Игорь Ракитин

Страна: Россия

Автор. Ракитин Игорь Яковлевич. Старший научный сотрудник Института Океанологии им. П.П.Ширшова РАН, кандидат технических наук. Участник многих научных рейсов на судах Института, в том числе в экспедиции Джеймса Кэмеруна к затонувшему лайнеру «Титаник» в составе инженерно-технической группы подводных аппаратов «Мир». Начинал морскую деятельность матросом на судах промысловой разведки в г. Керчи в 1981-м году. Участвовал в длительных морских экспедициях в Антарктической зоне Индийского океана, Аденском заливе, юго-западной части Атлантического океана. Один из инициаторов установки в 2016-м году памятника погибшим керченским морякам судна «Картли» в Шотландии. Первые статьи о морских путешествиях опубликовал в 1981-м году. В 2009-м году издана первая книга «Последний рейс траулера «Картли». Последние рассказы «Воспоминания о Славгороде», «Путешествие в Забайкалье» и другие.


Country : Russia

Rakitin Igor Yakovlevich. Senior Researcher, P.P. Shirshova Institute of Oceanology, Russian Academy of Sciences, Ph.D. Member of many scientific flights on the ships of the Institute, including James Kamerun’s expedition to the sunken Titanic liner as part of the Mir engineering and technical group of underwater vehicles. He began naval activity as a sailor on fishing exploration vessels in Kerch in 1981. He participated in long marine expeditions in the Antarctic zone of the Indian Ocean, the Gulf of Aden, the southwestern part of the Atlantic Ocean. One of the initiators of the installation in 2016 of a monument to the dead Kerch sailors of the Kartli ship in Scotland. He published his first articles on sea travel in 1981. In 2009, the first book, The Last Flight of the Cartels Trawler, was published. The last stories “Memoirs of Slavgorod” and “Journey to Transbaikalia” and others.

 

Отрывок из повести “Дневник капитана Гармашова

 АНГЕЛЫ-СПАСИТЕЛИ

 

    Эвакуацию экипажа решено было производить с бака судна, где фальшборт отсутствовал, что было не безопасно при крене 20 градусов в ту же сторону. В 06 часов 10 минут начали переносить раненых со шлюпочной палубы на бак, держась за специально натянутый канат. В 06 часов 15 минут над “Картли” завис вертолет Королевских военно-морских сил Великобритании. С него подобно пауку на паутинке начал спускаться спасатель.

 Порывы шквального ветра, бросая вертолет из стороны в сторону, не позволяли спасателю попасть на палубу «Картли». Раскачиваясь над носовой частью судна, улучив момент, спасатель отстегнулся от троса и совершил рискованный прыжок с большой высоты на бак судна. Люди, до сей поры, не верившие в свое спасение, обнимали его и целовали.

    По указанию 3-го штурмана в первую партию из 8 человек входил тяжело – раненый старпом и оставшиеся на судне женщины. Тяжелораненый капитан, покинуть судно с первым вертолетом отказался. Спасатель надел амуницию с тросом на одного из членов экипажа, жестами показал, как вести себя при подъеме и эвакуация началась. Танкер “Друпа” по-прежнему прикрывал “Картли” своим бортом. Включив все источники света, которые имелись на его борту, танкер сиял, как новогодняя елка, что значительно облегчало работу спасателей. Часть прожекторов левого борта были направлены в ту сторону, куда вероятнее всего ветром унесло спасательные плоты. До боли в глазах вахтенные матросы “Друпы” смотрели вдаль, надеясь разглядеть в волнах оранжевые спинки плотов.

  Поиск спасательных плотов продолжался и с воздуха с риском для собственных жизней экипажей британских вертолётов, но работа не прекращалась.      

    Плот, в котором находился рыб мастер Сергей Николаевич Егиян, “травил” воздух в  нескольких местах. Отдышавшись после погони за ним, рыб мастер, сидя в ледяной воде стал изучать предметы, которые входили в аварийный комплект плота: весло, галетное печенье, гладкий и скользкий пластмассовый пенал с пиротехникой, крышку которого замёрзшими пальцами отвинтить невозможно, пакет с рыболовными снастями, зеркало для подачи сигналов в солнечную погоду, жестяная банка с консервированной водой, на крышке которой надпись: “Не пейте первые сутки! На вторые сутки разбавить морской водой и сделать два глотка…” “Чем ее открывать?” – подумал рыб мастер. От холода коченели ноги. “Протянуть хотя бы  еще час в таком холоде! Где же аптечка?  В ней должны быть валериановые капли на спирту! Если выпить весь пузырёк сразу, можно немного согреться”.  Обшарив карманы на стенках плота, он ничего в них не обнаружил. Все предметы в беспорядке болтались здесь же, на дне плота. “Сволочи! – ругался Егиян – не могли, как следует укомплектовать плот. Лучше бы вместо всего этого барахла положили маленькую бутылочку спирта…” Тут его мечты были прерваны грохотом рассыпающейся над плотом волны. Обхватив весло, Егиян улегся на дно плотика и приготовился к худшему. В тот же момент под тяжестью обвалившейся воды, обмякший к этому времени плот, свернулся в трубочку. Предметы аварийного комплекта больно вдавились в тело. В какой то момент ему показалось, что плот лопнул и уже не сможет всплыть из под воды. Находясь внутри этого свертка, пошевелить конечностями было невозможно! Вначале он ощущал  быстрое вращение, а после и вовсе потерял ориентацию. Предположения Егияна к счастью не подтвердились. Перестав кувыркаться, плот расправился и принял первоначальную форму, с той лишь разницей, что его днище теперь оказалось вверху. Переваливаясь с бока на бок, Егияну удалось поставить его в нормальное положение. Вместе с водой наружу вымыло и предметы аварийного комплекта. Осталось лишь зажатое в коленях весло, которое в данной ситуации было абсолютно бесполезным. Рыб мастер вытолкнул его через входной проем наружу и стуча зубами стал вспоминать свой дом в солнечной Армении, где в ноябре родился сын Ашот, которого Сергей не видел. А сегодня в доме соберутся люди. У сестры день Рождения! Осознав, что “праздник жизни” уже не для него, Сергей начал развязывать спасательный жилет с мыслью закончить этот кошмар быстрее. Замерзшие пальцы с трудом подчинялись, но ухватившись всей пятерней за лямку, он потянул ее и распустил узел на животе… В этот момент на плот обрушилась еще одна волна. Придя в себя, Егиян понял, что плот снова перевернуло днищем к верху. Поставить его в нужное положение он уже не мог. Поджав к животу колени, он остался лежать на потолочных дугах плота. От удара следующей волны, плот снова перевернулся, в этот он оказался в правильном положении. Своего тела Сергей уже не чувствовал. Холода тоже не ощущал. Полузакрытыми, воспаленными глазами он различал в проёме плота лишь треугольник серого утреннего света. “Наверное, прошла целая вечность” – подумал Егиян и  начал “проваливаться в темноту”. Когда сознание вернулось к нему, он увидел силуэт огромной черной птицы. Она сидела в проеме плота, махала крыльями, и почти полностью закрывала треугольник света. То, что перед ним был образ смерти, Егиян не сомневался. Страха не было. Наступило смирение…

   Но это был не “Чёрный ангел”! В проёме плота, в гидрокостюме и защитном шлеме, стоял на коленях, спасатель с вертолета “С – 138” Королевских Военно – Морских сил Великобритании. Запутавшись в веревках, свисающих с потолка плота, спасатель отсек их ножом, подтащил Егияна ближе к проему, набросил пояс с тросом и отправил его в зависший вертолет. Сам же, дождавшись возвращения пояса и едва успев застегнуть его, был накрыт распадавшейся волной. Трос натянулся, как струна, но нагрузку выдержал! Спасатель, сержант Пол Лесли благополучно вернулся в вертолет. Запомни Сережа его имя!

   Экипаж  второго плота состоял из  шести человек. Среди них была женщина  с травмой руки.   Первым ударом волны, плот перевернуло. Чтобы поставить его на днище, всем пришлось выбираться наружу, в ледяную воду, осознавая, что назад можно не вернуться. На скользких бортах плота не было снастей, за которые можно было бы ухватиться. К счастью, помогая друг другу, в “плавучий шалаш” влезли все. При последующих оверкилях, уже никто покидать плот не пожелал. Приходилось перекатываться внутри плота до тех пор, пока он не занимал нужное положение или ждали очередной волны, от удара которой, плот переворачивался на ровный киль. В 6 часов 30 мин. Огромное судно, не заметив плот, едва не подмяло его под себя. Николай Треполитов, зажав между колен пенал с пиротехникой, скрипя зубами, пытался его открыть, но скользкий цилиндр открываться не хотел. Крышка пенала, как будто бы специально была отполирована, что бы ее, ни дай Бог никто не открыл! Шторки входного проема, окоченевшими руками зашнуровать не удалось и большую часть предметов аварийного комплекта, в том числе и пенал с пиротехникой смыло за борт. В 7 часов10 мин. услышали  рокот вертолета, махали ему руками, но вертолет не заметил их (как им показалось) на поверхности бурлящей воды и улетел. С угасающей надеждой, прижавшись друг к другу, замерзающие и обессиленные, в обмякшем, полузатопленном плоту, люди пытались сохранить последнее тепло своих тел. В борьбе за свои жизни, они провели, в воде с температурой 12 градусов по Цельсию 6 часов. В 9 часов 50 мин., в девяти милях от острова Айлей, над ними завис вертолет. “Спустившийся с небес” английский спасатель, для людей, чьи жизни висели на волоске, был Богом во плоти! В вертолете спасённых кормили из ложечки горячим супом, и когда произвели посадку, на лужайке уже стояла машина скорой помощи. Трясущимся в ознобе морякам сделали уколы, завернули каждого в специальную ткань и отправили в госпиталь “Кроссхауз”, г. Кильманрок, где в полной готовности их ждал мед персонал.

   В это время взлетая до небес на волнах, высота которых доходила до 40 футов  спасательный катер с острова “Айлей”, искал плоты и Нину Трошину. В 9 часов 35 минут её тело в оранжевом спасательном жилете было обнаружено и доставлено на борт судна “Олна”. Тридцатью минутами раньше на борт “Картли” высадился старшина ВМС Великобритании Рой Питер Хеншо для спасения тяжело раненного капитана. Старшина упаковал капитана в “кокон” и отправил в вертолет. В этот же день, врачи Королевского, закрытого госпиталя в Глазго, начали борьбу за спасение жизни капитана. Тем временем, экипаж вертолета “Р-177”, в невероятно трудных условиях, произвел 4 загрузки и доставил спасенных на борт вспомогательного судна “Олна”, где пострадавшим оказывалась медицинская помощь. Здесь же английские военные медики пытались спасти жизнь Нестерова А.Ф. (старпома). В 10 часов 40 мин. его доставили в госпиталь г. Алтнагелвин. В 11 часов 40 мин. старший помощник капитана, Нестеров Александр Федорович, от тяжёлой травмы головы и переохлаждения, скончался.

   На борту “Картли” готовилась к эвакуации последняя группа моряков. На их долю выпала тяжкая миссия! В 9 часов 30 минут они перенесли и оставили в каюте № 50 тела погибших, штурмана О.Б. Калядина и рулевого В.Т Колодина, поскольку каждый подъем на борт вертолета, проходил с огромным риском для экипажей вертолетов и тех спасенных, которые  уже находились внутри. В 10 часов 05 мин. аварийная группа оставила борт “Картли”, проведя предварительно герметизацию отсеков, и обесточив все электрические потребители. Таким образом, на борт судна “Олна” были доставлены 32 человека и судовой кот “Горби”. Все они, будут переправлены в г. Прествик. В 10ч. 30мин. вертолеты были освобождены. Спасательный катер вернулся на базу острова Айлей. Танкер “Друпа” получил разрешение следовать своим курсом.

 “Картли” с креном 25 градусов, отправился по воле ветра и течений в свой последний траурный путь. На его борту находилась бессменная вахта второго штурмана.

   До темноты отслеживали направление дрейфа судна вертолеты береговой службы! 18 декабря к 17 часам “Картли” вошел в зону действия мощного течения Северного пролива. Его появления, у входа в пролив шириной 12 миль, ждали  локационные станции на двух противоположных мысах Форленд и Блэк-Хед, но на экранах радаров “Картли” не появился! Последний раз его видели с воздуха в координатах 55 градусов 22 минуты северной широты и 06 градусов 03 минуты западной долготы.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…