Глеб 44

Страна : Украина

Писатель. Художник лабиринтов. Люблю играть со стереотипами. В некотором смысле, я – Шмель, который летает, не зная законов физики. Порою громко жужжу, путешествуя за мечтой – найти тот самый цветок жизни, привлекая внимание других жужжащих существ. Иногда просто сплю, и вижу радужные сны о том, как я когда-то был человеком. Писателем. Проснувшись, некоторое время я могу думать. Прямо, как человек. Недолго, но обо всем. И для этого мне не нужен кофе. Достаточно лишь одной капли росы. Чтобы понять ВСЁ. Как жжжаль, что человек из снов, должен вначале написать тысячу книг и нарисовать тысячу лабиринтов, чтобы осознать свою истинную природу. Но благо у него (у другого меня) еще есть время на все эти глупости. Где жжже еще этим заниматься, как не во сне?!.. Нет, завязывать надо с этой росой…)


Country : Ukraine

Writer. Labyrinth artist. I like to play with stereotypes. In a sense, I am a Bumblebee that flies without knowing the laws of physics. Sometimes I buzz loudly, traveling for a dream – to find the perfect flower of life, attracting the attention of other buzzing creatures. Sometimes I just sleep and see rainbow dreams about how I was a human. A writer. When I wake up, I can think. As a human. Not for long, but about everything. I don’t need coffee for that. One drop of dew is enough. To understand EVERYTHING. What a pity that a man from dreams must first create a thousand books and labyrinths in order to realize his true nature. But that’s okay, because he (the other me) still has time for all this nonsense. Where else to do this, if not in a dream?!.. No, I need to stop using this dew…)

Отрывок из рассказа  “Туннель

 

Альтернативное жилье в катакомбах?!

– А как же солнце?! – спрашиваю.

– Да-да…, – уныло протягивает он, – Солнца действительно не хватает. 

Но что от него проку двум забытым всеми старикам?

  Наша с ним случайная встреча такое же недоразумение, как и все, происходящее вокруг. Он говорит мне:

– Давай спустимся….

Говорит это, не глядя в лицо. Смотрит только себе под ноги, как-будто потерял что-то и теперь это ищет.

– Зачем?! Что там? – спрашиваю.

Спускаться вниз совершенно не хочется. Из подвала тянет сыростью и еще чем-то отвратным. 

– Там…, – говорит он, переминаясь с ноги на ногу, – Ничего особенного. Просто хочу, чтобы ты взглянул на это своим профессиональным взглядом.

Он пытается улыбнуться мне в лицо, но глаза его так и продолжают коситься вниз.

Как сильно он изменился. Наверно поэтому я никак не могу его вспомнить. Мы знакомы, это точно, я даже знаю, как его зовут – Ильич. Может, у него есть и другое имя, но для меня он Ильич – я сразу это понял, как только увидел его. 

К тому же, ему известно мое имя. Ведь если бы он не окликнул меня, я бы вряд ли остановился. Но вот кто он такой, или хотя бы, при каких обстоятельствах мы собственно познакомились, хоть убей, не помню.

– Может, подскажешь чего, – добавляет он, – Обещаю, это не займет много времени. Только туда и обратно….

Ах да…, мы сталкивались по работе. Говоря о «профессиональном взгляде» он явно намекает на окончательно забытую мною профессию – дизайнер интерьера. Я давно этим не занимаюсь, но он очевидно не в курсе.

– Я давно этим не занимаюсь, – говорю я, но он уже спускается по лестнице.

– Там старая мать…, – растерянно сообщает он, не поворачивая головы, – Мне нужен только совет. Пожалуйста, помоги….

Его торс опускается все ниже и ниже, оставляя на свету лишь изрядно облысевшую голову. Очевидно, действительно прошло слишком много времени с последней нашей встречи. Жалость зовет меня следом, и я иду. Преодолеваю одну ступень за другой, и с каждым новым шагом все больше себя ненавижу – ну почему просто не сказать – НЕТ?!..

Я отчетливо слышу его и мои шаги; вижу, как сужается книзу коридор, все больше напоминающий туннель; еще различаю в постепенно тускнеющем свете висящую огромными лохмотьями паутину, забившуюся за множество лет всяким хламом , и чувствую, как затхлая сырость обнюхивает меня со всех сторон. 

Ну, зачем я сюда полез?!..

– Аккуратно, – говорит он глухим голосом, будто находится уже совсем далеко, – Здесь скользкие ступеньки….

Я пытаюсь различить внизу хоть какие-то контуры, хоть намеки на его силуэт…, но, увы, под ногами уже лишь таинственный мрак. Никакого освещения: ни естественного, ни электрического. Поднимаю голову вверх и вижу, как уменьшается крохотный вход. Вход неизвестно куда.

– Надо конечно повесить здесь пару лампочек, – продолжает он еще более глухим баритоном, – Но все никак руки не доходят….

Над головой арочный потолок, который я уже не вижу, но помню, что при входе он был именно таковым. Теперь он становиться значительно ниже и дабы не собирать головой всю паутину и старую труху, приходиться идти, сильно накренившись назад, отчего ступеньки кажутся еще уже и меньше. Нога то и дело соскальзывает, грозя расшатанным нервам растянуться прямо здесь, посреди этой глубокой нелепости со скользкими ступеньками. 

Но где же конец этого спуска?! Уж не собирается ли он вывести меня на другое полушарие планеты?!..

Я иду с расставленными руками, иногда придерживаясь за влажные стены. Делать этого совершенно не хочется, но потолок уже настолько низкий, что если так дело пойдет и дальше, то вскоре мне придется идти на четвереньках, только спиною вниз. 

Вокруг уже кромешная тьма. Единственным ориентиром остаются все те же шаги. 

Но куда мы собственно спускаемся?! Спросить его, или еще не время паниковать?..

Руки сами находят ступеньки – сбываются мои опасения – потолок теперь настолько низкий, что приходится идти, опираясь сразу на четыре конечности, причем спиною вниз. 

И кому интересно пришла в голову эта идея: рыть такой глубокий туннель?!..

– Раньше это были катакомбы…, – еле слышно доносится голос снизу, – А теперь их отдали городу, как вариант альтернативного жилья….

Ах, вот оно что!? – Катакомбы!

Но что это еще за альтернативное жилье?!..

Впрочем, не важно. Главное – внизу квартира, нечто жилое и человеческое, а то я уже начал терять в этом всякую надежду. 

– Как все-таки хорошо, что я тебя встретил, а то….

Он почему-то не заканчивает фразу.

Я чувствую, как потолок уже буквально щекочет подбородок, я еще ниже прижимаюсь к ступенькам. Со стороны я наверно похож на человека-паука, крадущегося в свою глубокую норку. Со стороны, возможно, это выглядит даже комично. Но мне не до смеха. Альтернативное жилье в катакомбах – сдается мне полным бредом…. 

– Сначала…, – еле-еле слышу я его голос, – Я воспринял эту идею – жить под землей – чьей-то больной фантазией, но потом….

Он вновь не заканчивает свою мысль.

И как он вообще здесь живет?! Ведь подниматься и опускаться в эту нору дело весьма непростое, особенно для престарелого возраста. А он говорит, что здесь его мать!?..

Что же в таком случае, ему нужно от меня? Чтобы я ему сделал лифт?!..

Бред какой-то….

Я больше не слышу его шагов. То ли он уже спустился и поджидает меня внизу? То ли его и вовсе не было? Кто разберется в таком создавшемся положении. Я уже ни в чем не уверен. Может повернуть назад?..

Я делаю небольшую передышку. А что здесь думать – конечно, назад! Правила этикета в этой норе меня уже нисколько не заботят. Пробую развернуться…, но не тут-то было. Туннель уже настолько узкий, что мне никак не удается перевернуться. А подниматься вверх тормашками нереально. Можно попробовать, но признаться, далеко так не уйти. Единственный выход, это спуститься вниз до конца, развернуться и сразу назад. И объяснений не потребуется, лишь бы поскорей оказаться на солнце. Пусть даже на грязных и надоедливых улицах, посреди удушающего смога, в автомобильной пробке в час пик, в нескончаемой очереди за пособием, наконец, но только не здесь.

И я продолжаю спускаться. Я больше не чувствую ни сырости, ни вони – очевидно попросту привык, но вот нехорошее предчувствие теперь не покидает. С тех пор как солнечный свет полностью исчез из виду, а потолок, чуть ли не прибил меня к ступенькам, я больше не ощущаю себя свободным и защищенным. Мне кажется, сейчас я больше похожу на заживо погребенный набор костей и кожи. Разума словно нет. В этом туннеле он абсолютно лишний. Ведь теперь от него уже ничего не зависит. Вниз – значит вниз, вверх, значит…, тоже вниз.

А если не будет никакого конца? Если старый знакомый все еще продолжает спускаться? Что делать, если не было никакого Ильича? Если я окончательно тронулся, и теперь попросту свожу с собой счеты? Что делать тогда?!..

И вдруг нога соскальзывает…, как будто кто-то силой тянет меня за собой. Вторая нога не выдерживает, сгибается в колене, и вскоре я падаю вниз, словно на санках, быстро скатываясь по ступенькам. Все вокруг настолько скользкое, что мне не удается остановиться. Я пытаюсь удержаться за стену, или хотя бы приостановить опасно нарастающую скорость, но все напрасно, в ответ лишь удары и ссадины. То лоб, то колено. Вот левую руку, очевидно, рассек какой-то острый предмет. Я сжимаю ее в кулак и чувствую, как горячая кровь стекает в ладонь. 

Со стороны наверно это походит на слаломный съезд. Со стороны, возможно, это выглядит даже комично. Но мне далеко не до смеха. 

Скорость только растет и теперь, пожалуй, уже даже не важно, будет ли конец этому спуску, или это и есть конец?..

Разум здесь точно лишний.

Наконец, с грохотом и адской болью в правой ноге, неожиданно, я падаю на что-то твердое. 

На землю. 

На кафельный пол! 

Я прямо в квартире!? 

В прихожей!? 

От изумления я даже забываю о боли. Свет заставляет прищуриться, но я все равно отчетливо вижу…

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…