Гульдар Булякбаева-Бирганова

Страна : Россия

Литературным творчеством занимаюсь с детских лет. Пишу стихи, рассказы для детей и взрослых на родном языке. Выпустила одну книгу для детей – “Вкус апельсина”. Люблю путешествия, рыбалку, играть в интеллектуальные игры, заядлый спортивный болельщик. С недавних пор стала творить на русском языке.

Country : Russia

Отрывок из рассказа “Вещий сон”

 

Терапевт центральной районной больницы Кутдусов, еле приподнимая опухшие веки и источая запах перегара изо рта, сначала глянул на рентгеновский снимок на руках, потом – на мужчину средних лет перед собой и вымолвил:

– М-да… Плохи дела, братишка. Часто куришь?

До сих пор сидевший с равнодушным видом Ильгам, услышав это, вздрогнул и, потирая вдруг вспотевшие ладони, уставился на врача. От частого распития спиртного иногда путавшийся в днях недели, но из-за нехватки врачей все еще трудившийся в отдаленном районе Кутдусов, тыкая пальцем на снимок, продолжил:

– Видишь, легкие никчемные стали. Не злокачественный ли опухоль? Дам направление в онкодиспансер в столицу. Проверишься…

“Злокачественный опухоль…” “Онкодиспансер…” “Проверишься…” У Ильгама закружилась голова. Пробил градом пот и заломило суставы. Сердце бешено заколотилось. Он без сил облокотился на спинку стула. 

Плохо помнит, что было дальше. Вроде  сначала долго сидел в коридоре больницы, потом бесцельно скитался по улицам райцентра. Душу гложило тысячи хаотичных мыслей. Непонятно, как в таком состоянии доехал до родной деревни.

Зайдя во двор, он не стал сразу заходить в дом, а направился в сторону сарая. Взобравшись по лестнице на сеновал, упал навзничь и еще раз в деталях вспомнил ситуацию в кабинете врача. Что-то надо делать. “Делать…” Ильгам зло ухмыльнулься. Что можно делать-то?.. Время упущено. А ведь кашляет давно. Пока жена и прикованная к постели мать не настояли на обследовании, и не пошел бы в больницу. Лучше бы не ходил… За один день рухнули все планы и мечты. Только сороковник стукнул, а у него гнойник в легких. Со злокачественной опухолью далеко не уйдешь – прямо на кладбище. Интересно, сколько ему осталось? Два, три, пять месяцев?..

У Ильгама перед глазами промелькнула вся жизнь. Особенно ее переломные моменты. О-о-о, тогдашние трудности! Страна развалилась, но старшее поколение продолжало ходить на работу. Даже когда коллективные хозяйства обанкротились и не платили ни копейки. Уже когда прыткие люди украли, распродали все имущество колхозов-совхозов, пенсионеры стали дома сидеть, а молодежь подалась в далекие города. Только такие, как Ильгам, вернувшиеся с армии и наскоро женившись, народившие три-четыре ребенка, остались в недоумении. Во-первых, в далеких краях никто тебя с распростертыми объятиями, тем более, с большой семьей, не ждал. А на малой родине хоть жилье свое. Во-вторых, по сложившейся традиции младший сын в семье должен присматривать за пожилыми родителями. Это – давний закон у горных башкир.

Да, жилье есть, а вот работы нет. Ильгам сначала попробовал расширить огород, увеличить поголовье скота. Но дохода от личного подворья хватало только на еду. На рынке продавал картошку, так там завсегдатаи пытались задешево перекупить его продукцию, а самого выжать оттуда. Выращивал бычков на мясо, так перекупщики мудрили с весами и демпинговали ценами – скотина опять-таки уходила за бесценок.

Однажды Ильгам решил открыть свое дело. С чего начать-то? Вспомнил про старика Гильмана. Ой каким зажиточным был он в советское время! Собирал с народа макулатуру, старое тряпье, кости, шкуры животных. Потом все это сдавал в заготовительную контору в райцентре. С развалом страны и кончиной Гильмана это занятие сошло на нет. Когда колхоз приказал долго жить, машинно-тракторные мастерские, склады, зернотоки остались бесхозными. Люди стали растаскивать технику на металлолом. Ильгам наладил прием такого лома. Когда набиралось прилично, вез в город сбывать.    

Односельчане несли ему все. Некоторые мужики приносили и краденое, выносили и добро из собственного дома. Сосед, пьяница Галяу (на самом деле Галяутдин) таким образом вскоре ушел в мир иной. Его мать Магибадар каждый день приходила и слезно просила не принимать у сына ничего, ведь всеравно пропьет. Но бестолку. Ильгаму тоже надо было кормить семью.

Потом купил деревообрабатывающий станок. Установил на задворках своего участка. Тут пришел председатель сельского совета с претензией, мол участок незаконно занимаешь. Тогда только начали оформлять хозяйства, землю. Ильгам быстренько приобрел все бумаги, заодно и на заброшенный кусок земли соседей. Всеравно Галяу помер, а старушке много не надо. Магибадар об этом узнала только тогда, когда начала оформлять свой участок. Она опять слала проклятия в сторону ненасытного соседа.

Вся жизнь пролетела перед глазами Ильгама. Жизнь несправедлива: кому-то нездоровится, кто-то голодает, нищий нищает, богатый богатеет, вор – на свободе, невиновный – в тюрьме. А он, мужик в расцвете сил, должен рано умереть. 

Нет, в столицу он не поедет. Умирать, так в собственном доме. Умрет… Да, похоронят его, на кладбище мулла, прочитав молитву, по обычаю спросит: “Хороший ли человек был покойный?” Все скажут: “Хороший, хороший”, ибо о покойниках или хорошо, или ничего. Только Магибадар прошепчет: “Какой он хороший? Раб денег. И моего Галяутдина он в могилу свел”. А когда стихнут шаги похоронивших его людей, придут к нему на допрос. От исхода этого будет зависеть, куда попадет его душа – в рай или в ад.

Стой, какие накопились у него грехи? Заслужил проклятия старушки  Магибадар – раз. Не нашел время исполнить желание матери, много лет из-за болезни прикованной к постели – два. Бедняжка, сколько раз говорила, хоть разок бы выехать на природу, развеяться. Стыдно, чтобы с мужиками водку пить время находит, а для матери – нет. Даже смерть свою найдет от курения, а это тоже харам – неприличное занятие.

Ильгам поднялся на ноги и пошел домой. Жена его встретила встревоженной. Кивком головы позвала на кухню. Вдруг огорошила вестью:

– Видела плохой сон. Недолго осталось, наверно…

“Недолго осталось…” У Ильгама опять ушла почва из-под ног. “Вот как! Господь даже его жену предупредил”. Сомнения развеялись.

Назавтра мысль “недолго осталось” гнала Ильгама вперед. Он схватил железный лом и начал крушить забор между соседними участками. Пришла Магибадар: “Что делаешь?” Ильгам ответил сухо: “Забор обновляю. По старой границе”. Магибадар замолчала, пошла присела на крыльцо и целый день наблюдала за соседом. Наверно, думала о своем Галяутдине.

Через три дня высился новый забор. А душа все не на месте. Стой, а когда он умрет, кто будет йыназу – молитву в честь усопшего – читать?  В деревне мечети нет, где найдут имама-муллу? Так-то обычно приглашают для таких церемоний Кашафетдина. Но в иные дни он напрочь забывает про приличия и хлещет спиртное. Нет-нет, не будет такого! Не хочет он такого святотатства. Был бы мечеть, и мулла бы нашелся. Эх…

А почему ему самому мечеть не построить? Собрать мужиков, посоветоваться со стариками и вперед! Только вот для такого святого дела надо сначала курить-пить бросить. А то нехорошо ведь получается.

Домашние были ошарашены, когда двадцать лет дымивший Ильгам в одночастье бросил курить. А на субботники по поводу строительства мечети пришло много народа. Прошло несколько месяцев, пока подняли добротное здание из новеньких сосновых бревен с красивым минаретом и нашли имама в него. Все радовались этому событию, хотя и смотрели на Ильгама с некоторым удивлением. Ведь он мечети предложил название “Галяутдин”.

“Лишь бы успеть”. Наконец, Ильгам, которого одолевали такие думы, с облегчением вздохнул. Кажется, и кашель меньше беспокоить стал. Или только кажется? Известно же о временном улучшении состояния неизлечимо больного перед кончиной. Вроде ремиссия называется. Так, а теперь что делать? Не будешь ведь сидеть и ждать своей смерти!

– Никуда не уходи, свекровь надо в баню сводить…

Услышав с уст жены такое, Ильгам чуть не вскрикнул: “Я же забыл! Мама желала побывать на природе!” От такого напора чувств он опять стал кашлять. Ну вот…

Назавтра жена удивилась, не узнала мужа, который всех стал торопить на лоно природы. Сколько его просили, времени не находил. На красивой поляне собралась вся родня. Пообщались вдоволь. Развели костер, в казане сварили целую тушу барана. Главное, мама была довольна. Лежала на боку и улыбалась. Фу-у, наконец, Ильгам получил благославление матери.

…Впервые за многие месяцы Ильгам спал так сладко. “Вставай, свекровь отошла” – сперва до него не дошли слова жены. Сердце сжалось. Не думал, что все так неожиданно будет, хотя и все к этому шло.

Ближе к обеду зазвонил телефон. “Алло, это терапевт Кутдусов. Звиняй, брат, я перепутал снимки, у тебя никакой опухоли нет…” А с кухни донеслись сказанные кому-то слова жены: “Сказала ведь Ильгаму, что приснился плохой сон. Подумала, к кончине свекрови. И вправду…”


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (34 оценок, среднее: 4,06 из 5)

Загрузка…