Жагпар Егизбаев

Страна : Казахстан

«Что привлекает в рассказах Жагпара в первую очередь? Умение найти, казалось бы, в обыденной теме «изюминку», посмотреть на нее с тонким юмором, необидно посмеяться над героями рассказа. И не только над героями, но и над собой. А это, смеяться над собой, – особый дар, данный далеко не всем. Это и цепляет. А еще литературное изложение – особый язык. Но вряд ли при написании Жагпар преследовал цель кого-то поразить своим литературным изыском. Думаю, он просто письменно вспоминал прожитое, встреченных на пути людей, которые чем-то запали в глубины памяти. Просто вот такой Богом данный дар позволяет ему обычную историю облечь в форму, которая захватывает читателя. Он, может, даже и смешить не хочет, но так уж получается, что большую часть рассказов без смеха не прочитаешь. При этом его рассказы невольно погружают читателя в воспоминания.» Виктор Сутягин


Country : Kazakhstan

«What attracts at Zhagpar’s stories in the first place? The ability to find a “zest” in the ordinary topic, to look at it with subtle humor, to laugh unhappily at the heroes of the story. In addition, not only above the heroes, but also above himself. Moreover, this, laughing at oneself, is a special gift given not to everyone. This is catchy. One more thing, literary presentation is a special language. However, it is unlikely that when writing, Zhagpar aimed to impress someone with his literary sophistication. I think he simply recalled in writing what had happened, people who met on the way who were sunk into the depths of memory. It is just that such a gift from God allows him to put the ordinary story into a form that captures the reader. He may not even want to make one laugh, but it just so happens that you cannot read most of the stories without laughter. At the same time, his stories involuntarily immerse the reader in memories. » Viktor Sutyagin


Рассказы “Выжившие без гугла”

БОРДЮРЫ ЛИНЯЮТ В ПОЛДЕНЬ

Это произошло лет …надцать назад. В городок приехал ВПГ – ВысокоПоставленный Гость. Как обычно бывает в таких случаях, подготовка началась задолго до этого дня.

Была поздняя осень. Чтобы не ударить лицом в грязь перед ВПГ, акимат поднял на уши весь город. Был вычищен годовой мусор, покрашены несколько домов по пути следования, повесили новые баннеры.

В программе дорогого гостя помимо прочего было посещение одного учреждения, куда обычно возили всех ВПГ. Сотрудники того учреждения только и делали, что принимали высоких гостей. Комиссия по приему ВПГ осталась довольна готовностью, кроме одной детали: бордюры на улице, ведущей к учреждению, оказались очень грязными. Проблема была плевая: согнали несколько десятков гастарбайтеров из муниципального предприятия, которые за пару часов покрасили бордюры белой краской.

Все, казалось, под контролем. Но в процесс вмешался один игрок, который отказался подчиняться акимату – погода.

Вечером дня перед визитом пошел дождь! Все знают, что дождь в нашем городке — это всегда ЧП: слякоть, грязь, дренажа нет, люди ходят по колено в воде. Но было не до людей – свежеокрашенные бордюры покрылись слоем грязи из-под колес автомобилей.

За ночь подморозило и утром бордюры предстали перед очами комиссии в неприглядном виде: на них комками лежала грязь со льдом! Чистить их времени не оставалось. Комиссия приняла единственно верное на их взгляд решение: закрасить бордюры снова, поверх грязи и льда! Группа гастарбайтеров выполнила приказ, не моргнув глазом…

За пару часов до прибытия гостя погода вновь начало резко теплеть. ВПГ с удивлением наблюдал из тонированного окна лимузина, как белые бордюры линяли на глазах, обнажая грязную грунтовку…

ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ КИТКРАЯ. “ДЕБИТ”

В старом Гурьеве было немало окраин, про которые слагались легенды и небылицы. Каждый, кто родился или когда-то жил в тех местах гордится причастностью к ним, не только пересказывая эти мифы, но и всячески приумножая их, добавляя все новые краски от себя. Елшібек(Елшибек), Ақ депо (Белое депо), Қара депо (Чёрное депо), Старый аэропорт, Первый участок, Жұмыскер(Работяга) (тот, старый), Құрсай(Курсай)… Какие названия! Но среди всех одно место всегда упоминалось с наибольшим пиететом и почтеньем. Речь идет о так называемом Киткрае.

Есть много споров о том, откуда пошло это название и по каким улицам проходит граница этого легендарного района. Каждый трактует по-своему и старается растянуть границы Киткрая так, чтобы и его улица оказалась там. Как же, ведь находясь в компании своих сверстников, всегда почетно заявить “киткрайданмын”( «я из Киткрая») и чувствовать, как собеседники проникаются еще большим уважением к тебе.

Большинство легенд, как вы догадались, о людях с отнюдь не примерным поведением и законопослушностью. Таковых в том районе было немало.

Одна из легенд отсылает нас не то на конец 60-х, не то на начало 70-х годов прошлого века. Тогда в стране транспортных средств было мало, а в таком городе как Атырау и вовсе были единицы.

Итак, 50 лет назад. На самую что ни есть киткрайскую улицу Красноармейская (ныне Нажимеденова) со стороны улицы Красная (ныне Макатаева) въехала автомашина ГАЗ-69. Эту машину весь Советский Союз называл “козликом”, а атырауские почему-то “дебит”. Водитель, выключив двигатель и закрыв двери, зашел домой к проживающему там знакомому. Когда вышел, попив чаю, он машину не обнаружил.

Нашлась она в другом конце улицы. Вернее, то, что от неё осталось. Рама “дебита” покоилась на 4-х кирпичах – кабина без дверей, без двигателя, без колес – короче без ничего.

Поиски милицией виновных и пропавших частей авто успеха не имели. Соседи вокруг и отдельные лица “на особом учете” ушли на полную “несознанку”. Дело шло, как сейчас говорят, к “висяку”. Но тут все решилось неожиданным образом.

Оказалось, что автомашина принадлежала организации, которую недавно возглавил выходец из Киткрая. Тот вышел на земляков, поговорил по душам с “отдельными лицами на особом учете”.

В один прекрасный день к водителю, который как вы понимаете, уже ходил без работы, пришел сын того знакомого, у которого он пил чай в тот злополучный день. Он сообщил, что отец зовет его в гости. Наверное, это было нечто вроде “көңіл шәй”(утешение за дастарханом) для подавленного ударом судьбы шофера. За дастарханом хозяева успокаивали водителя дежурными фразами типа “солай болды енді, басың аман болсын”(«так случилось, будь здоров!») и т.д. и всячески старались поднять ему настроение.

Когда водитель вышел на улицу, он оцепенел от неожиданности и чуть не потерял сознание. Перед домом стоял его “дебит”, в полном сборе. И даже ключи торчали в замке зажигания…

Вот такая вот история. Чувствую, что получу с десяток звонков от аборигенов, о том, что все было не так. Что это была М-21, а не ГАЗ-69, что на самом деле это случилось не на Красноармейской, а на Пролетарской, что двигатель не могли снять за короткое время, а только колеса, что при этом он лично присутствовал и лучше меня знает подробности.

Ну, чем мне крыть? Каюсь, виноват, готов признать свою ошибку. Но при одном условии: напиши теперь ты!

ЧАСТНЫЙ СЫСК

Середина 90-х. Мы с другом должны были вылететь из Алматы в Атырау. Стояла прекрасная солнечная погода, характерная для алматинской осени. До вечернего рейса времени было предостаточно, и мы решили проехать в исторический центр города, где в изобилии предлагались янтарное пиво и закусон к нему. Казалось бы, ничто не должно было помешать этому замечательному плану.

Очень коротко о друге. Назовем его просто Друг. Перефразируя, киноклассика, “его фамилия слишком известная, чтобы я ее называл”. Скажу только, что вчера, вспомнив тот интересный случай и посмеявшись еще раз, он за чашкой ароматного цейлонского чая одобрил идею написать этот рассказ.

Отпустив такси, я почувствовал, что чего-то не хватает. А не хватало моего бумажника. После того случая я избавился от привычки класть бумажник (сотку, очки, документы – нужное подчеркнуть) на колени. Пока я болтал с Другом и считал мелочь, бумажник сполз с колена куда-то вниз. Позабыв про него, я вышел из машины и помахал ручкой таксисту.

В бумажнике было немного тенге, три сотни бакинских новыми хрустящими купюрами, мои водительские права и наши билеты на Атырау. Последних было особенно жалко, учитывая, как пришлось их доставать. Для молодого поколения поясняю: электронных систем покупки билетов еще не было, в кассах купить их было невозможно. Какие-то мутные люди подходили и предлагали вылететь в любом направлении по спекулятивной цене. Чтобы кассир отпустил вам имеющийся у него билет по своей цене, надо было принести записку “от Баке”. Вот она и была гордо предъявлена кассиру днем ранее.

Та машина была обычная белая ВАЗовская “копейка”, коих в те годы по Алматы бегало великое множество. Шофер был самый обыкновенный, без особых примет. И на номер мы, естественно, не посмотрели. Конечно, процедура обязывала обратиться в полицию (тогда, кажется, еще была милиция). Но, какая гарантия, что того “жигуленка” найдут? Даже если найдут, признается ли водила? Может он скажет, что в первый раз видит нас!

В любое другое время было бы безнадежно пытаться искать. Но не в этот раз! Со мной был Друг! Он, силу своих личных качеств, а также образовательного бэкграунда, иногда имеет способность замечать такие детали, на которые простые смертные просто не обращают внимание.

– Машина какая-то странная, – сказал он, задумчиво глядя в сторону, куда уехал таксист.

– Чем же? – спросил я, все еще переживая потерю.

– Необычная. Жаке, ты же лучше разбираешься в марках авто. У нормальной машины может быть компас вместо часов? И весь салон, как тебе сказать, аскетичный что ли. Педали газа и тормоза заварены из каких-то кусочков железа.

– Точно, и торпедо странное, не родное, – начал припоминать я, сидевший на переднем пассажирском сидении. – Кажется от “Москвича”.

– Рвет с места как-то не по-жигулевски, – продолжил вспоминать Друг. – И, главное, посредине проходит какая-то железная дуга, явно ручной работы. У каких авто бывают такие дуги?

– У полевых внедорожников, ну и у гоночных машин… Это – гоночный авто!

– А где здесь спортивный автоклуб? – хором спросили мы друг друга.

Через полчаса мы ходили по пустынным коридорам конторы клуба, адрес которого нам удалось раздобыть. Опять же, на всякий случай для поколения next проясняю: в то время еще не было мобильных телефонов, джипиэсов, гугла и прочих полезных мелочей современности.

Клубов могло быть несколько, но мы решили начать с этого. Единственный, кто нам попался был завхоз, проводивший какую-то инвентаризацию.

– Ребятки, вы ищете иголку в стоге сена. У нас этих Жигулей пруд пруди. И половина из них белые! А ваша машина и вовсе могла быть пригнана из другого города.

– Но у нее не родная панель приборов, – не унимались мы.

– Слушайте, наши слесари пришпандорят на любую машину любое торпедо. Хочешь москвичёвские, хочешь – иномарочные.

– У нее клеймо, – сказал Друг отрешенно. – В середине дуги белой краской мелко написано “ФИ12”.

– Опаньки, с этого надо было начинать! Это же фирменный вензель нашего слесаря Фарида, который на пенсии!

Фарид Искандеров удивился, что его до сих пор помнят. По телефону сообщил, что это была 12-я тачка, которую он “прокачал”, поэтому, собственно, там написано ФИ12. К тому же она принадлежала бывшему чемпиону СССР N-ову. И вроде чемпион уже продал ту машину кому-то.

Вы должны понимать, что нас уже ничто не могло остановить. И телефон N-ова, переехавшего в Новосибирск, был найден в течение нескольких минут. После душевного разговора он сообщил имя покупателя. Еще через полчаса мы стояли у подъезда Покупателя машины Чемпиона.

Уверенности, что тот не загнал приметное авто еще кому-то не было. Какова же была наша радость, когда почти одновременно с нами подъехал тот самый такси!

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (78 оценок, среднее: 4,24 из 5)

Загрузка...