Искандар Усмонов

 

 Страна : Таджикистан

 Пишу рассказы, сценарии кино, стараюсь воплощать свои идеи на экране.

 Country : Tajikistan

 

 

 

 

 

 

 


Что я забыл? (отрывок)

Автор: Искандар Усмонов.   

Старик ехал на осле, на который были заброшены тяжелый и красочный баул, а сверху привязаны ковер ручной работы и деревянная колыбель. 
Осел не торопливо шел по горной тропе и его ноги сгибались под тяжестью  груза и тучного старика. Погонщик слегка ударил палкой осла по шее, чтобы тот не замедлял шаг: 
-Хи, тупое божье создание! Шагай, а то опоздаем.
Осел тот же, как смог ускорил шаг и лениво свернул на приграничную дорогу между двумя желтыми холмами. Ослу эта ровная и пыльная дорога, которая проходила у приграничных сел Кыргызстана и Таджикистана была знакома. Он смирно шел по заезженной тропе.
– Послушай, – вдруг обратился старик своему ослу – вроде всё взяли? А? Мне так и кажется, что я, что то забыл. А?

Старик оглядел свой груз, большой и красочный баул на осле и стал разгибать пальцы рук:  
– Ковер, гахвора (деревянная колыбелька), магнитофон, тут молоко, хлеб, фрукты, рис, мясо сушеное и внуку игрушки взял. Все подарки взял, – задумчиво говорил старик – что же я забыл? Снова и снова, перебирая набор своих подарков, старик достал из кармана черного пиджака сушеный урюк и бросил в рот. В ответ хозяину осел молча и неторопливо шел по дороге и вертел ушами, отгоняя назойливых мух. Темно-красное солнце лета готовилось к закату. Птицы кружились над головой старика так низко, что ему было слышно их усталое шуршание крыльями. Вдруг прямо на дороге перед поворотом появились с автоматами на плечах два кыргызских пограничника. 
С другой стороны во весь рост стоял таджикский сержант погранвойск. Они медленно и почти одновременно подошли к старику. Кыргызский пограничник оглядел его спину и сказал:
– Арестованный, повернитесь! 
– А, что ты разкомандовался? –  вдруг возмутился сержант таджикской армии. 
Но старик тем временем медленно повернулся  к кыргызу и не опускал руки. Кыргызский пограничник обыскал его: 
– Что это? – обратился он старику, нащупав в кармане пиджака, что то твердое.
– Это карты, – тихо ответил старик.
– А, карты!? Все – таки!  Географию местности изучаешь, старик? – оба пограничника напряглись. 
– Да, это игральные карты, мы с отцом моей невестки в карты играем, по вечерам. 
– На деньги? – доставая из кармана старика карты, спросил сержант-кыргыз. 
– Бывает – подтвердил виновато старик.
– Теперь моя очередь. Повернитесь ко мне, арестованный – сказал другой сержант.
Старик быстро повиновался. Сержант обыскал его и уже ничего не нашел. Он откашлялся  и начал допрос: 
– Фамилия? – строго спросил сержант. А кыргызский сержант  удивился, что как он не додумался начать с этого вопроса. Он тасовал игральные карты и мастерски перекладывал из рук в руки. Видать играл раньше! Старик качнул головой. А сержант переспросил его громче: 
– Фамилия?
– Каримов – ответил старик. 
– Имя? – продолжил сержант.
– Камчибек.
– Национальность? 
– Да, таджик я. Каримов Камчибек – взорвался старик – живу в Гулистоне. Там.
–  Гражданин арестованный, успокойтесь – сержант попытался выглядеть как следователь в криминальном кино – продолжайте, кто вы? Откуда и куда идете? 
– Иду с Гулистона в Кирмизи, к сыну. Понимаете, у меня шесть сыновей и двадцать внучек. Понимаете? Двадцать! А, вот неделю тому назад моя невестка, жена младшего сына родила внука. Вот, двадцать первый и внук!  Наконец то!
– Типа очко – вмешался в разговор сержант погранвойск Кыргызстана – вот так?! –  он показал туз и десятку из колоды карт старику.
–  Не мешай! – сказал ему сержант. Кыргыз усмехнулся и напомнил сержанту:
–  Между прочим, это мы его первые поймали.
–  Да, но на нашей территории! Как вы его поймали? 
– Это наша дорога! – крикнул кыргызский сержант.
Солдаты начали кричать друг на друга и вытягивать головы, потом начали выпучивать груди. Они были готовы вцепиться. Со стороны они были похожи на петухов перед боем. Старик стоял между ними и прикрывал уши. Боевые товарищи пограничников из-за холмов следили за происходящим на дороге и не понимали что происходит. И на всякий случай приготовились стрелять. Наконец, старик вдруг крикнул:
– Подождите! Сынки! Э, писархо! (сынки) Не ругайтесь.
Все стихли. Старик отдышался: 
– Хорошо, я скажу. Я на половину таджик,  кыргыз на другую половину! Но я гражданин Таджикистана. А моя жена узбечка, и она тоже гражданка Таджикистана. Я еду к сыну, на праздник! Везу подарки на рождение внука. Мой младший сын, Умарбек, живет в селе Кирмизи. Он женился на кыргызке. Мы всегда тут жили, с моим отцом, и дедом. Ходили по этой дороге, ездили в гости, свадьбы играли, хоронили близких. Живу я здесь, понимаете? А вы мне тут – шпион! Шпион! – громко закончил старик – вы, сколько тут служите, сынки?  Осел, услышав крик хозяина начал вставать с места. Старик скомандовал ему:
– Лежи, тупая тварь, не видишь, я не с тобой разговариваю. Осел виновато снова лег на землю. Один из сержантов опомнился и сказал, кивнув на баул:
– А что там? – оглядывая груз старика.
– Тут подарки, говорю же вам. Ковер, импортный магнитофон, водка, фрукты, хлеб, мясо сушеное, молоко! хотите водку, солдаты? –  вдруг спросил старик. 
– Нет, я не пью. Наверное, сам пьешь? А? – спросил таджик.
– Я не пью. Это другим, гостям! – ответил старик и положил бутылку в баул. 
– А, у тебя аллах Акбар да? – спросил кыргыз – Ислам, религия да? 
 – Нет, у меня хуже. Язва желудка – спокойно ответил старик, – а, вот хотите молоко? Солдаты оглянулись.

А в это время по пыльной тропинке бежала девочка лет четырнадцати с красным свёртком. Она бежала во всю мощь и говорила задыхаясь: 
– Вот, сказали же, дедушка, не забудь ничего, а? Забыть такой важный подарок.  
Она поднималась на холм, оглядывалась, а потом снова бежала. Еще быстрее. Вот она выбежала на дорогу и увидела своего деда, который стоял в окружении солдат пограничников и смеялся. 
– Деда! Дедушка! Ты забыл взять! Она изо всех сил побежала к дедушке.

Наконец девочка впопыхах подошла к старику и протянула ему красный свёрток. Он осторожно взял свёрток с рук внучки:
– Вот, дурья моя башка, а я всю дорогу мучился. Что я забыл? Что я забыл? Спасибо внученька, иди домой! А то скоро стемнеет, бабушка волноваться начнет, иди. Солдаты оглядели девочку. Дед положил за пазуху свёрток:
– А, ну покажи что там? –  сказал один из бойцов-пограничников.
– Что вы сынки? Это подарок, маме моей невестки, – он достал красный свёрток и протянул солдату, как вдруг из далека послышался шум машины. Звуки работающего мотора и веселые голоса людей ясно можно было услышать, они эхом прокатывались по холмам. Солдаты оглянулись назад, и через мгновение на дороге появился грузовой автомобиль, старенький УАЗ. На борту машины с аккордеоном стояли люди и горланили песню на кыргызском. Машина резко остановились перед стариком и пограничниками. Толпа сельчан шумно вышли из машины и, не обращая внимания на пограничников, окружили старика. 
– Ай, тесть, дорогой! Мы тебя ждали, ждали, ждали. Ты не идешь. Может ты передумал? Подарки зажал? А ну  Алмаз, давай-ка нашу! – закричал пьяный кыргыз аккордеонисту. Аккордеонист с широкой улыбкой заиграл веселую мелодию
– Эй, вы что!? Вдруг опешили солдаты. 
Все громко играла музыка и толпа стала кружиться в танце. Кто то хлопал и подбадривал аккордеониста, кто то наливал водку и закусывал огурцом. А пограничники с автоматами стояли в недоумении среди веселых полупьяных танцующих женщин и мужчин. Один из весельчаков обнял старика:
– Поздравляю, тебя Камчибек, твой и мой род не умрет, пока мальчики рождаются на нашей земле! – сказал весельчак. 
Все плясали и пели песни. То на таджикском языке, то на кыргызском. Вдруг одна из танцующих женщин схватила  молодого погранца таджика за руку и потащила в пляс. Остальные громко засмеялись этому и запели веселее. Другие солдаты убрали автоматы за плечо и начали подплясывать боевому товарищу. Теперь закружились, и веселись все! Солдаты обнимали друг друга, смеялись неловким движениям стариков, а молоко выплёскивалось из банки, люди передавали хлеб и закуску  из рук в руки. Аккордеонист играл все громче, веселее, а люди смеялись, держась за руки в тесном хороводном танце. Чернобровая внучка старика смотрела в широкой улыбке на гулящую толпу, и весело хлопала в ладошки: 
– Деда, покажи, как ты умеешь! – закричала она старику.
Старик широко заулыбался и вдруг открыл красный свёрток. Он мгновенно достал из него красивый и белый платок ручной работы. Старик раскрыл его шире и оказался в кругу танцующих. Прямо посередине.  В этом кругу лежал и послушный осел с ковром, тяжелым баулом и деревянной колыбелькой. А белый  платок в руках танцующего старика начал развеваться на ветру. И с высока птичьего полета он был похож на маленькую стаю белых голубей, которые кружились над родными ему людьми:
– Эх, давай – ка веселей, сержант – кричал старик, танцуя с молодыми пограничниками, высоко подняв белый платк  –  у меня внук родился, командир! И толпа дружно и весело стала подпевать новую песню под звуки аккордеона. Старик все радостнее танцевал с погранцами:
– Люди,  у меня внук родился, слышите!?  – кричал он – у меня внук родился, люди! Внук родился! Я это никоооогда не забудууууу! – кричал старик в тот летний вечер.

Солнце давно ушло за холмы. А дружная толпа все пела и танцевала посередине дороги у желтых холмов. Голоса веселых сельчан и молодых пограничников сливались с пением вечерних птиц, и еще долго разносились эхом по горным склонам близ приграничных сел  Кирмизи и Гулистон – Кыргызстана и Таджикистана.   

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...