Анна Сороковикова

Страна:  Россия

Анна Сороковикова родилась на Чукотке в городе Анадырь, в 1957 году. С двух лет жила в Заливе Креста, где и закончила школу. Потом училась в Ленинградском полиграфическом техникуме. Затем работала в типографии. Начала писать в 2005 году. К двум своим романам иллюстрации нарисовала сама. Из-под пера вышли три романа, две повести, цикл рассказов «Возвращение к себе», цикл стихов «Просто мир». Изучаю труды Е.П.Блаватской, Н.К. и Е.И.Рерихов, Учение от Владык Великого Белого Братства, переданное через Т.Н.Микушину. Печаталась в журнале «Переправа», «Живое слово», сборниках: «Не медь звенящая» 2020, «Современные записки»№2 2020, «Вокруг света» №2 2021 и №3 2022; 1 часть «Божественная лила» романа «Малявка» в Международном литературном конкурсе «Созвездие Духовности» заняла III место – «Лучшая книга года 2019» в номинации «Духовность» и имеет диплом финалиста ИСП Международная Литературная премия Мира 2021. Участие в конкурсах “Открытая Евразия». В 2020 году стала кандидатом Интернационального Союза Писателей. Январь 2023 членство в Международной Академии Науки и Искусства. Живёт СК, Георгиевский р-он, пос.Новоульяновский.

Country: Russia

Anna Sorokovikova was born in Chukotka in the city of Anadyr, in 1957. From the age of two she lived in the Bay of the Cross, where she graduated from school. Then she studied at the Leningrad Polygraphic College. Then she worked in a printing house. She started writing in 2005. I drew illustrations for two of my novels myself. From the pen came three novels, two novellas, a cycle of short stories “Return to yourself”, a cycle of poems “Just the world”. I study the works of H.P. Blavatsky, N.K. and E.I. Roerich, the Teaching from the Lords of the Great White Brotherhood, transmitted through T.N. Mikushina. It was published in the magazine “Crossing”, “Living Word”, collections: “Not ringing copper” 2020, “Modern Notes”No. 2 2020, “Around the World” No. 2 2021 and No. 3 2022; part 1 of the “Divine Lilah” of the novel “Malyavka” in the International literary Competition “Constellation of Spirituality” took The third place is “The Best book of the year 2019” in the nomination “Spirituality” and has a diploma of the finalist of the ISP International Literary Prize of the World 2021. Participation in the Open Eurasia contests. In 2020 , she became an International candidate

Отрывок из рассказа “Акция”

Из цикла  «Возвращение к себе»…

                                                                                            Старая гвардия всегда в строю.

                                                                                            Низкий поклон тебе, солдат…

                                                              

   Это было на кануне празднования Дня Победы. Петрович зашёл в ближний магазин, купил сметану, булочку, чуть карамелек, «соседской детворе на зубок», и минералку в стекляшке. Когда Клавдия тянулась за бутылкой минеральной, выставив свой мощный зад, и моложавые, сильные ноги  на показ, дед от неожиданности сначала зажмурился, потом перевёл глаза правее, внимание перехватила бутылка коньяка «Любимовский» с нарисованной гвардейской лентой, на которой было что-то написано.

– На ленте поздравление что ль? Или как…- с сожалением и облегчением глядя на карманы фартучка, вместо зада, спросил ветеран.

– Размечтался…Петрович, ты как дитя…Акция, «Я помог ветерану».

– Разъясняй, коль товар такой выставила, – и неожиданно «заведённый», теперь нежно ласкал глазами Клавкину грудь, которая была похожа на его любимый холодец, чуть тронь и задрожит, аж слюну сглотнул.

  Та, уловив траекторию взгляда, навалилась на прилавок, дразня деда:

– Эх, Петрович, скинуть тебе годков хотя бы тридцать…Помню, ещё под стол ходила, а ты уже старым был, меня карамельками баловал – и ноздри её раздулись.

– Видно, шибко калорийные были те карамельки, во какая ты стала…- и дед не договорил, опять сглотнул слюну, и неуютно стало ему от этого шального состояния.

– Акция «Я помог ветерану», покупаешь этот коньяк, и часть денег идёт на помощь госпиталям, ветеранам…тут так написано – она многозначительно вздохнула, – вы сметану такую берёте, где помощь детям.

– М-да…- неопределённо протянул дед, почесав затылок.- Мы что ль за это воевали, чтоб так хитро народ спаивали?!

– Я точно сказать не могу, не выученная, но слышала, это делается, чтоб налогов меньше платить, благотворительность.

  В магазине воцарилось молчание. Лицо ветерана стало на эту минуту строгим и мужественным, но глаза всё так же светились по юношески, любовью и радостью. Все старожилы на окраине города, любили и уважали ветерана за «непотопляемость»,  которая его никогда не покидала. Клавдия слышала, что он года три читает какие-то настрои, такого же деда, прошедшего войну и излечившего себя словом полностью. И выглядел Петрович прекрасно. Чудеса, да и только.

– А помнишь, Егор ко мне приезжал?

– Да, Петрович, как вас забудешь. Вы с ним у нас ходячая легенда, так про вас говорят, – и они дружно расхохотались. – Уже года три прошло? Вас приехали от нового мэра поздравлять с Днём Победы, стали на стол выставлять самую дешёвую водку и неликвидные, списанные огурцы…Егор тогда взял игрушечный автомат, американская копия «Калашникова», что Васёк, мелкий сосед у вас забыл, вошёл в зал да как  гаркнет своим голосищем: « А ну «телепузики», считаю до трёх и открываю огонь на поражение, быстро забрать подачку и за околицу…А то я за себя не ручаюсь, контузия с войны!» Тогда вся улица хохотала где-то час, с какой скоростью они все драпали, охрана впереди,  вам ещё забор снесли эти благодетели…

  В глазах Клавдии светился восторг, задорные огонёчки поблёскивали в глазах деда:

– Да-а-а! Человек понимает, что не правильно поступает…поэтому и страха полные штаны. Теперича дарят только конфеты…Нет больше Егорушки с нами, вчера телеграмму принесли, недели две, как в другую жизнь ушёл…- и торжественно помолчав минуту в память друга, посмотрев на растерянную продавщицу, добавил. – Всё равно праздник на нашей улице. Ох, Клавдия!.. Пошёл таксовать.

– Дед, кефир тебе занесу, в холодильнике оставлю – торопливо крикнула Клава и вдогонку  перекрестила ветерана, с грустью подумав, что он тоже может как Егор однажды уйти…в другую жизнь.

  «День удался, благодарю тебя, Господи!» обнявши руль думал Петрович, мечтательно улыбаясь. Вообще-то ему хватало его пенсии. Он оформил ИП и таксовал для общения, старался дарить радость людям, уверенность в завтрашнем дне. Любовался видами из машины, хоть всю жизнь прожил в этом городке, кроме военных лет. Пассажир ему всё попадался интереснейший. Вот сегодня, например, где-то в полдень, еле успели молодую женщину в роддом довезти, она минут через десять по прибытии родила мальчика. Родители от радости, что всё так быстро и благополучно произошло, назвали хлопчика Фёдором, как зовут Петровича. Он сразу и не сообразил, уже привык «Петрович, да Петрович», а тут радостный папаша  подбегает, ветеран у машины ждал облокотившись, и кричит: «Мы сына как вас назвали Фёдором, меня зовут Петр, вот и получается Фёдор Петрович. М-да-а-а! Чудны дела твои, Господи!»

   Месяц назад пара была запоминающаяся. От них дед услышал, что если на земле будет четыре процента людей с позитивным ( это значит-ца положительным) мышлением, конца света просто не будет. И он так обрадовался! Сколько люду положили, защищая Родину на Великой Отечественной Войне, страшно вспомнить! А теперь говорят, дари Любовь себе и Миру, и человечество будет спасено! Это просто восхитительно! Четыре процента, супротив девяносто шести. Во, какая сила у Любви. Какой там конец света?! Наверно в душе, ежели её не освещает Любовь. И видя, как тускло живут многие люди, можно сказать, тлеют потихоньку,  захотелось ветерану быть в этих четырёх процентах..

  А вот ещё недавнишний случай. Видно очень большого ранга мужик…Машина солиднейшая! Что там у них случилось.., только она никак не заводилась. Петрович смотрел, смотрел, а потом и предложил главному:

– Садись мил человек, пусть они разбираются, а я тебя доставлю, куда скажешь.

   Охранник за кобуру и «попёр на него, как танк», а тот главный, глядь на часы и говорит:

– Иннокентий, займись машиной. Ты его отец извини, у него работа такая. Да мне в аэропорт и очень быстро, самолёт у меня, важные переговоры.

– Да хоть до Парижа, садись, не сомневайся, успеем.

  Они действительно успели, мужик достаёт пяти тысячную купюру…

– За скорость и отзывчивость, спасибо отец.

  Петрович категорически отказался, (пятьсот бы взял, там на сотню, не больше) тот поблагодарив, положил на сиденье деньги, выскочил…Пробежав метров пять, мужик остановился, отвечая на телефонный звонок, высматривая кого-то, в этот момент дед и засунул ему незаметно купюру в карман плаща и потихоньку отойдя, сел в машину и укатил, прихватив женщину с ребёнком. На следующий день, когда он приехал на заправку и стал расплачиваться за бензин, денег с него не взяли, сказав, что им пришло распоряжение, машину с его номером обслуживать бесплатно. Ветеран сказал, « если  не акция для ветеранов, то это ошибка», пусть молодёжь уточнит, чтоб потом не было неприятности. Они набрали начальство и дали Петровичу трубку. На том конце провода оказался Иннокентий и радостно подтвердил, что теперь машину ветерана будут в городе заправлять бесплатно, что шефу хочется помогать деду, творить добро. Не чудо ли!    

   И ещё любил он наблюдать, интереснейшее дело, за подростками. Только грустил  иногда оттого, что после войны понятно, почему была безотцовщина, а вот сейчас. Очень трудно ему было принять, что у каждого поколения свои уроки жизни. Но после того, как он стал знакомиться не только с жизнеутверждающими настроями, а ещё стараться стать Любовью ко всем и для всех, стал читать книги про новое мышление, радость жизни стала разливаться всё шире и шире. Петрович становился  наблюдателем, любящим и дарящим Любовь миру.

  Он не сразу сообразил, что ему не нравилось в сегодняшнем обзоре города. А когда увидел стайку подростков с гвардейскими ленточками, понял…Везде в центре, в витринах магазинов и на единственном баннере, была реклама коньяка «Любимовский», где на  гвардейской ленте написано «Я помог ветерану», то, что он уже сегодня видел в магазине у Клавдии.

– Быстро сработано! – и Петрович так ясно ощутил себя опять молодым разведчиком, получившим приказ, действовать по обстоятельствам и он стал прислушиваться и присматриваться к знакам от мира, если второй раз этот негативный ( это значит-ца отрицательный) образ встал у него перед глазами и растревожил его сердце. Ветеран переключил своё внимание опять на подростков, какие-то они были не естественные в разговоре и движениях. Он почти всех знал по именам: русских, армян, азербайджанцев, представителей всех малых республик Северного Кавказа. И ему нравилось, что в этом молодом сообществе никто не обращал  никакого внимания на национальность и вероисповедание. Это ему напоминало его разведбатальон. Подростки что-то собирали в шапку, потом считали. От стайки отделились двое, девочка русской внешности с армянской фамилией и паренёк кабардинец, они направились к Петровичу, все остальные потянулись во двор.

– Здравствуйте! Мы Вас поздравляем с наступающим Днём Победы! – медленно проговорила подошедшая парочка хором.

– Петрович, помогите нам, пожалуйста, там во дворе плохо пацану, а у нас мало денег, чтоб взять машину – говорила уже одна девчонка.

– Быстро на заднее сиденье, свои люди, сочтёмся.

   Когда подростки сели, повеяло спиртным.

– Что пили?

– Коньяк «Любимовский» и помогли ветеранам – ответил с пафосом мальчишка и отключился.

-Мальчики работали на стройке, вот купили коньяк «Любимовский» три бутылки, по-у-час-тво-ва-ли в бла-гот-во-ри-тель-нос-ти госпиталям и ветеранам – еле выговорила девочка, – а пацан, которому сильно плохо, сын крутого, кто спонсирует благотворительные акции, больше ничего не знаю.

– И девчонки пили?

– Да мы по два глотка из уважения к ветеранам.    

   Когда заехали во двор, картина была, прямо сказать не благотворительной. Лавочка, к которой был прислонён мальчишка, была вся обрыгана, вокруг валялось несколько обгрызенных яблок, две пустых и одна не допитая бутылка от коньяка, разорванные пакеты от чипсов и несколько пластиковых стаканчиков.

– Всем стало плохо, когда распечатали последнюю бутылку – и девочка хотела её, на половину пустую, пнуть.

– Постой! Найди крышку, закрути, я в больницу возьму, пустышки тоже кинь. Эх вы, наивные благотворители, во сколько уже «блага» натворили. Кому сильно плохо в машину, остальные ждут тихо. Просьба, пока мусор подберите, не ловко как-то, приеду за всеми,- спокойно проговорил ветеран, усаживая бездыханного пацана вперёд и протянув большой пакет четвёрке сзади сидящим, сказал – Сначала больница, потом  вами займусь,  это, чтоб не уделали машину.

  В больницу успели вовремя, у мальчишки был аллергический шок. Им занялись врачи, а Петрович стал развозить своих пассажиров. И опять он применил совет, результатами действия которого с радостью делились девушки студентки, столько было восторженного щебета! «Если чувствуете негативную (отрицательную) ситуацию, мысленно обсыпайте собеседника лепестками красных роз!». И, передавая детвору (усыпанную лепестками!), ветеран просил не ругаться принимавших (обсыпанных лепестками!), и столько было в нём любви и участия, ( а на голове тоже лепестки, для пущего эффекта!), что сдача проходила спокойно. Обещал, что потом сам проведёт беседу с подростками. Когда вернулся во двор, благодарный студенткам, от стайки осталось три «воробышка». Порядок был наведён. Девочка  русской внешности с армянской фамилией уже пришла в себя, доложила, что все ушли по домам точно, а она осталась с мальчишками узнать, что в больнице.

– Там мы прибыли вовремя, у него аллергический шок, посуду отдал им на анализ, где его родители?

– Папа в командировке, мама их бросила, уехала в Италию, а младший брат сейчас у материных родителей за городом, где не знаем, телефон можно посмотреть в мобиле.  

– Ты чего домой не ушла?

-Мальчишкам сегодня идти некуда, вот я пока с ними.

-Нянька, значит!?

-Нет, названная сестричка, ведь кто-то должен человека любить, человек без этого не жилец, тем более подросток.

-У, какие мысли, твои?

-Общие, выводы сделанные методом проб и ошибок. Вы можете у себя пацанов пристроить сегодня, они смирные и уже спят – и она по-женски вздохнула.

– Ты далеко живёшь?

-Через двор.

   Ветеран загрузил своих гостей, закрыл машину.

-Пошли, провожу, ведь кто-то и о тебе должен позаботиться. А завтра встретимся в больнице, там сказал, чтоб делали всё, что надо, я оплачу.

-Спасибо Вам, Петрович. Мы пришли, до завтра в больнице. Спокойной ночи.

-Спокойной ночи, внучка. Сбор в девять, как раз после обхода.

   Подъехав к дому, ветеран увидел свет на кухне и очень этому обрадовался, значит Клавдия ещё не ушла. Неся спящего мальчишку на руках, удивлённый его лёгкостью, под форточкой низким голосом сказал:

-Хозяйка, открывай скорее дверь, запускай гостей – и ему вдруг так хорошо стало от этих слов.

– Кто тут ещё? Мужик мой скоро будет, тогда и пущу – подбоченившись деловито ответила женщина, ногой толкая дверь, и оцепенела,… но только на секунду – Дед, это ты! Вечно со своими шутками. А это кто?

– Я же сказал, гости, подсуетись Клавдия, в зале диван разложи, да покрывало расстели, там, в машине ещё один.

   Когда гостей определили, пошли на кухню.

– Дед, опять без выручки…Не пойму я тебя?! Льготы для школьников и студентов, детские тарифы, скидки старикам и женщинам – ставя перед мужиком тарелку борща, плюхнув добро сметаны, и пододвигая нарезанный хлеб, продавщица опустилась напротив на стул.- Всё свои пригородные электрички забыть не можешь!?…

– Не могу. Выручку ты видела, на диване спит. Бензин у меня бесплатный…А людей сколько чудных знаю!..И если я могу, чего ж не порадовать пассажира. Вот скажи мне –  Пертович с восхищением втянул аромат блюда, – я тебе никто, а ты мне чудо борщ сварила, вон, гляжу котлет наварганила, да ещё и дождалась меня…А я тебе кроме «благодарю», ничего…

– Мне и не надо, я хочу тебе приятное сделать, мужику ласка нужна, уход. Спасибо и на добром слове…- она как-то разволновалась.

– Вот видишь, ведь так же поступаешь сама, тут тебе не магазин, выручки нет, а ты всё меня балуешь…- и придвинул пустую тарелку к ней, – второе буду есть, ежели и себе положишь.

– Да что ты дед, я просто вижу, продукты могут пропасть, вот и наготовила…

– И спасибо тебе, душа моя, я в следующий раз риска куплю, может и плов получится, ты давай себе подложи по больше, а то точно испортятся, одному не управиться.

– Вон, у тебя «выручка» спит в зале, управитесь – и почему-то, залилась краской.

   А Петровича это наполнило такой радостью, нет, не той шальной шкодливостью, что включилась сегодня утром, при общении с продавщицей, это шло намного выше… Из души, ум кажется тоже взял отгул, поскольку дед, неожиданно  выпалил на выдохе:

– Клавдия, а выходи за меня замуж – и, услышав такое от себя, вылупив глаза, остановил дыхание, а душа его хохотала и радовалась, – вот, что я хотел тебе сказать!

-Честно расскажешь, почему один всю жизнь, может и выйду – она грациозно откинулась на стул и замолчала, но не чувствовал Петрович бабского любопытства. 

   Только Егор и его внук знали его историю, друг был свидетелем.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (40 оценок, среднее: 4,55 из 5)

Загрузка…