, где служил Петр Варламов псаломщиком, а Ефим Шишков был старостой храма. Ефим был на два года младше Петра, но, поскольку был местным, хорошо знал односельчан и все устои села, стал помогать новому псаломщику осваиваться на селе.  Было молодым Шишковым и Варламовым всем чуть больше двадцати лет, но даже не в возрасте дело, а в том, что взгляды на жизнь у Шишковых Ефима и Прасковьи и Варламовых Петра и Анны во многом сходились. Обе семьи жили в мире, любви, согласии и являли собой те самые малые Церкви, каковыми и должны быть настоящие христианские семьи. Никто не знал тогда, какая судьба была уготована этим молодым людям, родившимся за 16-18 лет до Октябрьской революции XX-го столетия. Не знали, что священник иерей Петр Варламов в 1930 году будет расстрелян, а после падения советской власти в 2000 году, будет причислен к лику святых Собора новомучеников и исповедников Российских ХХ века.

Никто не знал, что семья Шишковых покинет в 1933 году родные края, будет скитаться с семьей по чужеземным странам, более десяти лет проживет в Персии, а через 17 лет скитания по миру, окажется на краю света –в Австралии, где в Брисбене, в районе Рокли возведёт храм Владимирской иконы Божией Матери.

 

Помощник фельдшера Ефим Шишков

 

                  В 1918 году территорию Уфимского кантона охватила Гражданская война. Преображеновка не раз переходила из рук в руки противоборствующих сторон. Разруха, экономический хаос, кризис власти вызвали массовый голод, следствием которого стало распространение множества болезней.  Положение жителей осложнилось тем, что началась эпидемия сыпного тифа, затем зверствовала скарлатина, дифтерия, унося, как юное, так и старшее поколение.

Не обошла беда и семью Варламовых, у которых в 1921 году умерли от дифтерии два первенца. Одному сынишке было четыре года, другому три. Мальчики были очень дружны между собой, даже умерли в один день.  В 1919 году в Стерлитамаке были организованы санитарные дружины для борьбы с сыпным тифом.  В 1921–1922 годах, в годы массовой смерти от болезней и голода, была проведена поголовная вакцинация, функционировали противомалярийные, противобруцеллезные, трахоматозные пункты, но из-за нехватки медперсонала, лекарств и транспорта, помощь в отдаленных населённых пунктах оказать было невозможно. Врачи и фельдшера были опытные, в основном из ссыльных и, хотя бы этим, захолустный стерлитамакский край выигрывал, приобретая в лице ссыльных профессиональных специалистов.

               Один из таких врачей при отступлении белых, ушел с ними, оставив на фельдшерском участке в Преображеновке своего помощника совсем еще юного, двадцатилетнего Ефима Шишкова, который медицинского образования не имел.  Односельчане шли и шли к нему за помощью, умоляя дать хоть какое-то лекарство. Лекарства никакого не было. Душа Ефимия разрывалась от безысходности и от невозможности помочь. Тогда он решил облегчить страдания людей хотя бы верой в то, что им дают лекарственные препараты, которые непременно должны излечить страдавшего. Он стал толочь обычный мел до состояния мелкого порошка. Разрезав газету на небольшие квадратные листочки, заворачивал в них порошок мела, при этом непрерывно читал молитву: «Богородице Дево, радуйся, Благодатная Мария, Господь с Тобою…». Читал «Отче наш» и неустанно просил Всевышнего о помощи болящим. Завернутые пакетики с мелом «прописывал» больным и говорил: «Принимать надо три раза в день строго по часам …». Больные доверяли Ефиму и безукоризненно выполняли наказанное. Происходило настоящее чудо. Не один из принимавших «лекарство» из рук Ефима не умер во время эпидемии. Больные, принимая мел в виде порошка, веря, что это настоящее лекарство, набирали силы и быстро шли на поправку.

 

 

Начало испытаний священника из Преображеновки и его семьи

 

         После каждой смены власти в Преображеновке, в Стерлитамаке и в других населенных пунктах начинались новые аресты. Помощнику фельдшера Ефиму Шишкову   и псаломщику Петру Варламову не раз приходилось укрывать в своих домах тех, кому грозила расправа. За помощь скрывающимся, то белым, то красным, грозила жестокая расправа, но помогавших это не останавливало. Для Петра и Ефима скрывавшиеся от власти были «ни белыми, ни красными», а односельчанами.

               При отступлении белых священник Казанской церкви села Преображеновка Иоанн Канин ушел с отступавшими и богослужение в храме прекратилось. Прихожане обратились к псаломщику Петру Яковлевичу Варламову с просьбой стать в их приходе священником. Ему только что исполнилось двадцать два года. Он отказался, ссылаясь на свою молодость и неопытность. Супруга Петра, Анна так же была против того, чтобы муж становился священником.  Они оба понимали, что священник и его семья может подвергаться преследованиям советской властью. Однако, прихожане не отступали и слезно умоляли молодого псаломщика принять на себя сан священника и стать настоятелем прихода. Петр Яковлевич посчитал невозможным более отказываться, приняв данную ситуацию за Божью волю. В 1919 году он был рукоположен в сан священника и назначен настоятелем церкви Казанской иконы Божией Матери в селе Преображеновка. Несмотря на свою молодость, отец Петр Варламов оказался прекрасным проповедником, прирожденным богословом, обладающим красноречием и ораторским словом. На его проповедях верующие плакали.   

 Испытания для молодого священника и его семьи начались с первых же дней после хиротонии. Местные комсомольцы из рьяных активистов сожгли дом священника, и молодые супруги с детьми оказались на улице. Семью священника приютили прихожане, а затем крестьяне постановили выделить отцу Петру и матушке Анне с детьми пустующий дом. Дом не был приспособлен для жилья, и зимой в нем было холодно, как на улице. Пришлось заняться ремонтом дома.  Как только семья Варламовых утеплила брошенное жилище, навела в доме порядок, сельсовет, узнав об этом, принял решение устроить в этом ранее никому непригодном помещении, агитационный, коммунистический красный уголок. Отец Петр просил у местных властей разрешения остаться с детьми проживать в одной из комнат и в качестве платы читать посетителям красного уголка лекции по садоводству и пчеловодству, но местные власти, опасаясь влияния пастыря, отказали ему и потребовали семье священника покинуть дом навсегда. Священник с детьми и матушкой снова оказались на улице. Жители села любили батюшку и его семью, помнили, как уговаривали его взять на себя крест священства. Созвали сельское собрание, на котором постановили: «выделить настоятелю церкви Казанской Божией Матери отцу Петру землю для строительства собственного дома». Продав, частично раздав скарб бедного родительского дома в селе Отрадовка Стерлитамакского кантона, собрав там еще пригодные для строительства бревна, отец Петр приступил к строительству жилья на выделенной ему земле в селе Преображеновка. Вместе с остатками дома он забрал к себе двоих обездоленных родственников из села Отрадовка.  Дом в селе Преображеновка возводился с трудом, не было средств, но голодные батюшка с матушкой и полуголодные дети готовы были терпеть все лишения, лишь бы появилась крыша над головой и не зимовать на улице. Наконец дом был достроен. Радости у молодых родителей и их малолетних детей не было предела.  Как только Варламовы поселились в новом доме, пришло распоряжение: «отвести землю, на которой построен дом священника под огород для сельской избы-читальни, поскольку волостной̆ исполнительный̆ комитет не утвердил решение сельского собрания…». Жители села снова собрались на собрании. Пришли на собрание даже те, кто уже давно не выходили из дома, но хотели поддержать батюшку. Было вынесено решение в пользу семьи с малолетними детьми: «землю и дом оставить за священником».  Чтобы не настроить простое население против представителей власти, была придумана для священников медленная, более изощренная «удавка». Непосильными налогами облагались храмы и личное имущество священников. Приходы вынуждены были «добровольно» вешать замки на храмы, а священнослужители, чтобы прокормить детей, были вынуждены снимать рясы и наниматься на мирскую работу.  Да и на мирской работе после того, как человек был священником, не всегда брали на работу, ссылаясь на отсутствие рабочих мест.  За неуплату налога у священнослужителей отнимали имущество, дом, домашних животных.   Так случилось и со священником отцом Петром Варламовым. Вскоре после собрания, на котором односельчане вторично отстояли дом священника Петра Варламова, власти потребовали от него налог 470 рублей. Денег у отца Петра не было и ему пришлось занять у прихожан. Как только налог был заплачен, тут же был вынесен штраф за несвоевременную уплату налога.  Платить опять было нечем и в качестве уплаты штрафа власти решили отнять у семьи корову, которая была единственной кормилицей для детей. Корову со двора уводил молодой 19-летний председатель сельсовета. Матушку Анну, в слезах пытавшуюся остановить председателя с коровой, объяснявшую, что без коровы умрут их дети, председатель оттолкнул с грубыми словами. Это повергло в шок матушку. Она понимала, что без молока — это голодная смерть детей. Анна упала в обморок и с тех пор начала сильно болеть. Обмороки стали повторяться. Постоянный страх за мужа, детей, за дом, чувство голода истощили женщину. Власти повышали налоги на землю, дом и это тревожило отца Петра и всех односельчан. В 1928 году от семьи священника потребовали уплаты налогов уже в сумме 1.000 рублей. Отец Петр старался не впадать в отчаяние, успокаивал жену, но заплатить такой налог не мог. Денег не было. Обратился за помощью к пастве, но и для всего села это была неподъемная сумма. Денег собрать не удалось. Пошли сверх начисления за не оплаченный налог. К этим трудностям семьи священника Варламова прибавились новые, еще более страшные испытания.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…