Галина Ширяева

Страна: Узбекистан

Несколько лет пишу рассказы и участвую в литературных конкурсах.В 2017 году участвовала в конкурсе: «Open Eurasia-2017» в номинации – литературное произведение, где мой рассказ “Дневник прабабушки” вошел в Шорт лист . “Петля”- это пронзительный рассказ о любви, ненависти и предательстве.

Country: Uzbekistan 

For several years I write stories and participate in literary competitions.In 2017 she participated in the competition: “Open Eurasia-2017” in the category – a literary work, where my story “the Diary of my great-grandmother” entered the Short list . The” Loop” is a poignant story about love, hate and betrayal.


Рассказ “Петля”

Впервые я увидела Ольгу в спортивном зале, куда нас обеих за ручку привели мамы. Лялька, как все ее называли, была светловолосой, голубоглазой малышкой, а ее голову украшал два больших белых капроновых банта. Я – темноволосой, кареглазой и высокой для своих пяти лет девчушкой. Мы как-то сразу понравились друг другу, подружились и начали вместе осваивать новый мир, называемый спортивной гимнастикой. Наш тренер, строгая и требовательная Зоя Михайловна, была проводником в этом мире. Она объяснила, что пьедестал, медали и слава – лишь оборотная сторона спорта, полного постоянного труда, выносливости и преодоления себя. Акробатика, растяжка, хореография стали азбукой и ежедневным занятием. С нами специально занимался акробат и хореограф. От мостика и колеса мы постепенно перешли к более сложным элементами. Простые по нынешним временам рондад фляк и сальто на вольных упражнениях, фляк на низком, покрытом матом бревне, стали важной вехой в преодолении страха.

Как я любила спортзал, пахнущий матами, магнезией, потом и упорным трудом. Это был особый и необыкновенно интересный мир. На цирковой лонже для воздушных гимнастов, можно  было покрутить сальто со страховкой, отрабатывая до автоматизма движения. Или попрыгать на батуте. Или натерев чешки канифолью походить по бревну.  Этот сложный снаряд по- разному относился к спортсменкам. Для одних он был устойчивым, для других скользким и коварным. Самое главное- сохранять настрой и веру в себя. А как здорово было отрабатывать акробатические элементы, приземляясь в поролоновую яму. Мы с подружкой всегда приходили на тренировку раньше всех и после разминки начинали маленькое соревнование.

   – Лялька, давай, кто больше подтянется. И мы бежали к перекладине.

   – Катрин, – подруга называла меня на французский манер, – спорим, я прыгну дальше? – И мы прыгали в изящной ласточке, вытягивая носочки, все равно как балерины.

   Мы с Лялькой жили недалеко друг от друга, учились в одном классе и, возвращаясь вместе домой после тренировок, мечтали о будущих победах и славе. Часто грезили о том, как, обнявшись, будем стоять на верхней ступени пьедестала и со слезами гордости слушать гимн своей страны. В такие моменты я немного лукавила, так как на месте победителя видела именно себя, а подруге благосклонно отдавала серебро.

   Шли годы, и мы были уже не смешными малышками, мечтающими об олимпийских медалях, а подростками, заслужившими право войти в сборную страны. Мы еще дружили и смазывали друг другу мозоли на руках, от которых не спасали никакие накладки, натирали мазью и забинтовывали эластичным бинтом разбитые коленки и голеностопы. Но зерна соперничества уже пустили корни, и мы постепенно отдалялись друг от друга. Я всегда была впереди, Лялька же отставала, пусть и на одну десятую балла. Ей не хватало совсем чуть-чуть – изящества, растяжки, прыгучести. Она была очень хороша и талантлива, но не дотягивала до меня. В глубине души я гордилась этим, однако вслух ничего не говорила, а, наоборот, поддерживала Ляльку и настраивала ее на борьбу. По моему убеждению, уверенность в собственных силах и упорство в достижении цели – самое главное в любом деле. Просто ей суждено быть второй.

   Когда нам было по шестнадцать, выпал шанс попасть на чемпионат мира. Отборочные соревнования решали все. Во время подготовки я заметила, что Лялька изменилась. Она летала на брусьях, четко приземлялась после опорного прыжка, что удивляло даже тренера. В то же время чувствовалось, что она не переживает за элементы и у нее все получается само собой. Что же окрыляло подругу? Неужели чувство влюбленности, которое преодолело страх и неуверенность в себе. После недолгого расследования оказалось, что подруга влюбилась в молодого тренера, который занимался с группой мальчиков в нашем же зале. Эта любовь и придала Ляльке чувство неуязвимости. Я порадовалась за подругу: теперь у нее появился шанс стать первой, но я не собиралась сдаваться. Собрав волю в кулак, готовилась к серьезной и бескомпромиссной борьбе. Тот знаменательный и трагичный для меня день начался замечательно. Это был второй день соревнований, и я лидировала, Лялька же немного отставала. Шли соревнования на брусьях, и по правилам я, имеющая самый высокий результат по итогам первого дня, выступала последней. Стоя на помосте, я краем глаза заметила, как какой-то человек в униформе подсыпает в чашу магнезию. Он показался мне знакомым, но не было времени приглядываться – я старалась максимально собраться. Ничего удивительного, соревнования обслуживали многие технические помощники. Посыпав руки магнезией, я сконцентрировалась и начала упражнение. Я отрабатывала эту программу несчетное количество раз, каждое движение было доведено до автоматизма. Взлетев на верхнюю жердь, встала на нее пальцами ног, собираясь делать петлю Корбут. В те времена она еще не была запрещена правилами. Оттолкнувшись, сделала сальто назад и схватилась за верхнюю жердь руками, но они предательски соскользнули. Что случилось дальше, я не помню.

   Очнувшись в больнице, я услышала неутешительный диагноз врачей – у меня был сломан позвоночник. Погибла не только моя звездная карьера – стоял вопрос о том, буду ли я вообще ходить.

   Первое время я жила на автомате, мой внутренний мир сжался в крошечный комочек, грозя исчезнуть совсем. Отвечала на вопросы врачей и родителей, не вникая в суть происходящего, ведь смысл жизни был потерян навсегда. Я не видела себя вне гимнастики. Даже известие о том, что лучшая подруга завоевала бронзовую медаль на чемпионате мира, не произвело на меня особого впечатления. Я не радовалась и не огорчалась. Некоторое время я пребывала в состоянии шока, которое плавно перешло в апатию. Одноклассники и товарищи по сборной, которые первое время часто навещали меня, стали приходить все реже. Я понимала их и не обижалась – ведь жизнь берет свое. У каждого свои проблемы и заботы. Жалела ли я себя? Конечно да и довольно часто, но переживания держала в себе, чтобы не травмировать родителей. Они же окружали меня любовью и заботой. Но, если бы не один человек – я бы не справилась. Врач команды, Антон Сергеевич, каждый день приходил ко мне и заставлял заниматься. Сгибая в коленях мои неподвижные ноги, и улавливая малейшее напряжение мышц, он вынуждал меня «помогать ему». И так, по часу в день в течение полгода. Я ныла и плакала от бессилия, и было непонятно, куда девался мой хваленый характер? Подбадривая меня, он убеждал, что мышцы стали крепче. В один чудесный день я почувствовала боль в ноге. Эта боль лучшее из того, что я чувствовала в жизни. Ко мне вернулось желание жить и ходить во что бы то ни стало. Теперь все зависело от меня. Антон Сергеевич – лучший человек в моей жизни, который, отказываясь от всякого вознаграждения занимался со мной в свободное время сказал, что теперь все зависит от меня. Привычка не подводить веривших в меня людей сыграла роль. Стиснув зубы и преодолевая боль, я продолжала заниматься. Я знала, что игра стоила свеч и поняла какое счастье просто жить, ходить по городу без цели, смотреть на небо и мечтать. Я полностью пришла в себя и без ложной скромности могу сказать, что упорство и характер помогли мне полностью восстановиться. Потихоньку начала двигаться. Через четыре года, проведенных в тренировках и за чтением книг, я смогла выйти на улицу.

   За все это время лучшая подруга посетила меня только один раз. После чемпионата мира она пришла с горящими гордостью глазами и продемонстрировала бронзовую медаль. Потом Лялька исчезла из моей жизни, и лишь иногда до меня доходили слухи о ней. Та победа была единственной в ее карьере. Затем, безо всякого успеха покрутившись в гимнастике еще два-три года, она вышла замуж и родила дочку. Все эти события происходили без моего участия. Я не понимала причину ее отношения ко мне, но не стала ничего выяснять и настаивать на встрече. Да и у меня были другие заботы: борьба за собственное выживание.

   После выздоровления я поступила в институт. Потом уехала в другой город, нашла престижную работу, а через несколько лет открыла собственную фирму и постепенно стала весьма состоятельной дамой. Так в делах и заботах незаметно прошло пятнадцать лет.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (28 оценок, среднее: 3,93 из 5)

Загрузка...