Алина Бабенко

Страна : Украина

Я пишу короткие рассказы и стихотворения уже около трёх лет, недавно решила участвовать в литературных конкурсах. Также увлекаюсь рисованием, игрой на гитаре и лицедейством (посещаю театральные курсы). Изучаю три иностранных языка: русский, английский и немецкий.

Country : Ukraine

I have been writing small stories and poems for three years. I also prefer to paint, play guitar and play in the theatre courses. I learn three foreign languages: Russian, English and German.

Отрывок из прозы “Ночное происшествие

Глава 1

Ветер в ушах завывал и свистел с невиданной силой, заглушая абсолютно все звуки на улице, даже громкий полицейский свисток. Ноги в насквозь мокрых ботинках без устали уносили их владельца в даль так быстро, как только могли, шлёпая по свежим лужам и грязи на дороге. Бежать и не останавливаться — всё, что нужно было именно сейчас. Тусклый свет лампочек в высоких и замысловатых фонарях, множества из которых вообще не было, не освещал буквально ничего, кроме маленьких участков дороги возле самого столба, а потому бежать и не спотыкаться о бордюры было затруднительно.

 

Заметив одну довольно большую лужу, беглец затормозил подошвами дешёвых и уже разношенных кед об асфальт и тут же вздрогнул от резкого скрежета. Он чуть пригнулся, оборачиваясь через плечо и проверяя, нет ли за ним погони. Когда же его слух не уловил ничего подозрительного, он сел на колени перед краем лужи и протянул к ней ладони.

 

В отражении он увидел себя, но сначала будто не узнал человека, который смотрел на него из мутной воды. Чёрные короткие и спутанные волосы закрывали глаза, лезли во все стороны, из—за чего шевелюра напоминала птичье гнездо. Бледное лицо с ярко—синими синяками под глазами выглядело уставшим, даже имело вид замученный. Возле рта стекали капли крови, которые бардовым пятном выделялись на фоне почти пепельного подбородка. Зелёные с коричневыми вкраплениями глаза смотрели испуганно, а при виде крови на выпирающих зубах и лице в зрачки и вовсе стали походить на маленькие точки. Беглец окунул руки в лужу и поднес их к лицу, стирая багряные подтёки. Скрыв их, а после смывая кровь с ладоней, парень не мог поверить в то, что делает. Он все ещё смотрел на свою жизнь, как зритель в кинотеатре: она казалась нереальной, неправильной и абсурдной. Точно не этого ожидал он в свои шестнадцать лет. 

 

Поднимаясь с колен, парень коротко вздохнул, стряхивая грязь с колен потёртых джинс. В этом районе пока спокойно, но расслабляться точно было рано. Парень свёл лопатки ближе к позвоночнику, выравнивая спину и слыша тихий хруст своих суставов. Он стоял по середине маленькой улочки, как уже успел понять беглец. Бутики и магазинчики были закрыты, так как на дворе стояла глубокая, чистая ночь. Осмотревшись, парень пошел по направлению к главной улице, чтобы оттуда уже направиться к своему дому. Резкий свист и крики где—то справа заставили брюнета резко обернуться и застыть от страха. На него неслись сразу двое полицейских, выкрикивая что—то непонятное и вытаскивая дубинки из—за пояса. Зелёные глаза наполнились самым настоящим ужасом, и беглец даже не заметил, как развернулся всем телом и стремглав побежал обратно, в узкую улочку. Кеды снова попадали в лужи, но ветер уже не перекрывал крики и угрозы копов, которые и не думали отставать от паренька.

 

Как только он уже подумал, что спасся, ведь выбежал на другую улицу, где не было полицейских, над левым его ухом послышался кашель и тихое ругательство. Вмиг что—то схватило его сзади за воротник лёгкой курточки, и парень издал писклявый крик, пытаясь схватиться за что—либо руками. Но впереди него был лишь воздух, а потому кто—то притянул парня ближе к себе, грубо держа за ткань. Послышался треск, и беглец увидел, как шов на его плече разошёлся, являя миру оборванные нити. Только он успел подумать об этом, как услышал громкое и хриплое: “Попался, щенок!”, и его глаза наткнулись на тёмно-синюю форму, которую могли носить только копы. На его лице отобразилось уныние и в одно мгновенье все мысли о побеге были уничтожены.

 

Как только его ввели в участок, беглец сразу поник. Он никогда не любил полицейских, особенно таких, которые пристально смотрят в глаза и задают прямые вопросы. Вопросы, от которых нельзя улизнуть или спрятаться за отработанным: “Я не знаю, я не видел”. Судя по виду, именно такой коп сейчас должен был допрашивать мальца. Темноволосый полицейский в летах сел за небольшой железный столик, к которому были наручниками прикреплены руки парня. Тот тяжело сглотнул и даже как—то сгорбился, все время отводя взгляд и вглядываясь в угол комнаты для допросов, куда его в который раз привели. В этом участке он ещё никогда не был, а потому следовало делать вид, что он никогда и не попадался копам. По крайней мере, он пытался так выглядеть.

 

— «Итак, мистер…Обойдёмся без формальностей. Полчаса назад в паре кварталов отсюда было совершено убийство. Прямо на улице. Причину смерти ещё не успели выяснить, но вот, что интересно.» — начал полицейский, складывая руки в замок и опираясь всем телом на столик, из—за чего тот издал жалобный скрип. Серые глаза уставились в зелёные, и, казалось, мужчина вообще не мигал, из—за чего допрашиваемый съёжился, сразу потеряв всю уверенность в своей “невиновности”. — Патрульные видели тебя в трёх метрах от трупа. Ты должен был видеть, как он умер.

 

Зелёные глаза взглянули куда—то в сторону, и парень молчал, поджав губы от волнения. Руки в наручниках начали неприятно болеть, хотя, он уже должен был привыкнуть к этому. Всё же, это не первый допрос, не первый пристальный взгляд. Но беглец терялся каждый раз, как первый, не мог придумать ничего, что могло бы его оправдать. Ни одна даже самая безумная история не зарождалась в голове парня, а потому приходилось молчать, опустив голову и смотря на грязные носки кед под столом.

 

— «Ладно, начнём с лёгкого. Как твоё имя?» —после недолгого молчания произнёс полицейский, откинувшись на спинку железного стула и складывая руки на груди. Серые глаза также изучающе смотрели на подозреваемого, пока тот решался назвать своё имя. “Это ведь самый простой вопрос, чего он медлит?” — пронеслось в голове мужчины, пока беглец всё же смог выдавить хоть какие—то звуки из своего горла.

 

— «Джонатан. Меня зовут Джонатан.» — промямлил он, сначала себе под нос, а потом повторив уже громче, так, что коп смог бы его услышать. На лице мужчины появились явные нетерпение и раздражение, и парень понял, что нужно было произнести имя полностью. Это ведь не знакомство на улице, а допрос в полицейском участке. Брюнет снова сглотнул и сказал то, что нужно было. — Джонатан Морроу, сэр.

 

Полицейский положил одну руку на стол, постучав несколько секунд ногтями по железной поверхности. Что—то в парне было не так. То ли его бледное до ужаса лицо, то ли суженные зрачки глаз, то ли порванная и грязная одежда, будто он валялся в грязи. Но всё же коп продолжил.

 

— «Патрульные доложили, что видели тебя в 3:25 на Хайн—стрит. Оттуда ты добежал до Бейерлей—стрит, и после длительной погони тебя арестовали. Первый вопрос: что ты делал на улице ночью?» — проговорил с напряжением в голосе коп, снова прожигая взглядом дыру в подростке. Последний закусил нижнюю губу изнутри, пряча взгляд, и его губы дрогнули. Нужно было что—то придумать, но мысли путались от страха за свою жизнь. Ему нельзя было сесть в тюрьму, ни за что и ни в коем случае. В одну секунду в голове загорелась новая идея, будто лампочка, и парень поднял взгляд.

 

— «Я гулял, сэр. Днём я в школе, вечером помогаю больной матери, только ночью и могу выйти на улицу.» — всё таким же тихим и неуверенным голосом ответил он. Именно такой тон и мог убедить полицейского в правдивости этих слов. Отчасти, это была правда, да вот только Морроу и сам почти не верил в то, что говорил. Мужчина глянул ему в глаза, как бы проверяя, врёт он или нет, и, не найдя ничего подозрительного, продолжил допрос.

 

— «Ладно, допустим, я поверю в это.» — серьёзно произнёс полицейский, сложив руки в замок. – «Ты знаешь причину, по которой тебя преследовали?» — спросил он, глянув на паренька вновь. Его растерянный вид говорили об обратном, так что коп продолжил, испепеляя мальчонку взглядом, от которого кровь стынет в жилах. – «Недалеко от тебя обнаружили труп мужчины средних лет. Ты проходил в нескольких метрах от него, но даже никак не отреагировал, не позвал на помощь и вообще не обратил внимания. А когда заметил полицейских — начал убегать. Подозрительное поведение, не так ли, Джонатан?»

Брюнет как—то боязливо посмотрел на полицейского и еле заметно сглотнул. От злости на шее у мужчины выступили вены. Они набухли, будто в них накачали воздух, и почему—то зелёно-карие глаза вперились впрямь в них. Сонная артерия, как змея, призывно клокотала ударами сердца где—то внутри тела мужчины. До нее будет трудно добраться, и Джонатан это знал. Знал, но все равно опустил голову, нервно сжимая руки в кулаки. Он был слаб по сравнению с копом, и даже в подмётки ему не годился, но какое—то неведомое желание вдруг проснулось в пареньке. Желание это имело имя — “Жажда”.

— «Эй, я вообще—то к тебе обращаюсь!» — грозно произнес полицейский, но Морроу уже не слышал его. Он покусывал губы, медленно и как—то рассеянно, и в голове продумывал каждую мельчайшую деталь своего плана. По сути, это было убийство, и Джонатан это прекрасно понимал. Понимал, но все равно желал этого больше всего на свете.

Джонатан резко посмотрел на мужчину, и по спине последнего пробежал табун мерзких мурашек. Зрачки глаз преступника стали размером с точку, а цвет из светлого перешёл почти в тёмно-зелёный. Нижняя губа брюнета как—то выпятилась, будто подпираемая изнутри, а лицо стало ещё бледнее, становясь цвета письменной бумаги. Оборванная рукав куртки создавала ощущение, что парень стал шире в плечах, и это стало причиной рваной ткани. Его зверский, дикий взгляд пробирал до костей. В голове копа сразу появился вопрос: “А может ли человек так смотреть?”. И не найдя ответа, полицейский нахмурился, пытаясь сделать вид грозный и опасный, но внутри его потрёпанной души проснулся страх, первобытный и неистовый, будто слабый паренёк смог бы одним ударом руки сломать пополам его позвоночник. Он отодвинулся назад, слегка отъехав на стуле, и не отводил взгляда от паренька. А тот, как бы продвинулся вперёд, уже свободно опираясь на поверхность стола руками, все ещё прикреплёнными наручниками. Когда же он уже собрался сделать рывок вперёд, дабы разорвать их, сзади на его плечо опустилась тяжёлая, массивная рука, которая накрыла почти весь сустав.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)

Загрузка…