Анжела Рей

Страна: Россия

Очень люблю читать бумажные книги, в моей библиотеке, которую начала собирать ещё прабабушка, уже более 3 500 книг. Очень люблю людей, общаться с ними, видеть их, слышать их голоса. И, конечно, делиться мыслями, эмоциями и фантазиями. Очень люблю путешествовать, два года прожила в Индии.

Country: Russia

Отрывок из рассказа “Рецепт”

 

…Она записалась на повторный прием. Ярко-розовые очки доктора смутили ее. Он вскинул глаза и выразительно посмотрел на нее, но она ничего не заметила за толстыми розовыми стеклами.

– Да, и – главное. – Внезапно начал он. – Если Вы желаете остаться в Если, Вы должны найти в себе силы и совершить семь смертных грехов. Время ограничено, у Вас всего пара недель. Вот рецепт с перечнем. Порядок свободный, важно ничего не забыть: гордыня, алчность, зависть, гнев, похоть, чревоугодие, лень и уныние.

Вчитываясь в ровные буквы на салфетке по дороге домой, она пыталась решить, с чего начать. Было в этом мире что-то возвышенное, что усложняло задачу. Оно ощущалось во всем: в масках на памятниках, в вежливых словах, нацарапанных на стенах домов и разнообразных надписях на асфальте под окнами, типа: суп – нигде. Сваришь?

 Никто не навязывал тебе бога, йогурт или косметику. Никто не врывался в твой дом, чтобы проверить вентиляционную систему. Никто не складывал макулатуру в твой почтовый ящик, предварительно вырубив для этого несколько гектаров леса.

Самым простым казалось чревоугодие. Она решительно вернулась в магазин и набрала полный поднос еды. Продукты были отвратительно свежими, к тому же не содержали ни усилителя вкуса, ни аппетитного запаха, идентичнее натурального в десятки раз. Она быстро наелась, а поднос выглядел почти не тронутым. Превозмогая отвращение, она откусила кусок сочного хрустящего яблока, но тот застрял где-то в пищеводе.

– Ццц, не зачет. Вас даже не стошнило! – Все также энергично прокомментировал врач, словно из-под земли появляясь рядом. – Над этим придется работать! Может, начать с уныния?

Она задумалась. Это же не сложно. Вспомнить старые обиды, начать жалеть себя. Думать, как все надоело, завтра снова на работу. Интересно, кем ей придется поработать завтра? Какое умиротворяющее чувство сытости, покоя. Может, начать с лени?

– Сори, Вы продавец? – Спросил бархатный голос с легким акцентом.

Она подняла глаза и встретилась с его блестящим каштановым взглядом. Он не был красавцем: невысокий, темноволосый, загорелый с морщинками вокруг веселых глаз. На его табличке было написано: «актер». 

– Мне бы виски, работа нервная.

– Вы, наверное, недавно здесь. Сигареты и алкоголь – в аптеке. – Улыбнулась она. – Я могу посоветовать что-нибудь вкусненькое.

Они бродили по залу, пытаясь отыскать плавнички медузы или  плавленое мороженое. Все нашлось довольно быстро, благодаря толковой схеме расположения продуктов. 

– Ну, вот, даже разозлиться не успела! – Посетовала она. Как у Вас с грехами?

Он печально вздохнул.

– Никогда не думал, что это так трудно. Сегодня стоял на сцене. Все аплодировали, думал «Вот сейчас обуяет гордыня!» Но нет. Понимаешь же, что мог бы и лучше сыграть, если бы потренировался дольше. Хотел позавидовать коллегам по цеху – опять нет. Кто-то еще хуже выглядел. Хотел разозлиться, но уж больно зрители хорошо принимали. И так всегда. Кстати, меня зовут Узнай.

– А я Пусть. Я знаю одну аптеку на углу. Очень уютное местечко. Правда, вход только для грешников, но время еще есть.

Они расстались, пообещав друг другу нагрешить. На следующее утро, она снова попробовала переесть, но не смогла. На табличке из урны было начертано «поэт». Дело оказалось нехитрым. Вдохновение переполняло грудь. Строчки лились плавно и свободно. Рука сама вывела первые строки:

Я сегодня в беспорядке

Отнимала у лошадки…

Мыслям было тесно, а словам – просторно. Образы теснились в воспаленном воображении, грубо отталкивая друг друга.

Был мой выбор не простой

Конь остался холостой!

И ведь, недурно. Что-то похожее на гордость зашевелилось в душном от слов воздухе. Она набросала еще несколько строк. В кабинет, неспеша, вошел высокий темнокожий мужчина с надписью «редактор» на табличке. Видимо боясь переполнить атмосферу, он молча прочел весь лист. Лик его прояснился, глаза увлажнились.

– Ну, наконец-то! – Только и смог сказать он, выбегая из кабинета. По коридору прокатился его заразительный густой, как вода, смех.

Она полистала несколько старых сборников и почувствовала себя опустошенной, словно кто-то слил ей всю кровь, как воду из батареи. Она попыталась вспомнить что-то грустное. Как заплесневел белый батон. Не помогало, слезы не шли.

Несколько дней прошло в отчаянных попытках совершить что-нибудь ужасное. По ночам ей снился врач, цокающий языком и повторяющий: «Надо еще работать!», «не зачет». Пару раз она мельком видела Узнай по телевизору, он стал президентом в  пятницу. В воскресенье они столкнулись на площади.

– Ну как? – С тревогой спросила она.

– Я все понял! Жизнь – ни с чем несравнимое удовольствие, которое кто-то или что-то постоянно мешает вкусить! Работа, проблемы… Мне осталось всего два дня! – С отчаянием воскликнул он. –  Врач прописал мне алкоголь, сигареты или кальян. Дал какой-то порошок, сказал, в крайнем случае, надо нюхать. Помоги, мне, Пусть. Приходи завтра вечером ко мне в Ночь, надень что-нибудь… эдакое, понимаешь?

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…