Питер Берман

Страна: Казахстан

Сценарист фильмов «Мистер Айкидо», «Гол», «Нокаут», «Погоня за лидером», «Astana Team». Писатель, автор книг «Мистер Айкидо», «Нокаут», «Бои без правил», «Правда и ложь «Большой петли», «Крутая петля».

Сountry: Kazakhstan

 

 

 


 

Авантюрный роман “Бои без правил”

”Бои без правил” — классический острый сюжет и захватывающая интрига которого держат читателя в напряжении с первой и до последней страницы. Главный герой —  в прошлом победитель боев без правил, ныне сотрудник органов разведки — оказывается в центре бурных политических событий, разворачивающихся в одной из постсоветских республик Центральной Азии: борьбы с рвущейся к власти оппозицией и криминалитетом, войны компроматов, тройного убийства, в котором его обвиняют…

Среди персонажей книги — и мистический образ величественного гуру Саи Бабы, мудрый китаец-сэнсэй, знающий секреты открытия ”третьего глаза”, вор Иосиф, обладающий гипнотическими способностями…

Предупреждая желание читателя разгадать истину в этом причудливом переплетении вымысла и реальности, Питер Берман говорит не без тонкой иронии: не родился еще тот человек, кто способен отделить правду от домыслов в нашей неравнодушной памяти…

Книга адресуется самому широкому кругу читателей.

 

отрывок

ГЛАВА 1

У парадного входа школы стояло человек десять крутых качков приблатненного вида, имевших явное, легко узнаваемое намерение поколотить кого-то. “По мою душу“, — догадался я, узнав среди них Седого — старшего брата моего одноклассника Кольки Прыща. Этому второгоднику я только вчера съездил по его противной прыщавой роже.

”Мстить пришли“, — пронеслось в голове.

Ноги от страха сами понесли меня мимо парадного крыльца, через спортзал, к черному ходу. Я бежал что было сил, испуг, от которого душа опустилась в пятки, действовал как допинг. Перемахнув, почти не касаясь, высоченный забор, я приземлился в грязную лужу и, не удержавшись на ногах, растянулся прямо посередине. В таком виде — перепуганный, перепачканный и тяжело дышащий, я оказался во дворе свого дома, где на пятачке собиралась наша дворовая шпана. Верховодил здесь Миша Крест. Мастер спорта по боксу, Миша был грозой всей округи, и если он кого-то бил, то бил, как шутили ребята, всего два раза: второй — уже по крышке гроба.

Сегодня вся компания была в полном сборе.

— Эй, Олежонок, ты чего такой зашмаленный? — спросил Миша, увидев меня, перепуганного и запыхавшегося.

— Бить меня пришли качки с верхних дворов, — пожаловался я, присаживаясь на пошарпанную, видавшую виды скамейку.

Они не были мне ни друзьями, ни ровесниками, я даже не всех знал по имени, только клички: Муха, Сёма, Крутой, Крест.

— Братан, по это тебя бить собрался? Наших бить, нас бить?.. — зарычал Миша, вырывая кол из забора. — Где они, падла?!

— Во дворе школы, Седой там со своей братвой, — приободрился я, получив неожиданно такую поддержку.

И снова я еле успевал, но уже в обратную сторону — за толпой, вооруженной кольями, цепями, штырями.

Качки, не готовые к такому повороту событий, по-прежнему стояли, поджидая меня, у главного входа в школу. Месить их начали без каких-либо разборок. Миша Крест выбросил кол и орудовал своими огромными кулачищами. Крутой махал цепью куда ни попадя…

Седой получил такой удар, что, не удержавшись на ногах, улетел под пожарную лестницу, еще двое упали рядом и корчились под пинками нападавших. Остальные уже бежали в сторону преграждавшего путь к отступлению забора, но перебраться через его острые штыри так и не смогли — их встретила Мишкина братва.

— Менты!!! — услышали мы чей-то истошный крик и без оглядки бросились врассыпную…

На следующий день я ходил в школе королем.

Воспитывался я в самой обычной семье военнослужащих. Отец с матерью с утра до ночи пропадали на работе, имне, двенадцатилетнему пацану, была предоставлена полная свобода. Времени на игры было предостаточно. Кое-как выполнив заданные на дом уроки, мы выбирались во двор, чтобы занять себя чем-нибудь, и до позднего вечера.

Наши жестокие, порой до абсурда дикие забавы заканчивались конфликтами, перераставшими в настоящие драки.

Бились обычно один на один, и до первой крови. Победитель получал общее уважение, а проигравший становился, как правило, на время изгоем, и ему объявляли бойкот. день, два, а то и более, с побежденным никто не разговаривал, потом забывали, и все повторялось с начала.

Рядом с нашим двором находился большой заброшенный яблоневый сад. Там среди деревьев мы вырыли яму, закрыли ее досками, которые кто-то притащил с соседнейстройки. Изнутри обложили свое пристанище ветками, на пол бросили матрасы, и получился блиндаж “командного состава”. Здесь мы и играли, пока это место не присмотрела бригада Мишки Креста. Теперь нам можно было приходить туда лишь в то время, когда в яме не было старшаков. После них мы находили окурки, пустые бутылки, использованные шприцы да презервативы.

Как-то, наигравшись досыта во дворе, я и еще трое моих приятелей пошли навестить свое рукотворное детище. Превозмогая страх быть застигнутыми там Мишкиными лоботрясами, мы осторожно спустились в блиндаж по веревочной лестнице и, не обнаружив никакой видимой опасности, зажгли припасенные заранее свечи. То, что мы увидели, было ужасно. В правом углу ямы на грязных матрасах лежала девушка. Одежда ее была разорвана в клочья и перепачкана кровью. Она пребывала в бессознательном состоянии, но судя по тому, как высоко поднималась грудь, — девушка дышала, а значит, была еще жива.

— Что делать будем? — спросил я перепуганных своих сотоварищей, дрожащих от страха и готовых рвануть прочь из этого злосчастного места, ставшего вдруг похожим на могилу.

— С-с-с…сваливать надо, — заикаясь, выговорил Славик, до сего дня считавшийся в нашей ватаге храбрецом.

Пулей вылетев из землянки, мы со всех ног помчались в сторону двора. По мере удаления от места, где оставалась умирающая девушка, страх улетучился, и я, переводя дыхание, остановился. Угрызения совести жгли меня, и, лихорадочно соображая, я решил, что нужно все-таки сообщить кому-то о случившемся. По дороге домой я встретил какую-то тетку, сбивчиво рассказал ей, что произошло, и притащил к яме.

В больнице девчонку на время привели в сознание, и перед тем, как покинуть этот жестокий мир, она успела рассказать, что ее изнасиловали трое парней, которые, сделав свое мерзкое дело, испугались и решили от нее избавиться. Одного из своих убийц она узнала — это был Крутой.

Немного погодя Крутого и еще двух ребят из нашего двора увезли в черном воронке. Больше я их уже никогда не встречал. После этого случая яму закопали, а Мишкина компания как-то присмирела.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 2,50 из 5)

Загрузка...