Сабыр Каирханов

Страна : Казахстан

Журналист. Синхро – первый опыт в прозе.


Country : Kazakhstan


Отрывок из прозы “Синхро”

«Сумрачным утром 22 ноября 1955 года Турсун неторопливо шёл домой.

Над горизонтом, прямо перед ним вспыхнул белый шар, в тысячу раз ярче и больше солнца. Небо и землю залил ослепительный свет, стерев очертания предметов. Турсун ослеп на несколько секунд, а когда зрение восстановилось, увидел на месте шара дымящийся туман, который ярко светился, озаряя полнеба. За туманом что-то огромное и яркое ворочалось и засасывало в себя туман и облака, бежавшие со всех сторон к невидимой воронке. Затем сквозь туман проступил огромный белый купол, который начал расти вширь и ввысь. Под ним, у земли образовалось белое туманное кольцо, равное в диаметре основанию полусферы, и расширялось вместе с ней. Поражали размеры купола: он уже занимал половину неба и всё рос и рос, раздуваемый горячим ядром. Верхняя его часть скрылась за тучами, которые снизу освещали вспышки внутри купола. Наконец сфера начала тускнеть и растаяла, а красный шар, поднявшийся выше облаков, угадывался по гигантскому яркому пятну, светящемуся в сплошном облачном покрове.

Турсун бежал к домику на самой окраине села в полной тишине. Вдруг небо расколол оглушительный треск, справа и слева раздались звуки бьющегося стекла, в уши ударило чем-то ватным. Удар сверху и спереди опрокинул его на спину, земля больно стукнула по затылку. Турсун тут же вскочил на ноги и снова рванулся к домику, где могли погибнуть от вселенского обвала его малышка и жена. Он, может быть, сделал шагов десять, как снова треснуло небо и его швырнула на землю сила, будто играющая с человеком как с мышью. Это была вторая, отраженная от слоя теплого воздуха над облаками ударная волна. Затем наступила тишина, в которой лай собак и крики людей казались совсем далекими и слабыми.

Турсун, подбегая к мазанке, увидел, что половина её крыши провалилась, обнажив тонкие жерди, прутья и ветки тальника, служившие основанием перекрытия. Из дома, не прикрытого крышей, донёсся страшный крик жены. Маленькую Асемтай, спавшую на кровати, присыпало землёй и обломками. Но убил её упавший сверху небольшой тяжёлый отрезок рельса, которым сам Турсун осенью закрепил полотно рубероида на протекающей крыше.

В горах Большой Орды, за сто восемьдесят пять километров от эпицентра взрыва водородной бомбы мощностью 1600 килотонн, в темной могиле батыра Мамая вспыхнул багровый свет. Похороненное два века назад сердце воина пробудилось от ядерного удара в небе над Опытным полем полигона.

Сейсмический удар Мамай ощутил после того, как очнулся в могиле и увидел свет этого мира. А прежде на границе миров вспыхнула ослепительная белая точка. Она лишь на миг осветила крохотный двухсоткилометровый кусочек берега живых, пустынную равнину и невысокие горы Большой Орды, и дух Мамая увидел сквозь приоткрывшуюся завесу другой мир, а в нём – свою могилу и едва тлеющий уголек в её глубине. И теперь он был здесь и слушал удары оживающего сердца, и по мере того, как разгорался красный огонь, в нём просыпалась память. 

Он умер в 97 лет, в своей постели, окруженный внуками и правнуками. Наверное, не было воина счастливей Мамая: после бурных десятилетий боёв и походов он сполна насладился победой и долгими годами мирной жизни. Его тело похоронено в Туркестане, рядом с самыми знаменитыми батырами, а сердце – в тобыктинской земле. Тысячник Мамай, сын Жумагула, в 1780 году вернул народ Тобыкты на родину, в горы и степи Шынгыстау и Абралы.

Может быть, ему следовало увести свой род дальше на восток, на Алтай, чтобы потомки и через двести лет, и через тысячу жили на чистой, не осквернённой земле… А может быть, просто не стоило разлучать сердце и тело воина, несмотря на его странное завещание. Покоился бы с миром Мамай у мавзолея Кожахмета аулие до конца времен, а не метался сейчас над полигоном, отравленный неутолимой жаждой огня, усиливающейся с каждой вспышкой в небе, на земле и под землей.

На площадке Сары Узень, километрах в пятидесяти к северо-западу от Дегелена, недалеко от скважины №126, в которой в апреле 1980 года был взорван ядерный заряд, в голой степи возвышался новенький ангар, покрашенный в цвета пустыни. В тени строения спрятался запылённый легковой УАЗ. Вокруг не было ни одного строения, кроме бетонной коробки помещения для мощного дизельного генератора. У ворот ангара, на июльском солнцепеке стоял часовой с автоматом. За тяжелой металлической дверью, внутри ангара находился пост №2. За ним виднелась ещё одна дверь, ведущая в главное помещение, заставленное приборами, мониторами, столами, железными шкафами. Часть помещения, размером девять на девять метров, с трёх сторон была огорожена высокой решеткой из металлических прутьев. Входом служила незаметная железная дверь в четвёртой, сплошной стене. Пол в клетке был выложен бетонными плитами, щели между которыми остались не заделанными. На полу и местами на стене и решетках темнели пятна засохшей крови. С балки мостового крана под сводами потолка свисали тросы и крючья, смотрели вниз кинокамеры.

В выходной день в ангаре было безлюдно. Подполковник Сергей Юрьевич Приемышев, сотрудник управления «Н» Второго главного управления КГБ СССР, курировавший работу исследовательской группы С, сидел в главном помещении за столом, изучая в журнале последние записи ученых. Медики, нейрофизиологи, биологи, психиатры, тщательно отобранные Управлением особых отделов КГБ, обращавшим самое серьезное внимание на их психологическую устойчивость, работали увлечённо и уже добились некоторых результатов. Опыты с живым материалом, заканчивавшиеся иногда его списанием, конечно, подвергали риску душевное здоровье ученых, но зато какой уникальный научный материал они получали в этом ангаре! И каждый эксперимент давал новую информацию для обработки и осмысления.

Но сейчас Приемышева тревожила ситуация в секторе физики. Ученые провели все возможные измерения излучений и физических полей, состава грунтов и газов, радиационного фона, пытались зафиксировать малейшее изменение исходных параметров в ходе экспериментов, даже воздействовали на площадку жестким излучением. Результаты были нулевые. Если верить приборам, поле синхронизации, или кратко «поле С», случайно обнаруженное здесь в прошлом году, в физическом смысле не существовало.

Однако оно явным образом воздействовало на людей и животных, вошедших в него. О существовании поля С военные впервые узнали осенью прошлого года, когда молодые офицеры с площадки «Г» на машинах догнали волка, и один из охотников подошел к загнанному зверю вплотную и выстрелил в голову. Этот лейтенант умер на месте от обширного кровоизлияния в мозг.

Эффекты поля С вдохновили военных. Мощнейшее, неодолимое воздействие поля на высокоорганизованные живые организмы сулило безграничные возможности его применения против противника. Но только в том случае, размышлял Приемышев, если ученые группы С смогут раскрыть природу поля и генерировать его энергию. Иначе таинственная аномалия в безлюдной степи так и останется любопытной научной загадкой, не имеющей практического, во всяком случае, военного применения. Подполковник уже начал понимать, что разгадать физическую природу поля С ученые не смогут просто потому, что разгадки не существует. Здесь, возможно, действует иная, не материальная сила. Ученые, конечно, назвали бы такие мысли мракобесием и чертовщиной, а начальник управления «Н» – и вовсе пораженчеством. Поэтому говорить об этом вслух или писать в отчетах Приемышев не собирался.

Пока начальство в Москве можно кормить подробными отчетами об интереснейших эффектах, открытых в биологическом секторе, каждый из которых тут же рождал в умах сотрудников Управления «Н» разнообразные идеи военного использования этих феноменов. Например, выяснилось, что при нахождении в поле С двух или нескольких человек синхронизируется функционирование всех систем организма этих объектов, но при этом абсолютно независимыми, не поддающимися синхронизации остаются их мысли и воля. Экспериментально проверена строгая направленность синхронизации от более здорового или неповрежденного субъекта к больному или получившему повреждение.

Самые интересные с военной точки зрения результаты давали эксперименты с подопытными заключёнными, приговорёнными к смерти. Накачанные стимуляторами убийцы и насильники впадали в состояние безумной ярости и калечили, убивали друг друга голыми руками, заливая кровью, испражнениями и рвотной массой бетонный пол клетки. Шокирующий эффект произвела драка одновременно пяти смертников. Инфаркт миокарда самого слабого из подопытных тут же убил остальных, включая тех двоих, которые уклонились от драки и в страхе прижались к решёткам клетки.

У военных тут же родилась идея использовать эффект «дистанционного разрыва сердца» в диверсионных целях. Разведчик со спрятанным в поясе мини-генератором поля С, излучение которого, кстати, не фиксирует ни один прибор, в публичном месте приближается к группе важных персон из стана противника. В это время оператор с дистанции передает сигнал капсуле, зашитой под кожей груди смертника. Конечно, лучше, если разведчик не будет знать о том, что обречён – в этом случае он будет вести себя естественно. Разряд капсулы вызывает у него остановку сердца. Никаких бомб, человек мирно падает и умирает. Одновременно умирают от разрыва сердца все, кто находился рядом, в поле С, в том числе важные персоны. Кстати, есть еще одно отличие этого высокотехнологичного способа поражения врага от известного метода самоподрыва смертника. Дело в том, что при взрыве смерть наступает мгновенно, мозг, разлетевшийся брызгами, не успевает передать сигналы синхронизации окружающим телам. А при инфаркте, например, или тяжелых повреждениях тела процесс умирания длится от десятков секунд до нескольких минут, т.е. достаточно продолжительное время для полной синхронизации.

Ученые биологического сектора ознакомились с идеей военных и, выразив восхищение дерзостью генеральского ума, предложили не убивать ценных агентов-профессионалов, а засылать к врагу смертельно больных раком, например, или лейкемией. Пусть они, спрятав за пазухой мини-генератор, гуляют, общаются с врагами, чтобы синхронизация передала смертельную болезнь как можно большему количеству людей в неприятельском лагере. Подготовить засылаемых людей можно легко и быстро: достаточно научить включать и заряжать генератор и психологически настроить на безусловное выполнение задания. Да, согласилось руководство Второго главного управления, но использование «дистанционного инфаркта» незаменимо в особых случаях, когда необходимо немедленно устранить ключевые фигуры в военном и политическом руководстве вражеской страны. Продолжайте работать, товарищи. Товарищи биологи напряженно работали, не подозревая, что неудачи физиков скоро поставят крест на деятельности всей исследовательской группы С».

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 3,57 из 5)

Загрузка...