Елена Константинович

Страна : Турция

Я родом из Беларуси. Два года назад переехала в Стамбул и захотела об этом написать. Так появилась моя первая книга “Уроки турецкого” . Люблю язык, особенно новый, который еще предстоит изучить. Новый язык дает мне возможность найти другой мир, не теряя свой собственный, и посмотреть на себя со стороны.


Country : Turkey

My name is Alena Kanstantsinovich. I am from Belarus. Two years ago I moved to Istanbul and decided to write about my experience. This is how my first book “Turkish Lessons” appeared. I love language, especially a new one, the one I am still about to learn. Every new language gives me a chance to enter another world without leaving my own and look at myself from a different angle.


Отрывок из романа-сказки “В поисках кошачьего рая.”

Тетя Роза из Одессы.

– Собирайся, говорю, ты едешь в Стамбул, – повторила Василиса. Ее зеленые глаза светились такой решимостью, что Борис не осмелился возразить. Только неуверенно мяукнул:

– А на чем?

– На тете Розе.

– Верхом? – выпалил Борис и сразу смешался. – В смысле?

Василиса закатила глаза к небу и описала ими раздраженную дугу:

– Спускайся скорее и не задавай глупых вопросов. С этими словами она повернулась, подняла хвост, как экскурсовод флажок, и уверенно зашагала в сторону дома, всем своим тылом задавая Борису нужное направление.

Борис второпях схватил с тарелки дымящуюся сардельку и выразив нечленораздельную благодарность дяде Толе, прыгнул с балкона и побежал догонять Василису.

По дороге она посвятила его в свой грандиозный план, первым и ключевым пунктом которого значилась Розалия Иосифовна или, как она сама себя называла в память о любимом фильме, донна Роза.

Розалия Иосифовна, энергичная дама неопределенного возраста приходилась родной теткой Василисиной хозяйке. Своей колоритной фигурой и “жизнестойкостью” тетушка Роза напоминала неваляшку с шапкой завитых и намертво залитых лаком локонов оттенка “зрелый баклажан”. Яркий образ Розалии Иосифовны дополняли спелые щеки, перед оттенком которых, как утверждала их носительница, в свое время меркло даже красное знамя.

Тетушка Роза была коренной одесситкой и любила повторять, что корни, которые она пустила в этом южном городе настолько глубоки, что удалить их не под силу ни одному дантисту.

Несмотря на нежные чувства к родному городу, каждое лето донна Роза неизменно приезжала в Рогачев, навещала племянницу и местный санаторий. Лояльность Розалии Иосифовна Рогачеву объяснялась несколькими факторами: донна Роза страдала от переизбытка чувств к племяннице, которую видела всего раз в год, а еще от недостатка средств и остеохондроза.

Также в анамнезе Розалии Иосифовна значилось хронически пониженное давление, которое каким-то чудесным образом сочеталось с повышенной жизненной активностью.

Особенно тетушка Роза уважала Рогачевские грязи.

– Нет, Ниночка, – обращалась она к племяннице, – ты только не подумай дурного. Грязи у нас и в Одессе хватает. Особенно летом, когда всему городу отключают горячую воду. В прошлом июне, например, как сейчаз помню, к юбилею Одессы над городом пролетел вертолет, рассыпая лепестки роз на удивленных горожан. Праздник, понятно дело. Так потом наутро все газеты пестрили заголовками: “Юбилейное настроение: розовый дождь пролился на немытых одесситов”.

Так что ты, Ниночка, до головы не бери, грязи у нас и в Одессе хватает, но вся она яка-то бесполезно-бесцельная. А ваша рогчевская, нательно-бесценная, хоть к ране прикладывай, я уже молчу за свою спину.

Кроме рогачевской грязи Розалия Иосифовна очень любила санаторского массажиста Олежку.

– Нина, у него золотые руки, бронзовый загар, и стальные нервы, в этом змеином гнезде работать, – критически оценивала Розалия Иосифовна санаторно-женский коллектив. 

Обычно Розалия Иосифовна приезжала в Рогачев в середине лета, но в нынешнем году одним пригожим майским утром в прихожей Василисиной хозяйки раздался пронзительный телефонный звонок.

Когда Нинель подняла трубку, та заговорила тетиным голосом.

– Ниночка, для тебя, конечно не секрет, что в мае во всех порядочных городах должна цвести сирень. Но то в порядочных, а в Одессе в этом году с какой-то радости зацвело море.

И теперь, гуляя у причала, я вынуждена отворачиваться, потому что море не только цветет, зараза, но и гонит свою болотно-зеленую волну прямо в мою сторону.

Сил моих больше нету это зрелище выносить, короче, мы с Анри выезжаем, встречай.

Нежным именем Анри, Розалия Семеновна называла свое любимое транспортное средство Daewoo Matiz образца 1999 года. Несмотря на все заверения и тех паспорт, Розалия Иосифовна считала свой автомобиль прямым потомком великого художника-импрессиониста Анри Матисса и решила назвать авто в его честь.

Внешне казалось, что габариты авто леди тети Розы значительно превышают габариты Анри, но как известно внешность обманчива. Так, в тандеме донна Роза и Анри сумели проехать тысячи километров и останавливаться на достигнутом не собирались.

Сразу после разговора с племянницей старичок Анри, покашливая, выехал по маршруту Одесса-Рогачев.

Надо сказать, к кашлю Мatiza Розалия Иосифовна прислушивалась не особо, а ее зычные окрики в сторону водителей-остолопов обеспечивали абсолютную звукоизоляцию.

Восемнадцать часов спустя массажист Олежка приложил свои золотые руки к остеохондрозу тетушки Розы, а после сеанса массажа она с радостью упала лицом в рогачевскую грязь.

В течение четырнадцати дней Розалия Семеновна предавалась всевозможным санаторным процедурам, но на исходе второй недели заскучала по своей кошке Муське и засобиралась домой.

Перед отъездом, как обычно, донна Роза зашла в гости к племяннице и застряла у нее на весь день. Каждый год Розалия Иосифовна привозила Нинель Ивановне соленые одесские байки, а увозила с собой банки янтарного меда с местной пасеки. Этот раз не был исключением. Донна Роза, сидела за круглым столом, потягивала чай из большой кружки и травила одесские анекдоты. Рядом с ней стояло несколько душистых бочонков, которым предстояло отправиться в путешествие. Однако Розалия Иосифовна не догадывалась, что на этот раз она увезет с собой в Одессу не только мед.

– Десятая кружка пошла, – мяукнула Василиса себе в усы. Она каким-то чудом забралась на подоконник и со своего поста внимательно наблюдала за происходящим. – Дело близится к концу, поторапливайся.

– Нет-нет-нет, – замотал головой Борис. Ты что-то перепутала! Какая Одесса? Мне в Стамбул надо.

Василиса только хмыкнула и прищурилась:

– Даааа, невнимательно ты, Боря, карту на столе рассматривал, все больше молоко лакал.

– А это здесь причем? – возмутился Борис.

– А при том, что если бы ты внимательнее смотрел на карту, то заметил: Стамбул твой и тети Розина Одесса у Черного моря находятся.

– Какого моря?

– Да того самого, что тебе снится по ночам.

– Правда что ли?

– Чистая, как моя миска от сметаны. Правда, два города на разных берегах моря, зато из Одессы в Стамбул ходят паромы. Когда тетушка Роза тебя в Одессу доставит, ты приглядишь себе какой-нибудь паромчик посимпатичнее и рванешь в свой Стамбул! Соглашайся! Когда тебе еще такой шанс выпадет? – настойчиво мяукала Василиса, и глаза ее горели зеленым огнем.

От неожиданного поворота событий Борис не мог ни фыркнуть, ни мяукнуть. Некоторое время он просто сидел и таращился на Василису.

Вдруг он услышал громкий настойчивый стук, а потом понял, что это стук его собственного сердца.

В этот момент дверь скрипнула. На крыльце показалась хрупкая Нинель Ивановна, которая тащила за собой огромный чемодан.

Было совершенно непонятно, каким образом невесомый организм Нинель Ивановны приводил чемодан в действие. Тем не менее, факт остается фактом. За Нинель Ивановной следовала пышная дама, из которой сыпались четкие указания.

-Ниночка, налево! Да не ты, ты еще успеешь, я за чемодан! Ниночка, последний рывок, только смотри, ничего себе не порви.

 Нинель Ивановна каким-то чудом запихнула чемодан в багажник и у нее вырвался тяжелый вздох, который Розалия Иосифовна истолковала по-своему.

– Да ты не расстраивайся, Ниночка, скоро увидимся. Теперь ты ко мне приезжай. Вот как вернет себе море свой натуральный оттенок в следующем году, так сразу и приезжай. Пока, рыбонька.

В следующую минуту тетушка Роза села в Matiz, который присел под ее гнетом, и что есть мочи нажала на газ. Через мгновение автомобиль растворился в дорожной пыли. Авто леди Розалия Иосифовна мчалась по белорусской дороге с одесской прытью, подпрыгивала на ухабах и не подозревала, что везет с собой…зайца, в смысле кота, кота-зайца.

Все как-то само собой получилось, он и опомниться не успел. Помнил только, что внутренний голос прошептал ему:”Решайся”.

И вот он уже в багажнике тетушки Розы, мчит от Василисы, которая машет ему вслед хвостом.

Что его ждет впереди?

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)

Загрузка...