Виктория Левина

Страна : Израиль

Виктория Левина родилась в Читинской области. Окончила МГТУ им. Баумана. Автор четырёх романов и семи поэтических сборников. Член Консультативного совета Публицистики и Журналистики ECG. Лауреат нескольких международных конкурсов и фестивалей. С 1997 года живёт в Израиле.


Country : Israel 

Victoria Levina was born in the Chita region. Graduated from the Moscow State Technical University. Bauman. Author of four novels and seven collections of poetry. Member of the ECG Journalism and Journalism Advisory Board. Laureate of several international competitions and festivals. Since 1997 he has been living in Israel.

Отрывок из рассказа “Страсти-мордасти  

 

Пятнадцатилетней годовщине нашего брака посвящается

               «Все счастливые семьи похожи друг на друга,
                каждая несчастливая семья несчастлива посвоему».

                (Первая фраза романа «Анна Каренина» Л. Н. Толстого)

Позволю себе не согласиться с графом. Счастливы мы тоже посвоему.   

«Пятизвёздочный» отель на берегу Красного моря был настолько прекрасен, что я просто обомлела! Под ногамиотшлифованный мрамор, на стенахбогатые портьеры, ниспадающие волнами на этот самый мрамор, на столахизысканные блюда. Отель был неповторим ещё и потому, что всей своей задней частью был встроен в скалу, а фронтальнойвыходил прямо в море!
Будущий муж мой был доволен произведённым на меня впечатлением от отеля, моря, солнца, от подаренных к этому дню двенадцати бриллиантовых колецНет, он был не какойнибудь принц или падишах! Хотя, о чём это я говорю? Конечно, он был для меня, репатриантки, почти пятидесяти лет от роду (правда, сохранившей к тому времени и стройность, и наивность, и умение влюбляться и любить) – принцем, падишахом и АлиБабой в одном флаконе!
Подожди меня здесь, в номере, а мне нужно позвонить коекому! – сказал будущий муж и пошёл звонить на нижний этаж к большим телефонамавтоматам, которые тогда ещё были в наличии.   
Выражение лица его мне не понравилось. Уж слишком суровым и тревожным оно мне показалось. Здесь надо бы пояснить, что муж мойвосточный человек, взрывной, импульсивный, агрессивный в силу обстоятельств. Но со мной он всегдамягкий, нежный, предупредительный. А тогда я вдруг почуяла запах надвигающейся грозы…   
Сукины дети! – орал мой муж в трубку, когда я спустилась вниз к телефонам, обеспокоенная долгим его отсутствием, – Я хочу говорить с раввином! Что вы меня по секретаршам футболите? Почему моя просьба уже год валяется у вас в офисе? Сожгу, к чёртовой матери, и ваш офис, и вашего раввина!
Я выскочила изза колонны, и схватила его за руку
Что ты, что ты, успокойся, тебя сейчас в полицию заберут.
Но он подмигнул мне и только рассмеялся
Глупенькаяглупенькая моя интеллигентка! Здесь иначе нельзяэто же Израиль! Здесь только силу понимают!   
На следующий день мужу перезвонили из раввината и доложили, что его просьба удовлетворена, и он может жениться после длииинногодлинного развода, который тянулся вот уже пятнадцать лет.
 
В самолёте, вылетающем в Ларнаку, на Кипр, полно «брачующихся». Белые платья и чёрные смокинги развешены по салону, куда ни глянь. Вылетают жениться на Кипр те, кто по разным причинам предпочёл гражданский брак раввинатской свадьбе. Вопрос о предпочтении не стоял и перед нами: какая свадьба с белой фатой в пятьдесятто лет? Летим, сами не зная, кудачто там нас ожидает в мэрии, где глава муниципалитета будет женить всех, летящих специальным свадебным рейсом? Нам немного неловко: мы самые возрастные среди молодёжи, нам по пятьдесят.
На мне коричневое платье в белый горох. На моём будущем муже белая рубаха и новый галстук. Боже, как он красив! Смуглая кожа очень выгодно оттеняется белой рубашкой, тёмные живые, «говорящие» глаза сверкают, тёплая родная рука нежно сжимает мою в течение всего полёта.   
Речь мэра мы слушаем в переводе на английский. Он по очереди вызывает пары «брачующихся» к столу посередине небольшого возвышения в центре зала, чтобы они обменялись кольцами.
«Мааамочка моя, что же мы делаем?» 
Нас вызывают по имени. Колени подгибаются. В голове шумит. Обменялись кольцами. Я рыдаю в голос. Муж тоже вытирает глаза. Всётеперь мы пара. Неизвестно, признают ли наш брак в Израиле? Министерство внутренних дел признаёт такие «кипрские» браки неохотно и не всегда. Ну, что же, дело сделано. Поживёмувидим.
Какая ночь на Кипре! Звёзды крупные, яркие, ничем не уступающие фонарям, освещающим темные ночные аллеи.   
Хотите фотографию? – откудато из темноты выныривает юркий фотограф. Никаких фотографий мы не планировали. Но в день свадьбысам бог велел! Он фотографирует нашу странную пару истово, самозабвенно, как настоящий художник! А почему бы и нет? Очень живописная парочка: онавысокая, белокожая, с голубыми «глазами на мокром месте», онжилистый, небольшой, темноглазый, деятельный.
Всё, готово! Завтра заберёте у самолёта!
После фотосессии направляемся по тёмным аллеями прямо на звуки музыки: она звучит откудато из летнего кинотеатра. Какаято восточная, таинственная, как нельзя лучше подходящая моменту.    
Мой отец сейчас бы расплакался, говорит муж, – песни Умм Кульсумэто то, что трогает его истосковавшуюся по родине душуОни всегда слушали их в Иране. Знаешь, когда мы вернёмся, то обязательно навестим родителей. Я им так и скажу: «Вот, знакомьтесь. Это моя жена. И не важно, что она русская». Знаешь, персы ведь раньше никогда не женились на русских. Сейчас среди молодых уже случаются такие браки
Муж почувствовал, как моя рука напряглась:
Не переживай, всё образуется! Родители примут наше решение, мы же не маленькие, решаем сами за себя: как жить, с кем связывать судьбу.
Слова мужа успокаивали, баюкали в лад песням египетской певицы.

Всю дорогу до МВД я рыдала. Я была уверена, что наша просьба признать брак останется без ответа! Как смотрели на нас работники министерства в тот наш приезд месяц назад! Тогда мы заполняли анкеты и объясняли ситуацию, тыча разрешением из раввината в лицо изумлённой работнице офиса
Вот разрешение, вот сертификат о заключении брака на Кипре, вот бумага от главного раввина о проведении церемонии развода в отсутствии ответчицы
Приходите через месяц. В министерстве рассмотрят вашу просьбу, – пролепетала тогда девушка.
И вот теперь нам предстояло получить ответ
Боже, зачем мы всё это затеяли, – рыдала я, – Ну, жили бы, как живут другие, без всех этих процедур, просьб, отказов, скандалов!
Одна рука мужа лежала на руле, а другая рукана ручке коробки передач. Поверх неё всегда лежала моя рука.
Мы вошли в офис МВД. Вдруг за стеклянными окошками началось какоето движение:
Пришли, они пришли! – услышали мы приглушённые голоса.
Девушки выходили изза кабинок и почемуто выстраивались в полукруг перед нами. В руке одной из них были цветы и какойто документ. Всё происходило, как во сне. Мы ничего не понимали.
Министр подписал просьбу признать ваш гражданский брак действительным на территории государства Израильгромко сказала девушка с цветами.
Такое случается оченьочень редко, – тихо добавила она, – учитывая ваши обстоятельства… 
Откуда в человеке берётся такое количество слёз? Только теперь это были уже слёзы радости. Всю дорогу домой в машине мы уже хохотали, кричали от радости, рассматривали и читали наш новый документ, в котором мы являлись мужем и женой. «Абсолютно безнадёжное дело», как говорили нам несколько предыдущих адвокатов, всех, кроме одного, последнего, вдруг превратилось в это свидетельство о браке, в свершившийся факт
Я же тебе говорил, детка! – кричал муж, – мы победим! На следующей неделе поедем к родителям в праздничный вечер перед Песахом.       
Пасха, или Песах поеврейскиэто самый светлый религиозный праздник в Израиле. К нему тщательно готовятся, вымывая дом в самых потаённых уголочках, избавляются от «квасного», запасаются мацой, ставят на столы под белыми скатертями новую посуду. Сердце выпрыгивало у меня из грудичто будет? Зная нелёгкий нрав моего свёкра, можно было ожидать чего угодно.
В те редкие разы, когда мы приезжали навестить родителей мужа, ко мне не относились никак: «очередная пассия», «эта русская», «христианка» – вот далеко не полный список эпитетов, которыми семья пользовалась, когда говорили обо мне.    
Это было просто удивительно! Ведь я уже к тому времени была самодостаточным человеком, построившим в Израиле карьеру на работе: шутка лидиректор по качеству на авиационном заводе! Но для моих новоиспечённых родственников всё это не играло абсолютно никакой роли. «Эта русская», «христианка». Может, теперь это изменится, наконец? Я же готова была любить и почитать свёкра со свекровью, как родных! Мои родители давнымдавно меня оставили на этой земле одну

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…