Екатерина Михайличенко

Страна: Казахстан 

Я Катерина, HR в компании по дистрибуции. Живу своей профессией, считаю ее своим призванием. Еще я люблю ходить пешком, выбираться на природу, читать книги, пробовать новые вкусности и…писать. Заметки, посты, наброски, письма для команды, необычные пожелания родным и близким. Теперь вот созрела для книжки.

Country: Kazakhstan

I’m Katerina, HR in a distribution company. I live my profession, I consider it my vocation. I also love to walk, get out into nature, read books, try new goodies and … write. Notes, posts, sketches, letters for the team, unusual wishes for family and friends. Now it’s ripe for a book.

Отрывок из прозы “Тетрадь в клетку”

Комната #75

Я готова!

 

В это утро я чувствовала себя паршиво. С момента прихода в Дом я себе все меньше нравилась внешне, ощущала измотанность и нарастающую апатию. По вечерам на меня накатывала такая сильная усталость от работы, учебы и домашних дел, что приходилось делать выбор между тем, чтобы помыть голову или лечь спать пораньше. Накануне я выбрала второе, о чем сейчас жалела, видя свои заметно жирные волосы в металлических перилах лестницы.

Мимо меня по коридору прошел мужчина, хотя ходьбой это было сложно назвать. Он прыгал на правой ноге, опираясь о стену правой рукой, а левые конечности безжизненно волочились следом. Мужчина увидел меня и отвернулся, скривив лицо.

– Как же неприглядно я выгляжу, судя по его реакции. Хорошо, что хоть двери комнат не зеркальные – грустно подумала я, перед тем как постучать в одну из них.

Дверь распахнулась и меня, словно по закону подлости, встретила ухоженная пожилая женщина с изящно уложенными кудрявыми волосами, страстным макияжем и стильным черным платьем в белый горошек. И это все в 9 утра. В моей голове пронеслись строчки А. Блока про “дыша духами и помадами…”. Она выглядела очень эффектно и при этом со вкусом. Женщина сверлила меня оценивающим взглядом пару секунд, а затем грустно вздохнула, дав понять, что итоги оценки неутешительные.

– Меня зовут Екатерина, я психолог и хочу с вами познакомиться – пролепетала я, желая спрятаться куда-нибудь.

– О, психолог! Я вас так давно ждала, проходите – улыбнулась прекрасная дама и подтолкнула меня войти.

В комнате было уютно и светло, постель убрана, шторы открыты и пахло тем же парфюмом, что и от хозяйки. Я присела за стол, стараясь не показывать свое восторженное состояние слишком явно. Меня ждали. Я нужна. Прошло уже несколько лет с момента той встречи, а я до сих пор помню свои ощущения. Помню вкус предвкушения, радости, блаженства и сопричастности с другим человеком, а значит с целым миром. Быть нужной – все еще моя главная движущая сила и награда одновременно.

 

– Меня зовут Александра – сказала женщина с вызовом, специально опустив отчество. 

– Очень приятно.

– Я поселилась здесь два с половиной года назад и почти сразу за мной стал ухаживать местный мужчина из 59 комнаты, завидный мужчина между прочим. Он подарил мне этот цветок – сказала женщина, указывая на пышное зеленое растение в горшке на прикроватной тумбочке. 

Даже невооруженным взглядом такой несведущей в садоводстве особы, как я, (а у меня даже кактусы погибали в течение месяца) было видно, что за этим цветком тщательно ухаживают. Листья росли буйно и были лишены каких-либо намеков на пыль и увядание. От них просто веяло благополучием. Александра любовно провела пальцами по растению, задумавшись о чем-то своем. Ее лицо смягчилось, стало румянее и излучало безмятежную отрешенность. Но, это волшебство исчезло так же быстро и неожиданно, как появилось. Она сжала губы, покрытые матовой бардовой помадой и продолжила:

– Мы вместе гуляли, разговаривали о жизни, шутили. Он устроил для меня романтический ужин с копченостями, двумя горячими блюдами и фруктовой нарезкой с мороженым. А после начал намекать на постель… – сказала женщина, растянув последнее слово и многозначительно подмигивая мне.

В моей голове вопросы устраивали бешеное голосование за право быть озвученным. 

– Тааак – выдала я с видом опытного консультанта, у которого в загашнике имелись истории с кульминацией и погорячее, хотя на самом деле сейчас я слышала самую откровенную и невероятную из них.

– На тот момент я была не готова к сексуальным отношениям с этим мужчиной – добила меня Александра, кокетливо поправив локоны.

– Буду мыть голову даже когда валюсь с ног – мысленно пообещала я сама себе, наблюдая за привлекательной внешностью моей собеседницы.

– Но я ведь стерва по натуре, поэтому прямо объяснить свои чувства ему не могла. Я его спросила: “Ты чего, козлина, делаешь?”. У него мигом опустилось все, что поднималось, он обиделся и ушел. С тех пор мы не общаемся.

 

Женщина уперла руки в боки, напоминая изысканную сахарницу. Я прибывала в оцепенении. Приходя на работу в Дом, я верила в то, что здесь живут бедные и несчастные старики, которые вынуждены доживать свой век, оставленные детьми и внуками. Но на практике выяснилось, что они не собираются ни доживать, ни быть несчастными. Они намерены отрываться на всю катушку!

– Вы сказали, что вам нужен психолог… – начала я, но Александра не дала мне договорить вопрос.

– Все верно. Прошло два года, теперь я готова. Идите и скажите ему об этом, вы же психолог.

– Как вы себе это представляете? Здравствуйте, я психолог. Та женщина из 75 комнаты готова, идите. Так?

– Ну, да. 

– Так не пойдет, это не этично – выпалила я и запнулась.

В глубине души меня смущало другое. Я надеялась, что меня ждут для более великих дел, чем ходячее уведомление о готовности вступить в половой контакт. По сравнению с моими надуманными грезами, реальность оказалась столь суетной и неприглядной, что ввязываться в нее не было желания от слова совсем. В это время по-детски беззащитные глаза смотрели на меня, не отрываясь.

– Хорошо, я схожу.

 

О жители 59 комнаты среди персонала, с которым я общалась исключительно на планерках, ходило множество слухов. Кто-то говорил, что он играет в казино, зная математический алгоритм выигрыша, поэтому вечно пропадает где-то и возвращается обессиленным. Кто-то верил в его родственную связь с политической элитой страны, благодаря которой он сумел попасть в Дом и сохранить в собственности трехкомнатную квартиру, которую сдавал в аренду. Его считали ловеласом, способным очаровать любую местную бабку до беспамятства, покруче Альцгеймера с Паркинсоном вместе взятых.

Застать его и правда оказалось нелегко, пришлось наведываться в блок с его комнатой несколько раз в неделю и в разное время. В очередной раз стучась в дверь пасмурным субботним утром, я была удивлена ответом.

– Кто вы? – интеллигентно поинтересовался мужчина в клетчатой рубашке, увидев меня на пороге.

– Я Екатерина, психолог и хочу познакомиться с вами.

– Мне некогда с вами знакомиться, у меня работа.

– Я к вам по одному деликатному делу, можно войти?

– Хорошо, заходите – согласился мужчина, заметно смутившись от слова деликатный.

 

– Помните Александру из 75 комнаты? – выпалила я, попав внутрь, потому что решила сразу броситься в карьер, чтобы не дать себе шансов струсить.

– Нет – спокойно ответил он.

– Она говорила, что вы ухаживали за ней.

– Возможно, но я уже не молодой и память меня частенько подводит.

И я рассказала ему то, с чем пришла.

– Мне очень жаль, но я больше таким не интересуюсь.

– Вы про секс?

– Нет, секс дело хорошее и полезное. Я про бабушек. Понимаете, около года назад я встретил молодую женщину. Фортепиано для ее дочки настраивал и приглянулась она мне. Стал навещать, оказывать внимание, по хозяйству помогать. Девочка у нее инвалид, муж ушел давно. Но сама она очень красивая и статная. Достойная женщина, одним словом. Поэтому я стараюсь соответствовать – за здоровьем слежу, ходьбой скандинавской занимаюсь, всегда побрит, свеж и одеколоном надушен. За любые заказы берусь, вон в газете объявления размещаю. Я ведь помимо настройщика, отличный ремонтник. Швейные машинки чинить умею, по сантехнике соображаю. У меня на сегодня два выезда, а потом я к ней поеду. Дочка на лечении сейчас, а Наташенька такая страстная у меня, что до завтра я сюда точно не вернусь.

 

Я не знала, как сообщить Александре итог моего похода, поэтому умышленно ходила по Дому в обход ее комнаты. Но она подкараулила меня возле столовой и спросила, с блестящими от надежды глазами:

– Вы передали? Он придет?

– Комната постоянно закрыта. Не могу его застать.

– Ну, вы же еще пойдете?

– Конечно, обязательно.

 

А через неделю она умерла. От старости.

Или может от длительного ожидания.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 4,00 из 5)

Загрузка…