Вячеслав Немышев

Страна: Россия

В журналистике с 1991 года. До этого служил мичманом на АПЛ Северного флота СССР. Начинал карьеру фотокорреспондентом газеты Атомпресса Министерства Атомной промышленности СССР (РФ). В 2000 году стал военным корреспондентом телеканала НТВ, ешё того – настоящего кисилёвского. Попал на вторую чеченскую войну. Потом ещё были войны… пять лет странствовал по Камчатке, снял фильм “Камчатка – лекарство от ненависти”; питерский режиссер Юлия Миронова собрала кино; на фестивале IDFA 2014 фильм получил гран-при. Написал четыре книги о чеченской войне. И, к счастью, всё забыл… Четыре года назад стал писать о любви, ведь все великие книги написаны о любви.

Country: Russia

Отрывок из сборник репортажей “Записки НТВшника”

«НУ ЧТО С ТОГО, ЧТО Я ТАМ БЫЛ…» 

 

   Точно не помню, Пест, когда ты погиб. Где-то в декабре, где-то год назад. Мы тогда встретились в коридоре Телецентра, ты улыбался как всегда. Не помню, была ли у тебя «фирменная» золотая фикса… Твоя искренняя золотоносная улыбка была нам пропуском в мир войны. Мир войны радушно принимал нас: «Вячеслав Немышев, Олег Пестов, Игорь Корчагин. НТВ. Грозный». 

      Давно, давно у Кириченко в «Забытом полку» звучала песня, и первые слова были такие:
                                                    

                                                

                                                      «Ну что с того, что я там был был?                                              

                                                       Я был давно, я все забыл…»

 

       Мне казалось, что это очень серьезная песня, и она про навоевавшихся до блевотины. И тогда я не думал, что стану понимать эти слова по-настоящему… 

       Мы не воевали, и редко рядом с нами воевали. Или я просто ничего уже не помню.


       Потом видеооператор Еременко получит три пули в живот. Оператор и мой друг Пестов погибнет. Гениальный оператор Данилов сойдет с ума. Умнейший оператор Платонов будет говорить, что работает на заводе. Кириченко останется верным себе. Корреспондент Садковой будет жить где-то как-то. Звукорежиссер Никонов тоже жив, слава Богу. Обозреватель Борзенко будет просиживать в офисе. Безбашенный репортер Чуйков построит дом и заведет собак. Мельник, солдат Мельник, у которого дырка с кулак в позвоночнике, никогда не пропустит вечерней молитвы.
 Тем, кому мы не подавали руки пятнадцать лет назад, мы не подаем и сейчас.


     Я рассматриваю селфи из сирийской «песочницы» от веселых военкоров играющих на камеру с саперными щупами… 

        Я помню кишки сапера Кости Романченко: они вывалились из его разорванного паха и дымились на декабрьском снегу возле разрушенного здания цирка в Грозном. Рядом валялся его щуп. Костя просил Бучу добить его. Буча потом клялся, что давил на спусковой крючок, но крючок заело. Я не видел как Костя погиб, но хорошо это помню. В декабре 2001-ого я кричал на весь троллейбус в телефон Пестову: «Пест, Пест, Костя погиб!» 

       Я рассматривал фотографии современных военкоров. Донецк. В соцсетях их улыбчивые селфи на фоне горы отстрелянных артиллерийских гильз. 

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…