Анна Овчинникова

Страна : Россия

Прозаик, переводчик с английского. Родилась в семье биологов, потомственных ленинградцев-петербуржцев. Училась в Московском государственно историко-архивном институте и Санкт-Петербургской ветеринарной академии, после окончания академии восемь лет проработала ветеринарным врачом. Дебютировала в 2002 году с книгой «Легенды и мифы Древнего Востока», за которую получила Беляевскую премию как за лучшую научно-популярную книгу года. Остальные книги относятся к самым разным жанрам и направлениям: научно-фантастические, историко-приключенческие, юмористические, фэнтези и книги для детей и подростков. В некоторые из этих книг вошли авторские стихи и рисунки. Перевела с английского больше шестидесяти романов и повестей. Лауреат премии “Дверь из лета” (2007 г). Член Союза писателей Санкт-Петербурга и Союза российских писателей. Увлечения: парусный спорт, историческая реконструкция, бардовская песня.

 

Country : Russia

Prose writer, translator from English. I was born in a family of biologists, hereditary Leningraders-Petersburgers. I studied at the Moscow State Historical and Archival Institute and the St. Petersburg Veterinary Academy, after graduating from the academy, I worked as a veterinarian for eight years. I made my debut in 2002 with the book “Legends and Myths of the Ancient East”, for which received the Belyaev Prize as the best popular science book of the year. The rest of the books belong to a variety of genres and directions: science fiction, historical and adventure, humorous, fantasy and books for children and teenagers. Some of these books include author’s poems and drawings. Winner of the “Door from Summer” award (2007). Member of the Union of Writers of St. Petersburg and the Union of Russian Writers. Hobbies: sailing, historical reconstruction, bard’s song.

Отрывок из сказки “Тигрушины байки”

БАЙКА ПЕРВАЯ. ПОЯВЛЕНИЕ ТИГРУШИ

Тигруша появился в нашей семье внезапно, как клоун на манеже: «А вот и я!»

Представьте — я бодро стучу по клавиатуре, переводя с английского детективный роман, как вдруг рядом кто-то удивленно спрашивает:

— Почему у тебя такой странный компьютер?

И на мой стол вспрыгивает небольшой игрушечный тигрёнок: симпатичный, с круглыми желтыми глазами, с куцым хвостиком, черно-белыми ушками и розовым носом.

А я, надо сказать, не только переводчик, но и писатель: пишу всякие-разные книжки, в том числе фантастические и сказочные, в которых порой говорят не только люди и звери, но и вещи… Поэтому при виде говорящего игрушечного тигренка я не падаю в обморок, а лишь слегка обижаюсь за свой компьютер.

— Почему это странный?

— Ну, какой-то он не такой! — заявляет тигрёнок, расхаживая перед монитором. — Вот у моего дедушки знаешь, какой компьютер? Ого-го! Монитор во всю стену, клавиатура сама печатает дедушкины гениальные мысли, а «мышка» бегает за ним по пятам и виляет хвостиком!

— Я бы эту «мышку» показала ветеринару, — улыбаясь, говорю я.

— Дедушка показывал, — кивает тигрёнок. — Ветеринар сказал — такой здоровой мыши он в жизни не видел! Правда, на всякий случай сделал ей противовирусную прививку, и теперь дедулина мышь кидается на каждый компьютерный вирус и пожирает его… с громким чавканьем. А твоя так умеет?

Про таких настырных, болтливых и появляющихся из ниоткуда игрушечных тигрят я никогда не писала и не читала!

— Ты кто такой? — строго спрашиваю я незваного гостя. — Откуда ты тут взялся?

Тигрёнок усаживается на хвост, растопыривает лапы и забавно склоняет голову к плечу.

— Тебе пора выписывать очки! — выпаливает он.

— Э-э… Что?

— Ты кошмаренно плохо видишь! Раз до сих пор не заметила, что я — ТИГР!

— Игрушечный тигр.

В ответ на это невинное уточнение тигрёнок припадает на передние лапы, сердито прижимает уши и издает какой-то странный звук:

— Ххххы!

— Ты подавился? — беспокоюсь я.

(Могут ли подавиться игрушечные тигрята?)

— Не подавился, а возмутился! — восклицает тигрёнок. — Это был мой устрашающий, грозный, хищный «роарр»! Рык, значит. Кхе… Кхе… Ххххы… Ещё не очень хорошо получается. Но я хожу на курсы рычания, тренируюсь, и скоро любой, кто обзовет меня игрушкой, познает всю мощь оглушительного «роарра» разъяренного хищника!

— Извини, хищник, не хотела тебя обидеть. Значит, ты не игрушка. Тогда кто же ты?

— Я — Тигрушка! Запомнить легче легкого. Тигрушка, Тигра, Тигруша… Слышишь? Во мне всегда есть буква «Т»! Большая, красивая, заглавная буква «Т»! А если бы я был… Тьфу, сказать противно — игрушкой, я бы начинался с маленькой, плюгавенькой «и». А я — живой, живее всех живых! Понятно?

— Понятно, — говорю я. — Но всё ещё непонятно, как ты здесь очутился.

— Очень просто — тигропортировался, — сообщает тигрёнок. — Из лаборатории дедушки. Мой дедушка — самый гениальный в мире изобретатель. Чего только нет в его секретной лаборатории! Кнопочки, рычажочки, проводочки — загляденье! В углу есть даже черная дыра, в неё очень удобно заметать мусор. Но дедушка боится, как бы меня не засосало в эту дыру вместе с мусором, поэтому запрещает мне заниматься уборкой и всегда прибирается сам. Так что от дыры получается двойная польза: и в лаборатории чисто, и никто не пристаёт ко мне: «А ну-ка, займись уборкой, ах ты, полосатый лентяй!»

— А телепортироваться дедушка тебе не запрещает? — спрашиваю я болтунишку.

— Тигро-портироваться! — поправляет Тигра. — Это раз. Так дедуля назвал своё изобретение для перемещения тигров — тигропорт. И он сам попросил меня участвовать в испытаниях — это два! Задними лапами я должен был придерживать два проводочка, а передней по его команде нажать на пульте синюю кнопочку… Я послушно придерживал проводочки и нацеливался лапой на кнопочку, но тут мне на нос села огромная! Наглая! Щекотучая! Муха. Я ка-а-ак чихну! Как стукнусь головой о пульт! И вот я здесь.

— Какой ужас! Что же теперь делать? Как ты найдешь дорогу домой?

(Что скажут в полиции, если я приду туда с игрушечным тигренком и заявлю, что он потерялся и надо вернуть его родным?)

Но Тигруша и не думает волноваться, а легкомысленно машет лапой.

— Что я, маленький? Думаешь, я не знаю, где я живу и где дедулина лаборатория?

— Кстати, где ты живешь? Неужели прямо в лаборатории?

— Не-а, у бабушки. У меня самая лучшая в мире бабушка, которая варит самый вкусный в мире компот! Но сейчас она в круизе. Улетела на зонтике в Финляндию.

— Улетела… на зонтике? — слабо спрашиваю я.

— Ага. Она кошмаренная непоседа! Хотя ещё недавно, когда у неё не было летающего зонтика, она была кошмаренной поседой. Посиживала год за годом в кресле-качалке и смотрела дурацкие сериалы по телевизору. А теперь сама то и дело попадает в телек — то её показывают в передаче про НЛО, то в криминальных хрониках…

Я начинаю подозревать, что переутомилась за работой. Говорящий игрушечный тигрёнок, пожилой тигр-изобретатель, престарелая тигрица с криминальными наклонностями, летающая в круизы на зонтике…

— А твои папа с мамой? Что они скажут, когда узнают, что ты… тигропортировался?

— Ничего не скажут. Они дикие и не умеют говорить, — «успокаивает» меня Тигруша. — Наверное, бегают где-то в джунглях или в тайге и издают хищный «роарр». Кстати, бабушка всё время твердит, что мне не хватает материнского присмотра, так что…

Тигруша оценивающе смотрит на меня и вдруг выпаливает:

— Так что, пожалуй, я буду жить не только у бабушки, но и у тебя! Так сказать, на два дома. Ты будешь моей мамулей, чтобы был присмотр, надзор, баю-бай, домашние котлеты — всё, как полагается!

— Котлеты? — совсем теряюсь я. — У нас сейчас остались только пельмени. И, знаешь, вообще-то у меня уже есть сын!

— Здорово! — приплясывает Тигра. — Всегда мечтал иметь брата! А где он? А как его зовут? А сколько ему лет? А он умеет издавать «роарр»?

— Он сейчас в детском саду, ему шесть, его зовут Денюха, — по порядку отвечаю я. — И, к счастью, он не издает никаких «роарров»!

— Ничего, — утешает Тигруша. — Я его научу! И тебе буду во всем помогать, не беспокойся. Всё починю, всё усовершенствую, всё исправлю! Потому что я весь в дедушку — супер-изобретатель. А хочешь, помогу тебе с писаниной? Если я приложу к ней лапу, Главная Литературная Премия тебе обеспечена, потому что я ещё и гениальный литератор…

Тигрёнок подбегает к клавиатуре и быстро набирает слово «Шидевр».

— Не трогай! — я легонько тяну его за хвост. — Это мой перевод! Я перевожу книгу с английского, понимаешь? Как раз кончаю последнюю главу…

— Понимаю! — кивает Тигруша. — Но почему не стихами? Стихами было бы красивее.

— Потому что в авторском тексте нет никаких стихов. И, между прочим, слово «шедевр» пишется с буквой «е»: «шедевр»!

— У-у… Да ты не знаешь правил русского языка, мамуля! — укоризненно качает головой Тигра. — Но ничего, не горюй, я тебя научу. Слушай и запоминай: «жи» и «ши» пиши с буквой «и»! Запомнила? Значит, «шидевр».

Я не успеваю дать достойный ответ самоуверенному полосатику, потому что раздается звонок в дверь.

Неужели за Тигрушей явился кто-то из его родственников?

С этой радостной мыслью я лечу открывать, заранее готовясь увидеть тигрицу с зонтиком (интересно, игрушечную или настоящую?) или пожилого тигра (игрушечного или настоящего? И как должен выглядеть тигр-изобретатель?).

Но никаких тигров, ни игрушечных, ни настоящих, на лестничной площадке нет — это пришла соседка. У неё забарахлил компьютер, а ей нужно срочно проверить электронную почту. С соседями мы крепко дружим, поэтому я бегу к ней, крикнув напоследок в сторону своей комнаты:

— Я скоро вернусь! Не трогай мой компьютер!

Я и вправду возвращаюсь очень скоро — и сразу вижу, что Тигруша всё-таки трогал мой компьютер. Ещё как трогал!

Сейчас Тигра спит на моей кровати, трогательным клубочком свернувшись среди конфетных фантиков (нашел заначку, которую я прятала от Денюхи) и ароматных листиков (зачем-то стащил с кухни пакет лаврушки), а на мониторе большими буквами красуется:

 

ШИДЕВР

Я к вам пришел навеки поселиться,

Надеюсь я найти у вас приют.

Хоть ты, мамуля, вовсе не тигрица,

Надеюсь, здесь котлеты раздают.

Питаться лишь конфетами — отвратно!

Но я доперевел твой перевод.

Теперь переведи его обратно

И автору пошли — пускай прочтёт!

Поубирал я в книжке все плохое:

Убийства, перестрелки, грабежи,

Угоны самолетов и разбои…

Признайся — я котлеты заслужил!

Ещё я починил вам кран на кухне,

Там из него теперь течет кефир.

Нашел пельмени. Съел, чтоб не протухли.

Почил на лаврах.

Ваш Тигруша (тигр).

 

Так в нашей семье появился Тигруша: хвастунишка и болтунишка, но вместе с тем — гениальный изобретатель.

Вернувшийся из садика Денюха ужасно обрадовался, обнаружив, что из кухонного крана течет не вода, а его любимый кефир. Но бабушка (наша бабушка, а не Тигрина) не оценила гениального изобретения и велела вернуть всё, как было. Сказала, что кефиром очень неудобно мыть посуду. Тигруша недолго огорчался — он вообще неунывающая личность. Вскоре он занялся новым изобретением и сконструировал супер-подзорную трубу с вмонтированным в неё супер-телефоном.

Теперь, даже когда мы с Денюхой куда-то уходим и не берем его с собой, Тигра не упускает нас из виду и щедро делится «мудрыми» замечаниями и рассказами о своих приключениях. Он говорит, что когда-нибудь напишет о своих приключениях книгу. А ещё лучше будет, если книгу напишу я, ведь я же писательница, а он вечно занят… Попробуй жить одновременно с бабушкой и с нами, помогать дедушке-изобретателю, самому вечно что-то мастерить, писать стихи и посещать научные сим-по-зи-му-мы! (Наш «грамотей» никак не может научиться правильно выговаривать это слово и упорно называет собрания ученых не симпозиумами, а сим-по-зи-му-мами).

Я возражаю, что если буду записывать все его похождения, мне некогда будет писать свои книжки, переводить чужие, воспитывать Денюху, есть, спать и заниматься спортом. Слишком уж много всего приключается с полосатым непоседой!

 И всё-таки кое-что (с Тигрушиной помощью) я записала, и Тигра озаглавил это так: «Тигрушины байки. Шидевр».

Потому что он все ещё считает, что «жи» и «ши» надо писать через «и».

А вы как думаете?

Всегда ли «жи» и «ши» пишутся через «и»?

И что в байках Тигры — правда,а что — вымысел?

БАЙКА ВТОРАЯ. ТИГРУША В КОСМОСЕ

 

— Ну вот, стиральная машина глючит! — говорю я, в десятый раз нажимая кнопку «Старт».

— Нет, не глючит, не глючит! — возражает Тигруша. — А очень даже распрекрасно работает!

— А ты откуда знаешь? — подозрительно спрашиваю я.

— Потому что я сам её недавно отладил! — гордо рапортует Тигруша.

— Ты баловался с нашей стиральной машиной?!

— Я не баловался! — обижается Тигра. — Я на ней в космос летал!

— Что-о?

— А что… — Тигруша начинает смущенно скрести пол лапой. — Ну, летанул разочек! Пару раз… Пару десятков разочечков… Я сделал внутри такой пультик управления, там есть кнопка «ВКЛ»…

— И что эта кнопка включает? — спрашивает вбежаший в ванную Денюха. Он вглядывается в окошечко стиральной машины, прижавшись носом к стеклу. —Пультика не вижу, сплошное бельё… Мам, открой дверцу!

— Не открывается, — развожу руками я. — Заела!

— Тигра, что за «ВКЛ» ты устроил внутри? — подступает к Тигруше Денюха.

— Дело было так, — Тигра усаживается поудобнее, готовясь к длинному рассказу. — Я сперва сделал кнопку «ВКЛ», а потом задумался: чего же она включает? И решил проверить это опытным путем. А как же я иначе стану опытным, если не буду проверять всё опытным путем, правда? Ну вот, я зажмурился и как жамкну на «ВКЛ»!

— И что это оказалась за кнопка? — интересуется Денюха.

— Думаю, кнопка быстрой стирки… Была, пока я не приделал к машине фан… фантомный двигатель. Такой я сделал вывод! Потому что сразу начал быстро-быстро крутиться, весь в мыльной пене, среди стирающейся одежки! На шею мне намотались Денюхины штаны… Мне показалось, они очень не хотели лететь в космос…

— Неудивительно, — говорю я.

— Да-а? — подбоченивается Тигруша. — А я удивился! «Штаны! — сказал я. — На пыльных тропинках далеких планет останутся ваши следы, штаны! Вы понимаете, какая вам выпала честь — первыми из штанов полететь в космос?»

— Как — первыми? — Я удивленно поворачиваюсь к полосатому изобретателю. — А что же, по-твоему, Гагарин, Армстронг и остальные космонавты летали в космос без штанов?

— Нет, ну почему? Вечно ты придираешься, мамуля! — фыркает Тигруша. — В штанах, конечно! Но в специальных, космических, таких серебристых, из какого-нибудь поли-траливали-тана штанах! Не в джинсах же.

— Да, думаю, что не в джинсах, — поневоле соглашаюсь я.

— Во-от! Значит, я прав! Я всегда почему-то оказываюсь прав, просто сам себе удивляюсь…

— Тигра, давай про космос, — перебивает Денюха. — Какой он?

— Космос классный! Мы со штанами любовались на него в окошечко стиральной машины. Задраились, чтобы открытый космос к нам не ворвался, и любовались на него изнутри. Слева — протуберанец, впереди по курсу вращается Омар Хоттаб, брат Гасана Абдурахмана, справа — машет хвостом комета… Я ей такой: «Комета! Ну кто так машет хвостом, комета? Смотри, как надо, я демон-стри-ры… р-ры… ваю!» Я ведь закончил курсы махания хвостом и шевеления ушами, я говорил? У меня и диплом есть, с отличием… Я лучше всех на курсе махал и шевелил, в дипломе так прямо и написано: «Лучший махальщик и шевелильщик, по маханию хвостом «хвостов» не имеет…»

Тигруша может хвастаться бесконечно, поэтому я перебиваю Очень Строгим Голосом:

— Тигра! Объясни, почему на стиральной машине не работает кнопка «Старт»!

— Очень даже распрекрасно работает, — заверяет Тигруша. — Просто она запро… пере… р-ры… граммирована моим гениальным разумом. Теперь она настроена на спасение экипажа стиральной машины в экстренных ситуациях.

— Это как? — удивляется Денюха, и Тигра охотно объясняет:

— Ну вот, к примеру, приземляемся мы в ванной комнате после столкновения с неправильно машущей хвостом кометой. Шарах! Бабах! Приземлились… Нет, при-ванно-комнатились. А дверцу заклинило! Я, героически посадивший аппарат при перегрузке в десять «же»… «зе»… «ё»… «клмн»… теряю сознание, не помогла даже подушка безопасности в виде штанов, маек, трусиков и мыльной пены. Штаны в панике бьются изнутри в дверцу, но выйти не могут. Но у меня же всё предусмотрено! Я ведь до ужаса предусмотрительный, да? Так вот, мамуля подходит к машине…

— Если ты рухнешь сюда из космоса в стиральной машине, я не подойду, а подбегу, — перебиваю я. — Влечу в ванную, сорвав дверь с петель! И вряд ли меня будет интересовать стиралка, когда я увижу оставленную ею дыру в потолке.

— Конечно, будет! — заверяет Тигруша. — Дырка ведь уже есть, верно? Вот представь — она есть, так? И ты думаешь: «Что ж, дырка есть, я это вижу, да, вот и соседи сверху свесились в неё с перекошенными от ужаса лицами… А раз дырка есть и уже никуда не денется, что толку на неё смотреть? Проверю-ка я лучше, не сломалась ли наша стиральная машинка!»

— Кажется, мне повезло, что вы не приземлялись в экстренном порядке, — говорю я.

— Конечно, повезло, — соглашается Тигруша. — Мы все кошмаренно везучие, раз комета не задела нас хвостом. Так вот, ты дергаешь дверцу — не открывается. И что тогда? Как всегда при таких заеданиях, ты жмешь кнопку «Старт»!

— Да я её уже раз десять нажимала, — жалуюсь я. — И ничего!

Я снова тычу в большую кнопку. Денюха тоже тычет — безрезультатно.

— А ну, нажми ещё разок! — советует Тигра.

— Ладно, нажима… Аааа!

Мы с Денюхой прикрываем головы руками, когда из стиральной машины вырывается фонтан мокрой одежды и мыльной пены. Висящее над раковиной зеракало падает и разбивается. Тигруша прыгает в ванную, как в окоп.

— Так же можно на всю жизнь сделаться заикой! — возмущаюсь я.

А Денюха выплевывает мыльные пузыри и хохочет: ему понравился аттракцион.

— Видишь, всё получилось, всё получилось, ура-а! — радуется Тигруша, выглядывая из ванны. — Космонавты покидают летательный аппарат благодаря спасательной катапульте, устроенной гениальным конструктором Тигрой! Катапульта срабатывает, как надо…

— Как не надо!!! — Я с ужасом оглядываю разгром.

Но Тигруша продолжает ликовать:

— …И героический экипаж в составе капитана Тигры, бортинженера Денюхиных штанов и рядовых трусиков и маечек взмывает к потолку в лучах славы и облаках пены! Журналисты дерутся за право эксклюзивного интервью! Все институты стиральной космотехники — ведь есть такие институты, ведь есть? — молят гениального Тигрушу поделиться чертежами его стирально-космической машины на фантомном двигателе! Всё Осколково…

— Тигра! Кончай трепаться, выпутывайся из штанов, собирай осколки зеркала, вытирай пол… И НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ ТРОГАЙ МОЮ СТИРАЛЬНУЮ МАШИНУ!

БАЙКА ТРЕТЬЯ. ТИГРУШИНА БАБУШКА И АНЧАР

 

— Денис, посмотри, что делает бабушка? — прошу я.

— Ага!

Денис убегает и, вернувшись от бабушки, докладывает:

— Поливает свои растения!

— Ха! Тоже мне, растения! — немедленно отзывается Тигруша. — Вот у моей бабули знаете, какое есть растение?

— Тигра, опять ты встреваешь в чужие разговоры, — вздыхаю я, но Тигруша за словом в карман не лезет:

— Какие же это чужие разговоры, если вы с Денюхой мне не чужие? Вы же моя семья! Да? Да? Да?

— Ну, допустим…

— А теперь допустите, что вам ужасно хочется спросить, какое же растение есть у моей бабули! Ну, допустите, допустите, что вам, жалко, что ли?

— Ладно, какое растение есть у твоей бабули? — сдаюсь я.

— Анчар, вот какое! Анчар, как грозный часовой, стоит в квартире захламлё-нной…

— Тигруш, а что такое анчар? — спрашивает Денис.

— Ну ты даешь! Как можно такое не знать? Ах, да, ты же не ходишь на сим-по-зи-му-мы. А мы с учеными на сим-по-зи-му-мах много раз обсуждали анчар. Это такое ужасно ядовитое дерево. Такое кошмаренно ядовитое, что рядом с ним нельзя дышать. Как вдохнешь — сразу падаешь замертво! Я его подарил бабуле на восьмое марта, перепутал с геранью, пока донес — восемь раз падал замертво… Прямо весь испадался по дороге. Но донес! Я же упорный! Я упорный, верно?

— Да-да. А что твоя бабуля?

— Обрадовалась, конечно. Такой подарочек от внука! Ни у кого нету анчара — а у неё есть! Правда, сперва ей пришлось сидеть в акваланге и дышать кислородом через трубочку, чтобы не отравиться. Но она анчар причесывала, пропалывала, воспитывала, поливала его компотом — и он стал неядовитым и совершенно ручным. Чарик просто обожает компот…

— Чарик? — переспрашиваю я.

— Ага, это сокращенно от «Анчар». Ещё он обожает кока-колу, но бабушка ему не дает — говорит, у него от колы листья в трубочки сворачиваются. А я же не знал! Забежал к ней однажды с бутылкой колы, вошел, Чарик ко мне тянется, ластится, листочками трепещет… Ну, я и плеснул ему немножко, я же добрый. Щедрый я!

— И что потом? — сгорает от нетерпения Денюха.

— Все листья у него тут же свернулись в трубочки! Курительные. Представляете, бабуля приходит, а Чарик стоит дово-ольный, вместо листьев трубочки, и они ими всеми курит… Что тут было! Бабуля за мной полчаса гонялась с зонтиком. «Я тебе покажу, как моего Чарика спаивать колой и учить курить!» А я и не учил, он сам умеет. Курит, всё в дыму, аж соседи стали звонить в «ноль-один». Хотя вообще-то бабулины соседи ко всему привычные, она их ко всему приучила. Вот однажды, например, ушла на пляж, а Чарик то ли без неё соскучился, то ли без компота — в общем, решил рвануть к ней на пляж.

— И?

— Ну, а раз дверь была закрыта, он полез через окно.

— Анчар?! — недоверчиво восклицаю я.

— Ага, — кивает Тигра. — Народ толпами сбежался смотреть, как Чарик лезет вниз по водосточной трубе. Лезет, цепляется корнями, под одной веткой держит свой горшок. О-ё-ёй! Соседи его узнали, кричат: «Анчар, ядовитый анчар, спасайтесь!» Полиция — в ружье, боевые вертолеты — на вылет, сотрудники ботанического сада — аллюр «три креста», галопом марш!

— Ой… — Денюхины глаза делаются большими и круглыми. — И что было дальше?

— Ну, к счастью, бабушка вовремя вернулась с пляжа. Сперва ничего не поняла: дом оцеплен, кругом вертолеты, сирены воют, ОМОН, спецназ с противогазами, дрессировщики из цирка с сетями и хлороформом, ботаники из сада с определителями и лопатками… Потом видит — Чарик висит на трубе на уровне восьмого этажа!

— И что? — ошалело спрашиваю я.

— Что-что… Ты мою бабулю не знаешь, что ли? ОМОН, и спецназ, и дрессировщики с ботаниками разбежались кто куда, когда бабушка кинулась в атаку с криком: «Моего Чарика обижать! Да я вас, супостаты!» Потом взбежала на восьмой этаж, выбралась на карниз и давай лупить зонтиком вертолеты.

— Да ну?

— Вот вам и «ну»! Вы что, не видели этот сюжет в новостях? Показывали по всем основным каналам: «Храбрая престарелая тигрица самоотверженно защищает своего любимца!» Конечно, бабуля разобиделась, что её обозвали «престарелой», ведь ей нету и трехсот, а это, говорит она, для бабушек просто детсадовский возраст…

— А с Чариком-то чем всё закончилось? — напоминает Денюха.

— С Чариком всё закончилось хорошо, — успокаивает Тигруша. — Бабуля зацепила его ручкой зонтика, втащила в квартиру, воткнула обратно в горшок и стала отчитывать. Сказала, что за такое ужасное поведение он у неё неделю будет жить без компота, на одной водопроводной воде! Но, конечно, её хватило только на три часа. К вечеру она успокоилась, наварила огромную кастрюлю компота, так что хватило не только Чарику, но и мне. И правильно. Я-то по водосточным трубам не лазал. Я в тот день замечательно себя вел, даже мусор под ковры не заметал!   

 

БАЙКА ЧЕТВЁРТАЯ. ТИГРУША, ЦЫГАНЕ И СЛОН

 

— Тигра, алло!

 Тигруша остался дома, но отзывается мгновенно: его супер-телефон позволяет ему болтать с нами так, будто он тут, рядом. Но его супер-подзорная труба что-то барахлит, поэтому он не видит, где мы и чем занимаемся.

— Ну, и куда вы подевались? — недовольно спрашивает он. — Выскочили на минутку в магазин и пропали!

— Мы попали в везучие пески, — объясняет Денюха.

— Что-о?! Какие такие везучие пески?

— Это пески, которые могут засосать с головой, очень опасные.

— Ничего себе — везение! Какие же они тогда «везучие»? И как вас туда занесло? На моей карте рядом с магазином нет никаких везучих песков!

— А мы немножко сбились с курса. Попали немножко не туда. Вернее, нас сбили с курса. Мы сели на метро, хотели поехать в Купчино, но метрошный поезд угнали террористы… Угнали в тайный тоннель и через него — прямиком в Сахару, там мы и попали в везучие пески, еле выбрались!

— А, выбрались? — радуется Тигруша. — Молодцы! А террористы что?

— А террористы не выбрались. Мы скоро будем дома, Тигра, алло! Жарь к нашему приезду котлеты, — распоряжается Денюха.

— Так нету котлет, я сегодня ещё не охотился. Только не говорите: «Ты жарь, Тигра, жарь, а котлеты будут!» Я на такое уже не куплюсь.

— А кто тебя на такое покупал? — интересуется Денюха.

— Цыгане! Прослышали, что я самый знаменитый и удачливый охотник за котлетами и сосисками, и позвали меня в табор. Чтобы я с ними путешествовал и добывал им котлеты, сосиски — а после жарил. Ну, я, конечно, согласился. Кто же отказывается от путешествий? А цыгане вдруг говорят: «Раз ты такой замечательный охотник, Тигруша, поймай-ка нам вон ту лошадь, видишь, пасётся. Ну и что же, что чужая? Поймаешь — будет наша!»

— А ты что?

— Я, конечно, возмутился! Я же честный! Как так можно — воровать чужую лошадь? А у лошади спросили? Может, она не хочет, чтобы её воровали! А цыгане кричат: «Ага, слабо тебе, слабо! Какой же ты охотник, если даже лошадь притащить не можешь!» У меня аж полоски встали дыбом от возмущения. «Кто не может? — говорю. — Я не могу? А ну, смотрите сюда!» И как понесся галопом…

— И поймал лошадь, да?

— Нет, промахнулся. Слишком сильно разбежался, взял левее, чем нужно, пролетел мимо лошади, ворвался с разгону в зоопарк и схватил первую добычу, которая подвернулась под клыки.

— Ну ты, Тигруша, даешь! — смеётся Денис. —И что тебе подвернулось?

— Слон. Понимаешь, случайно подвернулся слон. Я его ухватил за шкирку — и обратно в табор. Это я только потом понял, что промахнулся, а сперва сгоряча не разобрал, что тащу вместо лошади слона. Главное, слон упирается всеми четырьмя ногами, пытается затормозить, но куда там! Разве меня затормозишь? Когда я в ярости, меня даже диплодок не затормозит, не то что какой-то слон. «Да, — думаю, — тяжеловатая попалась лошадь, но ничего! Сейчас я покажу этим цыганам, какой я охотник, сейча-ас я им покажу!»

— Показал?

— Ого-го! — гордо отзывается Тигра. — Ещё как! Ворвался в табор и выплюнул слона прямо посередине. Тьфу! «Держите, — говорю, — свою лошадь…» И тут гляжу — ой!— а это вовсе и не лошадь, а слон! Цыгане были в шоке. У них аж карты и гитары из рук попадали. Ну, я тоже немножко удивился…

— А слон? — нетерпеливо напоминает Денюха. Он давно мечтает увидеть живого слона, вот только в питерском зоопарке их нет.

— Слон был просто в ауте! Сидит, ноги раскинул, хобот свесил, на лице полное обалдение… Потом слегка очухался и затрубил. «Требую возмещения морального ущерба! — трубит. — СОС! Хелп! В России нарушают права слонов!»

— Ну, а ты что?

— А я ему так спокойно и культурно говорю: «Господин слон, успокойтесь, никто ваши права не нарушал, я просто слегка перепутал вас с лошадью…» У него от возмущения аж хобот узлом завязался, и он загудел в нос: «Бедя?! С лошадью? Возбещения, возбещения!» Я его развязал, он высморкался и объяснил, какое возмещение ему нужно: я должен разобраться с директором зоопарка, который ворует морковку у слонов. У хищников директор тоже воровал — мясо, но слона волновала только морковка.

— И ты разобрался?

— Х-ха! Спрашиваешь! Для меня это было раз плюнуть. Я в ту же ночь устроил на директора засаду, взяв с собой пустое ведро…

— Чтобы надеть вору на голову, да? — понимающе подхватывает Денюха, но гениальные идеи Тигры трудно предугадать:

— Нет, чтобы в него рычать. Ты же знаешь — с буквой «ры» у меня не очень, все вырыкивается какое-то жалобное «х-хы…» А в ведре получается такой грозный, раскатистый «роаррр», что самому бывает страшно! И вот сижу я в засаде, держу наготове ведро и вдруг вижу при свете полной луны — крадется паршивец-директор с мешком ворованной морковки в одной руке и с мешком ворованного мяса в другой. Тут я сунул голову в ведро и издал такой жуткий, такой хищный, такой громовой РОАРРРРР, что с веток в радиусе километра попадали все птицы. Директор застыл, как вкопанный. А я ка-ак прыгну! Как вцеплюсь в мешок с мясом всеми своими хищными зубами!

— А директор бросил мешок и деру? — с восторгом спрашивает Денис.

— Не-а. Он от ужаса ещё крепче вцепился в мешок. Я тяну к себе, директор — к себе…

— И кто победил?

— Конечно, я! — заверяет Тигра. — Без вариантов! Я оторвал у него мясо с куском пиджака и половиной галстука. Тут подлый вор бухнулся на колени и стал причитать: «Я больше не бу-уду, отпустите, не губите, благородный полосатый мститель!» А я стою в свете луны, весь такой полосатый, мстительный и благородный…

— И съел директора?

— Не-а. Я же добрый. Порычал-порычал — и отпустил. Потом слон позвонил мне и рассказал, что с тех пор директор перековался и вместо того, чтобы утаскивать всё из зоопарка, наоборот, стал притаскивать всё в зоопарк. Таскал мешками со своего огорода морковку, капусту, бананы-баклажаны, отбивные…

— Тигра, жарь отбивные! — смеясь, перебиваю я.

В ответ раздается жуткое, хищное, громовое:

— Роарр!!!

Наверное, Тигра дома сунул голову в ведро.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 4,75 из 5)

Загрузка…