Виталий Егоров

 

Страна: Россия

Родился 6 апреля 1957 года. В 1982 году закончил историко-филологический факультет Якутского государственного университета и сразу был принят на службу в Министерство внутренних дел в уголовном розыске. Прошел все ступени оперативной службы. В последние годы был заместителем начальника криминальной милиции, а затем начальником управления собственной безопасности МВД Якутии. Закончил Академию Управления МВД РФ. С 2009 г – на пенсии по выслуге лет. Занимается общественной деятельностью, состоит в совете мировых судей. Занесен на Доску Почета МВД РС(Я). Имеет медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» 2 ст., медали «За безупречную службу» 3 ст., «За отличие в службе» 1 и 2 ст., нагрудные знаки «Лучший сотрудник криминальной милиции», «За отличную службу в МВД», многочисленные ценные подарки, денежные премии, благодарности, грамоты МВД РС(Я), МВД РФ за успехи в оперативно-розыскной деятельности, за раскрытие конкретных особо сложных, тяжких и опасных преступлений, за высокий профессионализм в работе, за образцовое исполнение служебного долга. В.М.Егоров лично раскрыл множество тяжких преступлений, более 300 убийств и, как никто другой знает, что толкает людей брать на себя самый страшный грех в своей жизни и каковы его последствия. Полковник в отставке неожиданно для всех начал писать книги, основанные на реальных событиях.

Country: Russia


Адычанская трагедия

Повесть, основанная на реальных событиях, произошедших в конце девяностых.
«Опоздал, немного опоздал», — проговорил Пугачев в ярости. Что он собирался делать с обитателями этих домиков, он не представлял, но им овладела такая злость, словно у него увели из-под носа его собственное золото. Обшарил все уголки, нашел несколько пачек макарон, пакет муки и крупы. Все это он положил в рюкзак и двинулся в обратный путь. Когда дошел до места, где они добывали золото, ни трупов, ни следов расправы над
компаньонами уже не было — воды реки сделали свое дело. Он собрал
палатку, взял самое необходимое и направился в заимку, где их ждал Костя.

Костя лежал на диване и отрешенно взглянул на вошедшего Пугачева.

Тот растопил буржуйку, нагрел чаю, сварил макароны. Костя, поев, наконец
заговорил.

— Где ребята?
— Они ушли в поселок, я их отправил за подмогой — может, вертолет направят, — Пугачев пытался быть искренним.
— А почему не попрощались, как-то не по-людски ушли.
— Да мы вчера не работали, ходили в соседний прииск, о котором
говорил Черновал, думали там разжиться продуктами, да нашли мелочь. Поэтому они оттуда рванули в поселок, с собой взяли макароны.
— Хорошо… Черновал — он дойдет, он места знает, — Костя чуть не
всплакнул, — меня не оставит в беде…

Пугачеву не было его жалко. Выросшая и окрепшая без родительской
ласки, без сочувствия окружающих душа не требовала взаимности. «Кто бы
меня жалел, — зло подумал он, — никто мне не нужен, надежда только на
самого себя».
Пугачев давно бы бросил Костю и попытался вернуться обратно в
поселок, но что-то его останавливало. Скорее всего, он боялся, что по
прибытии в поселок станут спрашивать, куда делись остальные, отвертеться
будет сложно. Наверняка затаскают в милицию, а то и посадят. Прикинув так
и эдак, он решил остаться в заимке и по весне двинуться в поселок — а там
что-нибудь придумает насчет исчезновения людей.

«Запасов еды на одного хватит до марта, — подсчитал он, — а если вдвоем, то в январе начнется голод, и никто нас здесь не спасет. Надо от Кости избавляться». Одолеваемый этой мыслью, Пугачев вдруг припомнил старый фильм, который в детдоме крутили множество раз. Действие происходит на Диком Западе. Ковбои после ограбления хотят уйти от погони, но у них только один конь по кличке Боливар. И тогда один ковбой
пристреливает другого, приговаривая: «Боливар не выдержит двоих». Эта
фраза стала расхожей в детдоме, а сейчас Пугачев думал, как претворить ее в
жизнь.

В начале ноября, когда трескучие морозы еще не начались, он вывел Костю на прогулку. Посадил его на чурочку спиной к двери. Ничего неподозревающий Костя, вдыхая свежий воздух, все прислушивался к вертолетному гулу.

— Черновал дойдет, обязательно дойдет, — шептали его губы.

Дробь с близкого расстояния прошила затылок Кости.

—Так-то лучше, Боливар не выдержит двоих, — негромко произнес

Пугачев, вытаскивая отстрелянную гильзу из ружья.Труп Кости оттащил за избушку и уложил возле завалинки, прикрыв старой лосиной шкурой. Когда Кости не стало, Пугачев успокоился, мысли стали четче, разум острее. «Я, наверное, волк-одиночка, с людьми не могу жить, — думал он. — Еще сезон поработаю — и надо уезжать, бежать куда глаза глядят. Что я в жизни видел? Ничего, даже бабу не пробовал. Надо отломить хороший кусок и свалить в Ростов. Меня там никто не ждет, но ничего, с деньгами я всем
буду нужен. Главное — деньги. Где их взять, где заработать? Они единственное мое спасение». Такие мысли посещали его постоянно. Начались морозы. Пугачев каждый день первым делом занимался заготовкой дров, в остальное время валялся на кровати, вычитав от корки до корки три толстые книги. За это время истощившийся от непомерной нагрузки организм начал восстанавливаться, он немного поправился, в руках
появилась былая сила. Чтобы не заболеть цингой, пил лиственничный отвар,
который заменил ему чай. Он потерял счет дням. Только по наитию догадывался, какой сегодня месяц и число. Примерно в начале января он сделал ревизию съестных
припасов и впал в уныние. Продуктов хватит только до середины февраля.

«Садиться на голодный паек нельзя, — рассуждал он отрешенно. — Ослабею, пропаду в дороге, сил не хватит. Еще с собой надо еду брать».

Эти думы терзали его недолго. «Надо попробовать мясо — за домом лежит Костя, почему пропадать добру?»

Оставить еду на дорогу, подсчитать, сколько еще есть, недостающее дополнить мясом — эти мысли Пугачева не пугали, не отвращали, он рассуждал вполне обыденно, словно хороший хозяин, обеспокоенный, хватит ли припасенной на балконе говядины до весны.
Весь день он занимался подсчетами. Отложил, сколько ему нужно продуктов на дорогу. Посмотрел, сколько осталось. Получалось, что в первой декаде февраля все должно кончиться. «Идти в это время еще рано, слишком холодно, месяцем позже двинусь».
На второй день он, взяв топор, вышел наружу и через полчаса вернулся
со свертком. На буржуйке уже кипела вода…
Когда морозы ослабли, а солнце стало немного пригревать, Пугачев решился пробиваться в поселок. Он достал с крыши дома кем-то заботливо припасенные широкие лыжи, которые заприметил еще осенью. Они были обиты сохатиной — для хорошего скольжения шерстью по ходу. Немного потренировался ходить вокруг дома и остался доволен. Накануне вечером сварил макароны и упаковал в пакет, из муки и воды испек на боках буржуйки что-то наподобие лепешек. В рюкзак сложил золото, продукты, запасные портянки, носки, теплые штаны, снятые с Кости. Подсчитал патроны — их оказалось шесть штук: две картечи, остальные мелкая дробь. Спички тщательно упаковал в
целлофановый пакет.

Перед уходом затащил останки Кости вместе с лосиной шкурой в дом и бросил спичку на кучу сухого мусора, тщательно собранного по всей заимке. Огонь занялся сразу. Пугачев закрыл дверь и пустился в долгий путь. Он рассчитывал добраться до поселка за двадцать дней. Лыжи скользили хорошо, настроение поднималось. Он двигался строго на юго-восток, где должен быть его поселок, ориентировался по солнцу, звездам и кронам
деревьев.
На третий день запуржило, острый ветер забивал воротник снегом, телогрейка продувалась насквозь, вокруг сплошь белым-бело, ничего не видать. От ветра негде было спрятаться — он был везде: среди деревьев, на поле, в овраге. «Вот и смерть моя, — думал Пугачев, чувствуя, как остатки собственного тепла уносятся с ветром. — Нет мочи сопротивляться. Пока руки еще слушаются, надо свести счеты с жизнью. — Он нащупал приклад ружья. — Так глупо сгинуть!»

Он уже снимал ружье, уже взводил курок, как вдруг ему померещился женский голос, похожий на мамин: «Сынок, закопайся в снег, здешние люди всегда в пургу уходят под снег». Пугачеву было всего семь лет, когда онрасстался с матерью, естественно, он не помнил ее голоса. Но ему почему-то казалось, что именно ее устами были произнесены эти мистические слова. Он встрепенулся, снял лыжи и, используя их как лопату, в овраге, где намело много снегу, стал рыть нору. Снег был крепкий, но податливый, Пугачев быстро вырыл достаточную нишу, чтобы в нее можно было поместиться, юркнул туда и закрылся двумя широкими лыжами. В снежной пещере было холодно, но гораздо лучше, чем снаружи. Постепенно все щели вокруг входа замело снегом, и стало гораздо теплее.

Сколько пролежал в полузабытьи в этой пещере, он не помнил, но, когда ветер утих, выкарабкался на волю. Стояла тихая, солнечная погода. Солнце немного пригревало, и он обернулся к нему лицом, наслаждаясь его ласками.

«Мама, где же ты сейчас, жива ли?» Пугачев вдруг разрыдался, слезы текли по обмороженным щекам, в груди сперло дыхание. Этот человек,
совершивший самые страшные и гнусные преступления, вдруг почувствовал себя маленьким мальчиком с чистой совестью и помыслами. «Почему ты бросила меня? Если жива, я обязательно тебя найду, если лежишь в земле, найду твою могилу».

Успокоившись, Пугачев продолжил путь. Дни и ночи у него смешались,глаза болели от солнечного ожога, поэтому передвигался он преимущественно в сумерках и ночью, благо луна светила. Днем выбирал места, где побольше сухого валежника, разжигал костер и, греясь, засыпал как убитый. На шестые или седьмые сутки впереди увидел избушку. Осторожно обошел вокруг — следов людей нет. Заглянул в дом — стылость, сильнее,
чем снаружи, ударила в лицо. Быстро растопил железную печь, в избушке стало жарко.
Впервые за неделю растянулся на нарах и проспал до следующего дня. Надо было продолжать путь. Пугачев с беспокойством осмотрел содержимое рюкзака. Если экономить, то провизии хватит на неделю. Но при таких физических усилиях экономить на еде равносильно смерти. С тяжелыми мыслями он двинулся дальше.
На шестнадцатые сутки в сумерках, шатаясь от усталости и голода, он увидел бегущих вдоль опушки леса трех собак, одна из которых игриво прыгала из стороны в сторону. Сердце Пугачева забилось от радости — значит, рядом люди. Вдруг краем глаза заметил, что с другой стороны опушки бегут еще несколько собак. Тут он понял, что его сопровождают волки. Усталость как рукой сняло, Пугачев напрягся. «Только не давать
слабину, эти твари чувствуют смерть, поэтому идут за мной, нельзя им показать свою усталость». Пугачев пытался идти прямо и уверенно, что давалось ему с трудом.
Под утро волки отстали, а он, не в силах развести огонь, свалился на сухие ветки большого валежника и потерял сознание. Очнулся оттого, что сильно замерз. Огляделся вокруг, волков не было видно. Он разжег костер, в котелке вскипятил воду из снега, побросал туда ветки лиственницы и жадно стал пить, закусывая последней мерзлой лепешкой.
«Наверное, отстали, — без особой надежды думал Пугачев, — отстали,
скорее всего. Их семь или восемь штук, у меня шесть патронов. Надо беречь
патроны — стрелять только наверняка. Просто так палить не буду».
Когда солнце опустилось за горы, Пугачев встал на лыжи и, пошатываясь, продолжил путь. Не прошел и полкилометра — волки вновь появились у опушки леса. Среди них Пугачев опять заметил того игривого, что все прыгал и подпрыгивал в разные стороны, дразня своих сородичей.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (170 оценок, среднее: 4,12 из 5)

Загрузка...