Игорь Петухов


Страна : Россия

Занимаюсь сочинениями, съёмками. Пишу давно, с юношеского возраста, но не часто.

Country : Russia


Отрывок из спортивно – игровой повести “Ван ту фри фо”

 

Сейчас я уже старый и консервативный (мне чуть за тридцать), но тогда, двадцать лет назад, в своём маленьком дворе на окраине микрорайона, я стоял в тесном кругу своих друзей возле качелей и горок в один из живых и беззаботных дней и ждал со всеми начала игры. Это было в самом конце мая – в особую пору, когда очередной школьный год уже закончился, лето ещё не наступило, а первые, осторожные порывы жаркого воздуха и спокойный матовый блеск сухого асфальта открывают в тебе жажду спортивного азарта, которым многие мальчишки и некоторые девчонки отдаются в такие тёплые вечера. И это самая лучшая физкультура!

И вот тогда мы стояли в кругу, и я нажимаю сейчас на клавишу «Play» и слышу, как Диман с третьего этажа (так его иногда звали, так как было несколько Диманов) говорит:

– Ну давайте быстрей уже!

Он хотел, чтобы мы наконец-то начали заводить ходившую по всем дворам считалочку на «ван ту фри фо» – по ней определяется, кто будет маяться и догонять других. Но очень смуглый Джуманджи – его так прозвали по названию игры из одноимённого фильма – всё пытался что-то достать из глубокого кармана своих широких бежевых шорт, а круглый Сава вдруг начал смеяться чему-то и не мог успокоиться. Диман чуть более жалобно, но настойчиво вновь сказал:

– Ну мы будем уже считать на ван ту фри фо?

Джуманджи вдруг сформировал выражение лица, которое забыло что-то взять из дома, он тут же всем сообщил, уже убегая:

– Я домой, потом приду.

– Этот опять забыл, – сказал про него Сава и закончил смеяться.

– Ван ту фри фо! – наконец раздалось хором. Нас осталось четверо: я, потом Кузя длинный с прорезывающимися усами, потом Сава, приехавший к нам когда-то из Болгарии, и Диман с третьего.

– У всех ножницы! – воскликнул Сава. Внутри круга прошла тонко ощутимая приятная дрожь – предстоял, судя по всему, интереснейший забег, учитывая такое начало! Несколько мгновений мы  неподвижно смотрели на маленький круг четырёх ножниц в середине круга, Диман очень тихо засмеялся. Мхатовская пауза, пять секунд неподвижности, и сейчас снова начнём.

Три фигуры кистью руки – ножницы, бумага или колодец (иногда вместо «колодец» говорили «камень»). На «фо» – то есть, на четыре, – каждый выставляет свою фигуру. Колодец топит ножницы, ножницы режут бумагу, бумага накрывает колодец. Чтобы состоялось отсеивание выживших, которые не будут маяться, нужно, чтобы в кругу было две фигуры, не одна и не три. К примеру, три пары ножниц и одна бумага – в этом случае тот, кто показал бумагу, как раз и мается, так как ножницы её режут.

– Давайте заново, – проговорил своим немного гнусавым голосом Кузя. На самом деле его звали по-другому, но для всех он был Кузей, без этого всё было бы не то.

– Стойте! Стойте! – возвращался Джум. Я краем глаза видел, что ему что-то кинули со второго этажа – видимо, его зелёный замшевый кошелёчек, в котором у него периодически лежали деньги на чипсы, – и как раз после этого он побежал к нам обратно.

У нас была своя игра, похожая на несколько других игр, называлась она «зайцы». Чего-то сложного или сверхнового в ней не было, но тем не менее она была у нас особенной игрой. Нужно было вокруг углового многоэтажного дома на Рябиновой аллее, стоящего буквой «Г» и простирающегося в длину метров на восемьдесят, убегать от одного или двух маящихся, которым нужно было догнать и коснуться рукой каждого из убегающих, кроме последнего. Если охотник (тот, кто догоняет) один, то он должен поймать сначала одного, затем второго убегающего зайца. А ещё до начало игры маящийся должен выбрать, кто из двух первых пойманных зайцев будет его напарником по охоте, чтобы догонять уже вдвоём других зайцев.

Если игроков больше семи, то догоняющих изначально двое и игра идёт быстрее. Последнего зайца во всех случаях не только не ловят, он ещё и не участвует в жеребьёвке следующего тура, а вновь становится убегающим – в определённом смысле он победитель игрового тура.

Максимальная продолжительность игры устанавливалась в три часа. А смысл названия закладывался такой: убегающие – это, как я уже сказал, и есть зайцы, а догоняющие – это охотники. Театр военно-словесных действий более драматичен у отступающей стороны: зайцев как минимум двое, им страшно, а охотников, наоборот, максимум двое, и у них холодный расчёт – быстрее всех поймать, перестав маяться. Поэтому название у игры именно «зайцы», а не «охотники».

Джуманджи забежал на своё место в кругу, и мы снова начали считать.

– Ван, ту, фри, фо!

У всех бумага, у Кузи – колодец. Со смехом все отбегают от Кузи за противоположную часть дома. Я слышу, убегая, как Кузя говорит «Выбираю своим помощником второго пойманного зайца», а затем вслух считает «один, два, три, четыре…» со скоростью секундной стрелки; когда он досчитает до пятидесяти, он может бежать за нами.

За домом, куда мы сейчас бежим, – довольно широкий тротуар, отделённый от следующей за ним проезжей части газоном-площадкой метров на тридцать, на ней можно сделать крюк или круг от двоих и даже троих и суметь оторваться от погони; людей по всему этому прямоугольнику проходит мало, чаще всего здесь довольно тихо. Вдоль этой внешней стороны дома растут несколько метровых кустарников, окаймлённых тропинками, а вблизи углов дома есть и высокие кустарники, в основном ирга и сирень, они словно нарочно выращены такими, чтобы охотнику было легче или затаиться, или просочиться невидимым метров на десять-пятнадцать, а потом резко вынырнуть из каких-нибудь веток. Так вот когда зайца догоняют уже двое, то сплетения кустарников, кое-где напоминающих лабиринт, могут помочь замедлить охотника.

Во внутреннем дворе (где мы наговаривали считалку) игрового разнообразия больше: есть машины, толстые старые древесные столбы, разные деревья с низко склонившимися ветвями, заросли полыни, домовые подъезды и подвальные проёмы, ямы, земляные и кирпичные насыпи, спортивные снаряды, качели, вешалки для белья, несколько горок – и там охотникам тактически сложнее, игра идёт медленнее, но и напряжение сильнее.

Но, наверное, самое сильное предвкушающее волнительное напряжение ощущаешь в самом начале «зайцев», когда ждёшь, из какого угла выбежит охотник. И ведь не всегда это может быть выбегание – однажды, когда играло человек десять, местный авторитетный головорез Ца̀йдер, который старше нас (ему пятнадцать) спрыгнул прямо со второго этажа на самодельном парашюте спустя минут десять после начала. Вот это был трюк. Два зайца, находясь, в отличие от других убежавших, в состоянии лёгкого шока, не смогли сдвинуться с места и были настигнуты Цайдером, и один из них, выбранный помощником, достаточно быстро, под стратегическим командованием своего старшего охотника, нагнал почти всех остальных; Цайдер же бегал не так быстро и большей частью закрывал зайцам противоположную сторону. Это был фееричный по накалу тур, я его до сих пор хорошо помню, хотя прошло уже два года – тогда мы только начинали играть в «зайцев».

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 4,00 из 5)

Загрузка...