Ленар Шаех

Страна : Россия

Ленар Шаех – татарский поэт, детский писатель, переводчик, публицист. Родился 4 октября 1982 года в селе Такталачук Актанышского района Республики Татарстан (Россия). Окончил Мензелинский педагогический колледж, факультет татарской филологии и истории Казанского государственного университета, аспирантуру. Главный редактор Татарского книжного издательства. Автор двадцати четырех книг. Член Союза писателей Республики Татарстан и Татарского ПЕН-центра Международного ПЕН-клуба, Союза журналистов Татарстана и России, а также Международной федерации журналистов (IFJ) и Евразийской Творческой Гильдии (Лондон). Лауреат Республиканской премии имени Мусы Джалиля, литературной премии имени Абдуллы Алиша (за достижения в детской литературе), Приволжской литературной премии «NEWBOOK. Волга-2015», Евразийской международной премии. Академик Международной общественной академии поэзии Омора Султанова Республики Кыргызстан. Кандидат филологических наук. Заслуженный деятель искусств Республики Татарстан.


Country :  Russia

Lenar Shayeh, a Tatar poet, children’s writer, translator, publicist. Born on 4 October 1982 in the village of Taktalachuk of the Aktanyshsky District of the Republic of Tatarstan (Russia). Graduated from the Menzelinsk Pedagogical College, Department of Tatar Philology and History of Kazan State University, Post Graduate Programme. Chief Editor of the Tatarstan Book House. Author of twenty four books. Member of Union of Writers of the Republic of Tatarstan and Tatar PEN-Center and PEN International, Union of Journalists of Tatarstan and Russia, as well as of International Federation of Journalists (IFJ), and Eurasian Creative Guild (London). Winner of the Musa Jalil Republic’s Award, Abdulla Alish Literary Award (for achievements in children’s literature), the Volga Region Literary Award “NEWBOOK. Volga-2015”, Eurasian International Award. Academician of International Public Academy of Poetry of Omor Sultanov of the Republic of Kyrgyzstan. Candidate of Philological Sciences. Honoured Artist of the Republic of Tatarstan.


Отрывок из рассказа “Две истории”

В голову лезут странные раздумья, вспоминаются различные истории, порой кардинально противоречащие друг другу. Но это жизнь, и в ней всякое бывает – тёмное и светлое, горькое и сладкое… Кому как повезёт. 

1

Осень. Конец октября. Волшебный, сказочный день. Дождь лил, лил и семь раз отмыл по-осеннему неприглядные улицы Казани. С неба тихонько падают звёздочки снега и застилают город. Какая красота! Даже смотреть на это удовольствие!

По аллее парка шагают двое – юноша и девушка. Дорога перед ними лучится тропами – направо и налево, прямыми и извилистыми.

– Давай остановимся здесь, – неожиданно предлагает Галия.

– Что случилось? – недоумённо спрашивает Халиль.

– Я думаю о нашем будущем, – как-то холодно и скучно заговорила девушка. – Оно беспокоит меня.

– Я люблю тебя. Чего же ещё? Мы обязательно будем счастливы. Если Аллах позволит, уже летом поженимся. Как-никак четвёртый курс заканчиваем.

– Я не выйду за тебя, – решительно заявляет она.

– Что?!

– Подумай, Халиль, что у тебя есть? Ни машины, ни квартиры. Хотя бы однокомнатная была. Родители нищие. По-русски это называется «ни кола, ни двора». Я думаю, что любовь – это не самое главное. Родители не для того растили меня, чтобы я, увлёкшись джигитом, всю жизнь мучилась, устраивая своё благополучие. Мы не можем быть вместе…

Халилю вдруг стало казаться, будто с голубого туманного неба посыпалась чёрная сажа. Она с головы до ног перепачкала Галию. Лицо, одежду… Даже голубовато-зелёные глаза девушки стали чёрными.

…Слева за дорогой у роскошного автомобиля стоит Исмаил, симпатичный парень в щегольском одеянии.

– Ты где, Галия? – кричит он сквозь снежный туман. – Идёшь со мной или нет?

– Сейчас, сейчас, – отзывается девушка и смотрит на побледневшего Халиля. – Я не англичанка, не имею привычки исчезать, не простившись. Прощай, Халиль, я ухожу. Галию твою ждёт безбедное будущее, – говорит она с усмешкой и бежит к Исмаилу.

Они садятся в автомобиль и исчезают за серебристым вихрем.

Халиль остался на перекрёстке дорог. Принято считать, что джигиты не плачут. И он не плакал, но, словно безумный, с головой ушёл в свою печаль. Ему было плохо. Халиль не знал, куда девать себя. Он огляделся безжизненным, потухшим взглядом. Ему казалось в ту минуту, что жизнь закончилась, и ничего хорошего ждать в будущем не приходится. Халиль кинул сухой взгляд на извилистую дорожку, что сворачивала вправо. Юноша знал, что в конце неё глубокий овраг, почти пропасть.  Не задумываясь, он ринулся туда. Вот оно, избавление, совсем близко. Пятнадцать шагов… десять… Сейчас всё решится, земля примет его в свои объятия.

Пять шагов… Пропади оно всё пропадом! Три, два… Полшага…

Внезапно послышался милый девичий голосок.

– Остановитесь, что вы делаете?!

Кто это? Но остановиться он уже не мог. Было поздно. Халиль полетел вниз… Но сердце вдруг взбунтовалось, ему вдруг захотелось жить. Халиль уцепился за торчавшую из крутого склона трубу, глянул под ноги. Глубина оврага была бесконечна. А на дне скопище металлома, огромные камни… Ах, как хочется жить!

Парень подтянулся на трубе, как на гимнастической перекладине, и выполз на снежный простор. Но никакой девушки не увидел. А в ушах всё звучал её нежный голос. Кто же это? Райская гурия, ангел-хранитель?.. Кто бы там ни был, главное – он жив!.. Жив!.. Халиль отряхнул с себя землю, зашагал по извилистой тропе, затем по  прямой аллее и вскоре затерялся в снежном тумане.

2

Из маленького, наполовину заледенелого окошка покосившегося бревенчатого дома старая Карима-эби наблюдала за неторопливо падавшими хлопьями снега. Сегодня она простилась с восьмидесятой своей осенью. Старушка достала из запылившегося сундука тет­радку, где ещё в молодости делала записи. Дневник почти не изменился, не пожелтел за столько лет. Она листала его, печалилась и снова поднимала слезящиеся глаза на окошко.

Старая женщина помнила времена, когда аул был полон жизни. Как много было в нём тогда молодёжи! Старый Апсалям, которого вот уже десять лет как нет на свете, рос в этом доме. Кариме было восемнадцать, когда он привёл её сюда из соседнего дома. Душа в душу жили они с Апсалямом, весело хлопотала она по хозяйству! Восемь детей родились друг за дружкой. Хорошо было. Маленькие детки взрослели, крылья вырастали у них, вот и начали улетать в город, который, как улей, битком набит людьми. Даже последний, самый маленький сынок, не пожелал остаться. Бросил отца с матерью, дом родной, в котором родился и вырос, покинул такой красивый Агидель с его извилистым течением, Кашлакский лес, золотые поля ржи… Как можно поменять эту божественную красоту на что-то иное! А широкие луга-тугаи? Пастбища?.. Детей невозможно понять. Чего им не хватало? Хоть бы навестил кто из них одинокую старушку-мать, поинтересовался, как ей живётся. Карима-эби очень, очень одинока. Нет у неё ни соседей, ни родственников. Только и есть, что кладбище, где покоятся её Апсалям, мать с отцом да дедушка с бабушкой.

…Из трубы дома, ушедшего в землю, более восьми десятков лет беспрерывно поднимался душистый дымок. Теперь всё позади. И никто уж больше не узнает, как приятен был запал дубовых поленьев, горевших когда-то в печи…

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (10 оценок, среднее: 4,50 из 5)

Загрузка...