Аркадий Пасман

Страна : Россия

«В 60 пошли стихи – прямо распирает. Это, видно, за грехи, Бог меня карает» По первому образованию я врач и много лет отработал в реальной медицине. Потом чего-то стало не хватать, и я поступил во ВГИК, институт кинематографии. Сценарист кино и телевидения. В дипломе так и написано – «литератор». Звучит забавно, но диплом- государственного образца! Стихи пишу, как утверждает моя мама, лет с четырёх и никогда не придавал этому судьбоносного значения. Но, как оказалось, написано достаточно. Часть из них, по-моему, не стыдно показать людям. Аркадий Пасман


Country :  Russia


«At the age of a sixty I got bursting with poetry That God’s penance for sins as it seems pretty solely» I’m a doctor by my first education and worked in that field for many years. That wasn’t entirely fulfilling for me so I entered the VGIK – Russian State University of Cinematography named after S.Gerasimov. Writer of the screenplays. My diploma literally states that I’m man of letters. It sounds pretty amusing but that’s a government issued diploma! I write poetry from 4 years old (or at least my mother tell so), but never made a big deal about it. Though after a while I accumulated quite a few pages. Some of I can show to the people, I think. Arkady Pasman


Из сборника стихотворений “Сборник венков сонетов”

Cонет о венке

Так просто написать венок,

Всего лишь двести десять строчек!

Ведь я же это сделать смог,

И сможет всякий, кто захочет.

Не нужно рифмы подбирать,

Они в душе твоей таятся,

Их надо – просто записать,

Сидеть, писать, и не бояться.

Но помни твердо об одном,

Занятье это затевая,

Что за исписанным листом

Лежит душа твоя живая!

Присядь, задумайся в тиши,

И если сможешь – не пиши!

любовный венок

                                                       Моей жене 

Душа горит грошовой свечкой,

Как перед образом Христа.

И воск, как слёзы, душу лечит,

И уж не так она пуста.

Я выйду ночью за ограду,

В осеннем поле помолчу,

Ведь мне не так уж много надо,

Я всё имею, что хочу.

Немало прожил я на свете,

Я – двух тысячелетий сын,

Родные рядом, внуки, дети,

Я не стыжусь своих седин!

Но горизонт ещё далёк…

Трещит и тает фитилёк.

Трещит и тает фитилёк,

И струйка дыма к небу вьётся,

Но рано подводить итог,

Ведь гулким эхом сердце бьётся!

И этот бой стучит в виски,

И кровь по жилам разгоняет,

И избавляет от тоски,

И память тяжкую смывает.

Там многое бы надо смыть,

Всё то, что мучит, и тревожит,

Но горький опыт позабыть

Увы, ничто нам не поможет.

Не изменить порядок вечный –

Года прошли толпой беспечной.

Года прошли толпой беспечной,

Мы это сознаем вполне.

И после ночи быстротечной

Проснулись мы в другой стране,

Здесь нет молочных рек широких,

И нет кисельных берегов,

Людей тут много одиноких,

И неоплаченных долгов,

Да, жизнь трудна, а что поделать,

Такие нынче времена,

Спокойным нужно быть, и смелым,

Чтоб чашу всю испить до дна,

Я всё истратил, то, что мог,

Остались лишь Любовь и Бог.

Остались лишь Любовь и Бог,

А значит, будет всё в порядке,

Любовь – нетленности залог,

В ней есть ответ на все загадки,

Зачем нам мир Всевышним дан,

И в чём его предназначенье,

Куда влечёт нас сквозь туман

Неумолимое теченье,

Как звёзд пылающий пожар

С прохладой постоянства слился,

Как этот дивный Божий дар

В душе навеки воцарился.

Святая за бессмертье плата –

Любовь, возникшая когда-то.

Любовь, возникшая когда-то,

Из слов, услышанных тайком,

Случайно брошенного взгляда,

Невинных шалостей вдвоём,

Из потных снов, и книг запретных,

Записок, брошенных в портфель,

И тьмы желаний неконкретных,

Кружащихся, как карусель,

И словно предвещая чудо,

Что совершится в должный срок,

Ещё неузнанный покуда,

Вдруг вспыхнет робкий огонёк,

И засияет нам тогда,

Как путеводная звезда.

Как путеводная звезда,

Что в неизвестный путь поманит,

Не угадаешь никогда,

Где наградит, а где обманет,

Погаснуть может на ходу,

Тебя в холодной мгле оставить,

Ты потерял свою звезду,

Что ж я могу ещё добавить…

И можешь даже не понять,

Чего лишился не заметив,

И целый век во тьме блуждать,

Звезду опять пытаясь встретить.

Но как не тяжела утрата,

Она ни в чём не виновата.

Она ни в чём не виновата,

Ведь для неё различий нет.

«Я вас люблю любовью брата…»

Так написал один поэт,

Любовь к родным тиха, спокойна,

В ней уваженья нет порой,

Она сложна и многослойна,

Ты сам всё знаешь, милый мой,

Но все препятствия сметая,

Над грешным миром вновь и вновь,

Бушует глупая, слепая,

Святая Матери любовь!                  

В неё всё – и счастье, и беда,

Она – одна и навсегда.

Она одна и навсегда,

Ей не найдётся объясненья,

Она приходит иногда

Ещё задолго до рожденья,

Истомой, сладкою, как мёд,

Сжимает сердце ожиданье,

И плод внутри коленкой бьёт,

Спеша на первое свиданье,

И чтобы путь ему открыть,

Дорогу тяжкую на волю,

Должна ты о себе забыть,

Нырнув как в пруд, в обьятья боли…

Но сожалеть о ней не надо,

Она и мука, и отрада.

Она и мука, и отрада,

И в ней нетленности исток,

Так из-под глины, после града,

Зелёный тянется росток,

Он станет сильным, дайте время,

Вонзится прямо в небеса,

Когда Любовь бросает семя –

То неизбежны чудеса!

И к ним привыкнуть невозможно,

Им невозможно помешать,

Ты можешь только, осторожно

Следить, порой забыв дышать.

Душой мгновения ловить…

Как хочешь это назови.

Как хочешь это назови,

Игрою, страстью, вожделеньем,

Французской фразой «Се ля ви!»,

Иль «чудным» Пушкинским «мгновеньем»,

Жизнь наша состоит из встреч,

Разлук, и повседневной прозы,

И чтоб проснуться – нужно лечь,

Всегда вдвоем – шипы и розы.

Продлись ещё, моя баллада,

И мне другой судьбы не надо…

И мне другой судьбы не надо,

Хоть эту я не выбирал,

И пусть невидима ограда,

За ней я жил.  И умирал.

В моей земле мои истоки,

Я здесь родился, рос, взрослел,

Ни разу не был одиноким,

И очень рано заболел…

Лечиться, в общем, бесполезно,

И это знает каждый всяк,

Её «Высокою Болезнью»

Назвал когда-то Пастернак,

Ты эскулапов не зови,

Ведь нет лекарства от любви!

Ведь нет лекарства от любви,

И не ищи его, не стоит,

Пока горит огонь в крови,

Его ничто не успокоит,

И не залить его вином,

И не страшны ему разлуки,

Ты забываешь обо всём,

Уткнув лицо в родные руки,

Казалось бы, истрачен дар,

Любовь бессильно угасает,

Но миг – и вспыхнул вновь пожар,

И согревает, и терзает!

И нет в ней тяжести земной,

Она – как крылья за спиной.

Она – как крылья за спиной,

Ты ввысь взлетаешь без боязни,

Теперь на миг глаза закрой,

Лететь… что может быть прекрасней!

Ты под собой не чуешь ног,

Ты тяготенье отвергаешь,

С тобою лишь Любовь и Бог,

Ты можешь всё, что пожелаешь!

Я тоже это испытал,

Сверканье яростной зарницы,

И хоть я очень взрослым стал,

И мне порою небо снится!

Но помню я где край земной,

Я жив, покуда ты со мной.

Я жив, покуда ты со мной,

Влечёшь вперёд, как парус лодку,

Твой взгляд я чувствую спиной,

Я узнаю твою походку,

С полузабытых школьных лет,

С той, самой первой нашей встречи,

Горит во мне твой звёздный свет,

И нежной лаской сердце лечит…

И в этом жизни смысл и суть,

Пускай звезда твоя сияет,

Ты всё ненужное забудь,

Ведь много счастья – не бывает…

И холод отгоняя вечный,

Душа горит грошовой свечкой…

Душа горит грошовой свечкой,

Трещит и тает фитилёк,

Года прошли толпой беспечной,

Остались лишь Любовь, и Бог.

Любовь, возникшая когда-то,

Как путеводная звезда,

Она ни в чём не виновата,

Она – одна и навсегда.

Она и мука, и отрада,

Как хочешь это назови,

И мне другой судьбы не надо,

Ведь нет лекарства от любви.

Она – как крылья за спиной,

Я жив, покуда ты со мной!

                                                 21октября 2016

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 3,57 из 5)

Загрузка...