Замира Калмакова

Страна: Кыргызстан

Меня зовут Замира Калмакова. В творчестве я относительно недавно, во время карантина в 2020 году, когда все оказались заперты дома, решила для себя попробовать пером что-либо сотворить на бумаге. Начала писать короткие рассказы. Сама являюсь менеджером в туристической компании “Экотур” Моим любимым хобби является – волейбол.

Country: Kyrgyzstan

My name is Zamira Kalmakova. In creativity, I relatively recently, during quarantine in 2020, when everyone was locked at home, I decided for myself to try to create something on paper with a pen. I started writing short stories. I myself am a manager in the travel company “Ecotour” My favorite hobby is volleyball.

Отрывок из малой прозы ”Знаки”


1.

Сагын сидел у самого края балки, свесив ноги вниз. А внизу – бездна. Он сидел на восьмом этаже строящегося дома. Низко опустив голову вниз, он тщетно пытался дозвониться до абонента. Слезы капали ему на колени, время от времени он вытирал их рукавами грязной робы.

– Ну, брат, подними же трубку! Умоляю, подними! – шептал он в трубку. А в телефоне упорно, уже в пятнадцатый раз, ему отвечал металлический женский голос: «Абонент вне зоны доступа или отключен.»

Сагын бросал трубку, а потом снова, и снова набирал номер.

– Пожалуйста, брат, друг, Нурик, подними же этот чёртов телефон, – уже навзрыд кричал он в трубку.

Тут он почувствовал чьи-то крепкие руки на плече. Сагын продолжал сидеть без движения, и даже не поднял голову. За спиной прозвучал голос бригадира:

– Сагын, остановись. Успокойся. Мы его уже не вернем. Ты вчера сам кинул первую горсточку земли в его могилу…

– Неееет, – закричал Сагын, не давая договорить бригадиру, – неееет, он живой, просто опаздывает на работу….

– Очнись, – твердым голосом, немного повышая тон, перебил его бригадир, – очнись. Ты так точно сойдёшь с ума. Ты вчера попрощался с ним навсегда, мы все вместе отправили его в последний путь. Прими же ты это наконец, нет больше с нами твоего Нурика. Очнись!

Сагын встал с места, и крепко обняв бригадира, зарыдал у него на плече. Бригадир тоже обняв его, тихо шептал ему в ухо:

– Ты сильный парень, держись, ты можешь, ты должен. Сынок, ты совсем молодой, и ты должен жить, а теперь ты еще должен научиться жить без него, – плечи Сагына содрогались от рыданий, а бригадир, тихо похлопывая его по спине, продолжал, – здесь никто не виноват. Это несчастный случай. Не удержался парень, леса пошатнулись, сорвался….

При последнем слове у бригадира самого дрогнул голос, и он замолчал. Через минуту он продолжил:

– Сынок, иди домой. Отдохни. Сегодня мы поработаем без тебя. Будь сильным. Он будет всегда с тобой в твоем сердце, он будет всегда твоим ангелом-хранителем.

– Спасибо, – тихо ответил ему Сагын, – да, пожалуй, я пойду домой, – и повернувшись тихо пошёл прочь.

Рядом стояла его бригада и молча провожала его взглядом. Когда он уже был готов сделать первый шаг вниз по лестнице, он услышал от одного из своих товарищей:

– Сагын, ты сильный, держись. Нам всем не хватает Нурика, крепись, брат.

Даже не обернувшись, низко опустив голову, Сагын начал спускаться по лестнице, мысленно благодаря Бога, что никто не видит его слёз.

2.

Даже забыв переодеться, в грязной робе, с пятнами от разной строительной смеси, Сагын шел по улице города. Он думал о своем самом близком друге Нурике, который стал даже ближе, чем родной брат. Он вспоминал о их первой встрече, о их долгой и крепкой дружбе.

Сагын в одночасье потерял родителей. Ему было пять лет. Он помнил своих родителей очень хорошо. Они растили сына в любви и заботе. Несмотря на свой возраст и несмотря, что говорят, что дети в четыре года еще ничего не помнят, Сагын помнил всё. Он помнил, как отец подняв его на руки, крепко обнимая и целуя, говорил:

– Мой богатырь, моя опора, сынок мой, мы с мамой совсем одиноки, выросли сиротами, но тебе мы никогда не позволим чувствовать себя одиноким, у тебя будут братья и сестры и у нас будет большая и дружная семья, – и при этом, он обязательно поднимал сына вверх и громко смеялся.

В тот день их позвали в гости друзья. По непонятным для Сагына причинам, родители решили оставить его у соседки, хотя на каждое празднество они всегда брали его с собой.

Сагын спал не спокойно, ему всю ночь снились кошмары, и он скучал по родителям. Он мысленно ненавидел тех друзей родителей, которые позвали их в гости.

Утром было что-то совсем непонятное для маленького Сагына. Крики и плач соседки, милиция, вопросы, чужая тетенька, которая дала Сагыну конфетку и обнимая Сагына, сказала, что он должен поехать с ней, что родители, к сожалению, не смогут приехать за ним.

И только спустя годы, он случайно узнал от нянечки, что водитель уснул по дороге и заехал под впереди идущий Камаз.

В первое время Сагын никак не мог привыкнуть в детском доме, он постоянно плакал и звал своих родителей, он избегал других мальчишек и девчонок, ни с кем не разговаривал и постоянно сидел в углу и плакал, тосковал по своим родителям.

Однажды, когда он, как обычно, стоял в уголочке, к нему подошел мальчик:

– Привет, как тебя зовут?

– Сагын, а тебя?

– Я Нурик, просто Нурик, не люблю, когда называют меня Нурланбеком, – и громко засмеялся, – а ты сегодня молодец, не плачешь.

– Я хочу к родителям, я очень скучаю по ним…

– Ты помнишь своих родителей? Здорово! А я вот их даже не видел, не знаю кто они, есть ли они вообще? Я в этом доме целую вечность живу, уже пять лет, только вначале был в другом отделении, в доме малюток, а уже два года, как здесь. Ты счастливчик, ты видел своих родителей, – улыбаясь, Нурик похлопал Сагына по плечу.

В сторонке тихо плакала нянечка, вытирая платочком глаза, которая слышала их разговор:

– Такие маленькие, а такой взрослый разговор, – тихо шептала она себе, снова вытирая глаза, полные слёз.

С этого момента и началась их настоящая дружба длиною в жизнь. Вместе ходили с разбитыми коленками после футбола, вместе радовались первому звонку, клялись учиться только на отлично, первые синяки после драк с другими мальчиками, первая влюбленность в одну и ту же девочку. Ну и тут они никогда не испытывали трудности, каждый уступал другому.

– Брат, за твое счастье я все отдам, – говорили они друг другу, но детская влюбленность уходила, и оставалась только их дружба.

Они не представляли жизни друг без друга. Они не раз клялись друг другу в верности, обещая быть всегда рядом, вместе.

Так они закончили школу и пошли сдавать экзамены для поступления в вуз. Нурик без труда сдал все экзамены и прошёл в университет. Сагыну учёба давалась не легко и не набрав достаточно баллов, он не смог поступить в желаемый факультет.

– Брат, – сказал Нурик, улыбаясь – не переживай. В следующем году обязательно поступишь, у нас впереди год, я тебе помогу подтянуть эти предметы. А я хочу учиться с тобой вместе и сидеть с тобой за одной партой, поэтому я тоже отказываюсь от учёбы. Через год мы снова придем и сдадим эти экзамены.

– Ты что? – округлились глаза Сагына, – даже не думай об этом. Ты сдал все экзамены и поступил, ты должен учиться. В следующем году я сам поступлю в университет. Не переживай за меня, – стал возражать Сагын.

Но, Нурик стоял на своем, не принимая возражения своего друга, он твёрдо сказал о своем решении и что это решение нельзя изменить, и что Сагыну остается только согласиться с его решением.

– Хорошо брат, я понял тебя, спасибо тебе большое, – согласился Сагын, – но, что нам теперь делать, из детского дома мы уже выросли, общежитие нам не светит, нам нужно где-то жить и зарабатывать деньги, – недоуменно размышлял он.

– Не бойся, если мы вместе, то мы обязательно что-нибудь придумаем, – с широкой улыбкой и хлопая по плечу своего друга, ответил Нурик.

После долгих размышлений и споров они пришли к единому мнению снять однокомнатную квартиру и пойти на работу в строительную компанию разнорабочим. На работу устроиться им не составило труда.

Полгода они работали на стройке. Оба уже освоили работу строителя. Каждый вечер они уставшие приходили домой, но никто из них не ныл, а наоборот, они подбадривали друг друга, ставя цель перед собой, накопить денег на учебу.

В тот злополучный день у обоих друзей было прекрасное настроение, по дороге домой они говорили о будущем, о светлом будущем.

Работа шла на восьмом этаже. Два друга в этот день носили раствор в ведрах кладчикам кирпичей. Нурик хотел передать ведро коллеге, одной рукой схватился за леса и приготовился раскачать ведро в руках. То ли леса были плохо закреплены, то ли сорвалась рука, и он начал терять равновесие, ведро полетело вниз, а за ним, не удержавшись, сорвался Нурик…

3.

Сагын шел по улице, низко опустив голову, думая о своем друге.

«Брат, мне тяжело без тебя, я не хочу и не могу жить без тебя», – время от времени ему приходилось украдкой вытирать слёзы грязной рукой. «Почему судьба так жестока ко мне? Почему на месте Нурика оказался не я? Брат, я хочу к тебе. Я сегодня же приду к тебе. Сегодня вечером, после рабочего дня, с того же места я найду путь к тебе».

Слёзы душили, он бесцельно шёл по улицам, с твердым намерением дожидаясь вечера.

Вдруг из-под кустов он услышал жалобный писк. Сагын на секунду отвлёкся от своих печальных мыслей и глазами стал искать источник непонятных звуков. Он подошел к кусту и заглянул под него. Там лежал маленький щенок маленьким комочком, дрожал всем телом и пищал.

– Эй, маленький, где твоя мама? – поглаживая, стал спрашивать он щенка. Щеночек почувствовав теплые человеческие руки, поднял голову, посмотрев прямо в глаза, перестав плакать, легонько завилял хвостом, будто говорил: «Забери меня, ты мой Человек!»

Сагыну стало очень жалко щенка, ему захотелось взять его с собой, но он, поглаживая его, сказал:

– Дружочек, я бы взял тебя, да не могу. Меня ждёт друг сегодня вечером, а потом меня не станет, а тебе нужен живой человек, – вытирая слёзы сказал Сагын, – погоди, Малыш, не плачь, я тебе сейчас принесу молока, а там тебя мама обязательно найдёт.

Словно понимая слова Сагына, щенок снова начал тихо поскуливать, не смотря на то, что парень не прекращая гладил его. Он преданно смотрел на Сагына и тихо скулил, будто хотел сказать: «Меня уже однажды бросили, хоть я совсем малыш, не бросай меня, забери меня, я буду тебе верным другом!»

– Погоди, Малыш, не уходи никуда, я сейчас быстро принесу тебе молока, мясо ты, наверное, еще и не умеешь кушать, – не понимая щеночка, сказал Сагын и быстрым шагом пошёл в магазин.

Схватив с полки молоко, не забыв о пластиковой миске, быстро расплатившись, он побежал снова к кустам. Щенок также лежал комочком и скулил.

– Малыш, вот, я принес тебе молока, давай попей немножко, – наливая молоко, он пододвинул миску поближе к щенку, а он преданно посмотрев в глаза Сагыну, даже не повернул голову к миске.

– Ну, Дружочек, что с тобой? Давай покушай, ты ведь голоден, – стал уговаривать его Сагын. Щенок по-прежнему смотрел ему в глаза и тихонько поскуливал.

– Прости, Малыш, я не могу забрать тебя, – поглаживая начал говорить Сагын, будто щенок мог его понимать, – понимаешь, я потерял друга, брата, он вчера сорвался с высоты. А я не могу жить без него, и я сегодня вечером пойду к нему. Тебе нужен живой друг, а я ничем не могу помочь тебе, потому что совсем скоро буду на небесах.

Щенок привстал и прижался к его ноге, будто просил этим не уходить Сагына. Он поднял щеночка на руки, поцеловал ему в мордочку, поставил его возле миски:

– Прости друг, я не могу взять тебя с собой, надеюсь, что скоро мама или Человек найдёт тебя, – и быстрыми шагами начал отдаляться от него. Он всё еще слышал жалобный писк щенка, и чем дальше он уходил, тем писк был всё тише и тише, а затем и вовсе пропал.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 4,50 из 5)

Загрузка…