Ксен Крас

Страна : Польша

Я – человек с двумя техническими образованиями, сменивший за чуть более четверти века три страны.
Поскольку родилась я в очень читающей семье, то рано научилась читать. Книги в моей жизни присутствовали всегда, мне нравилось придумывать альтернативные окончания или продолжения еще не вышедших книг и обсуждать их с друзьями. Как и многие, я пыталась писать стихи в подростковом возрасте, но ничего толкового не выходило. Исписанные рассказами и объемными произведениями тетрадки вечно терялись, а для того, чтобы сесть, напечатать и довести до ума что-либо, не хватало усидчивости.
Мне нравится использовать свою фантазию и играть в НРИ (настольные ролевые игры), например в D&D, а также путешествовать и пробовать что-то новое, например, верховую езду или фехтование.
Год назад я поняла, что больше не могу не писать, завершила первую книгу, работаю над второй и принимаю участие в как можно большем количестве конкурсов.


Country : Poland

I`m a person with two technical educations, who have changed three countries within a quarter of century.
As all my family have always been quite a reading one, I learned to read rather early. I have always had books at hand and have always liked to think about alternate endings or sequels that have not yet been published and discussing them with friends. Just like many others, I tried to write poetry in adolescence, but did not manage to make something worth. I always lost notebooks filled up with short essays and longer stories and did not have enough temper to sit down and get them into shape.
I love to use my imagination and play tabletop role-playing games, such as D&D, to travel and to try out something new and unusual, like fencing or riding a horse.
A year ago, I realized that I can`t help writing. So, now I have just finished the first book, working on the second one and try to take part in as many contests as I can.


Отрывок из фантастики ” Еще одна попытка “

– Может быть, вы желаете кофе? – подала голос женщина, чем разрушила всю идиллию.

– Кофе? Зачем? 

– У него прекрасный вкус и еще более прекрасный запах. Я читала, что раньше его пили, чтобы взбодриться, но были и ценители, что предпочитали таким образом получать удовольствие, – поскольку на лице мужчины все еще читался вопрос, Рэя пояснила, – Вкусовые рецепторы. Они были такими же, как и у нас, если не лучше. Мне стало любопытно, когда я впервые узнала про кофе; я попробовала его, и с тех пор не могу придумать что бы могло мне нравиться больше. Мне сделать для вас чашечку?

– Да. Пожалуй. 

Рэя поднялась, водрузила на стол небольшой кубообразный кейс, достала из него специальную емкость для варки напитка, небольшую колбу с перемолотыми зернами и две маленькие чашки. Сам же кейс, после непонятных Коррэсту манипуляций, превратился в двухкомфорочную плитку. Этот усовершенствованный вариант технологий прошлого заинтересовал Магистра более, чем обещанный напиток.

– Что это? Где ты это взяла?

– Нравится? Я читала, что лучше всего делать кофе самостоятельно, на плите, где он должен вскипеть трижды. Поскольку все, что есть у нас совершенно не походило на описанные технологии прошлого, я попросила Стейла помочь мне создать что-то подобное. Но мне не понравились результаты, и я придумала компактную версию, чтобы удобно было носить с собой. 

– И где же ты была со своими идеями ранее?

– Магистр, вы ведь живете уже очень долго. Вы пробовали кофе тогда, когда были еще в хрупком теле?

– Никогда. Мои родители считали, что лишь здоровый образ жизни может продлить существование, и отказывали себе в большинстве удовольствий. И я, разумеется, был вынужден придерживаться этих же правил. В конце концов, я ведь жил в их доме. 

– И вы до сих пор живете с ними? 

– Разумеется, нет. Они давно мертвы. Но я все время был занят проблемами иного масштаба и пускаться во все тяжкие как-то не довелось. Тем более, что первые десятилетия моей новой жизни я скорее пытался убедить всех в надежности переселения разума и являлся, своего рода, первопроходцем.

– И много вам было, когда ваш разум переместили в другое тело?

– О, я и не вспомню, наверное, сейчас. Тридцать два, вероятно. Или тридцать четыре.

Женщина поставила перед Магистром кружку с черным напитком и давно забытый аромат увел мужчину в воспоминания.

Все началось еще в двадцать первом веке.

Человечество неустанно стремилось к улучшению условий – желало облегчить свой быт, минимизировать затраты, увеличить продолжительность жизни, избавиться от неприятных последствий собственной глупости или врожденных патологий. Первыми на помощь пришли телефоны-помощники со встроенными органайзерами и прочими полезными вещами, что были призваны облегчить планирование, обеспечивали непрерывную связь с окружающим миром и использовались для поиска информации. Следом за ними пришли «умные дома», что обеспечивали комфортное существование и экономили энергию – к приходу владельцев уже зажигался свет, поддерживалась оптимальная температура, и даже холодильники самостоятельно пополняли списки продуктов, исходя из того, что заканчивалось. 

Лекарства и методы лечения болезней, что некогда считались фатальными, становились все эффективнее, а развитие медицины и успешные попытки вырастить органы и даже целые организмы, положительно влияли на продолжительность жизни. Пластические операции позволяли людям приблизиться к тем идеалам красоты, что они представляли себе, но этого было мало.

И тогда человечество решило шагнуть дальше – разнообразные импланты, что позволяли улучшить зрение и приравнять его к зрению хищных птиц, замена конечностей на аналогичные настоящим, однако с куда большим функционалом, частичная, а после и полная замена внутренних органов – все это позволяло значительной части населения постепенно приближаться к той мечте, что многие тысячи лет оставалась недосягаемой – к вечной жизни. 

Сила и выносливость сначала индивидуумов, затем небольших и самых обеспеченных групп, а после и практически всех жителей, что имели хотя бы средний доход и проживали на территориях с высоким технологическим уровнем, значительно повысились. Пределы человеческого тела стали почти безграничны, результатом чего стал полный отказ от спортивных состязаний. Удивительное достижение в виде возможности отращивать недостающие конечности или органы, усовершенствование тела и, из-за этого, чувство вседозволенности и уверенность в бессмертии с одной стороны и недостаток денежных средств на самые простенькие, элементарные операции, способные спасти жизнь, и считающиеся в среде части медиков и ученых рядовыми, разделили мир на два сословия. Это и стало толчком, породившим войны.

Не только кровопролитные сражения и модифицированное оружие уносили жизни многих тысяч человек, но и продолжавшие эволюционировать штаммы болезней и вирусов довершали картину. Уже на закате войны, когда населении Земли сократилось на две трети, экологическая обстановка была в настолько плачевном состоянии, что мало подлежала восстановлению, а новых недугов прибывало с каждым днем, на сцене появилась корпорация «Бессмертие». 

Хитрые главы этого синдиката заблаговременно собирали лучшие умы, что не боялись бросить вызов самой смерти и все годы работали над самым выдающимся проектом, тем, что должен был изменить весь ход истории и позволить человечеству стать чем-то новым. 

«Перемещение сознания!», «Ваша личность в новом теле!», «Ваш разум и весь пережитый опыт в новом, молодом и здоровом теле!» –  такими плакатами были украшены все улицы сначала столиц государств, а после и самых маленьких городов. И если поначалу все относились к подобной затее с неодобрением и страхом, то с каждым новым добровольцем люди лишь убеждались в возможности самосовершенствования. 

Первым человеком, что решился испробовать на себе подобное стал Коррэст – тогда он был лаборантом средних лет, что половину жизни провел в небольшом городке, питаясь лишь экологически чистыми продуктами, практикуя длительные и мучительные физические тренировки и проводя не менее четверти дня за чтением и учебой, так как его родители и другие родственники придерживались мнения, что все это являлось основой долгой и счастливой жизни. Всю вторую половину своего существования молодой человек боялся, что Всеконтинентальная война, начавшаяся, когда два небольших государства первыми применили химическое оружие, затронет и его родную страну. Как раз в это время Коррэст должен был поступать в университет.

Разумеется, после пережитого страха, как только объявившаяся корпорация взяла на себя ответственность за наведение порядка на Земле и начала заманивать к себе красочными плакатами и воодушевляющими лозунгами, юноша помчался туда одним из первых. Его приняли на роль лаборанта-ассистента, скорее потому, что он был исполнительным, чем из-за выдающихся умственных качеств – впрочем, последнее Магистру впоследствии подправили. 

Само собой, когда «Бессмертие» начало искать добровольцев для первого перемещения разума среди людей, Коррэст вызвался первым. Первые трое, что согласились бы на подобное и выразили бы готовность подписать полный отказ от претензий в случае непредвиденных обстоятельств, по контракту должны были стать соуправляющими синдикатом. Естественно, если бы смогли выжить.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 3,00 из 5)

Загрузка...