Алексей Батусов

Страна: Франция

Родился в г.Похвистнево Куйбышевской области.
Детство и юность прошли в Саратове.
Пристрастился к рисованию и шрифтовым работам. Работал художником-оформителем на заводе “Энергомаш”. Оформлял массовые праздники, колонны демонстрантов, заводские панно наглядной агитации.
В 80-х перебрался с семьей в Ленинград. По окончании подготовительных курсов поступил в ЛВПХУ им. Мухиной, ныне Академия им.Штиглица, на факультет декоративно-прикладного искусства по специальности Моделирование одежды. По окончании третьего курса был приглашен на работу в журнал “Стиль” на должность редактора отдела моды. По заданию
главного редактора отбирал готовые изделия в Домах Моды различных городов Советского Союза, проводил кастинг моделей, организовывал студийные и выездные съемки и сдавал готовый материал в печать. Работал приглашенным стилистом на конкурсах “Мисс фото СССР” и “Мисс кино-фото-видео модель”.
В 1990г. перебрался с семьей во Францию. В Париже сблизился с группой французских художников-анархистов и художников-диссидентов,
эмигрировавших из Советского Союза. Центральной фигурой русскоговорящей артистической богемы в Париже того времени являлся
легендарный Алексей Хвостенко, работавший под артистическим псевдонимом KHVOST. Следующие полтора десятка лет, совместно с
Хвостенко пытался реализовать идею духовного братства, наподобие ашрама, но объединенного не вокруг религиозной доктрины, а вокруг
идеи свободного творчества. “Делай, что хочешь” – это призыв к позитивной, созидательной, творческой активности. Открытой и прелюдной, к которой может приобщиться любой желающий. Участвовал в создании трех альтернативных театров и десятка творческих центров. Сделал костюмы и декорации к нескольким театральным постановкам, видеоклипам. Участвовал как костюмер в организации парижского карнавала (Carnaval de Paris). Прошел образование в парижской школе моды Formamod по специальностям стилизм, стилизм CAO-DAO, изготовление муляжа на манекене.
Совместные и персональные выставки живописи и графики, участие в салонах. Снялся в главной роли в двух французских короткометражках, мелькал фигурантом и силуэтом в сериалах, фильмах и видеоклипах. Аккомпанировал на гитаре Алексею Хвостенко во время его выступлений в Москве, Санкт-Петербурге, Саратове. Как музыкант участвовал в записи дисков Хвост. “Репетиция” и Хвост. “Могила Live”.
Нулевые мне довелось встретить в столице Каталонии. В течение последующих трех лет сотрудничал с галереей Gurov Arts. Отремонтировал
и реанимировал убитое помещение в Готическом квартале Барселоны общей площадью 350 м² и создал там артистический клуб-мастерскую EVAÑco. В 2002 г., объявленном ЮНЕСКО Годом Гауди, готовил выставку Гауди и Вердагер в городском музее Барселоны. В частности, в одном из залов музея нужно было воспроизвести интерьер не сохранившегося кинотеатра, построенного в свое время по проекту Гауди. Участвовал в реставрационных работах интерьера Дворца Гуэля.
В 2003 жил на юге Франции, в городе Безье. Занимался живописью. В 2004 вернулся в Париж. С 2004 по 2013 проводил во Франции ежегодные стажировки для русскоговорящих студентов по теме “Мода и театральный костюм”. В пригороде Парижа организовал мастерскую-ателье по изготовлению сценического костюма и театрального декора. Мастерская приютилась в бывшем съёмочном павильоне студии Патэ-Альбатрос, колыбели немого студийного кино.
В настоящее время сосредоточил свою творческую деятельность в сфере вербального выражения. Пишу статьи в журналы, рассказы, сказки, готовлю книгу мемуаров об участии в движении парижских художников нон-конформистов конца ХХ, начала ХХI века.

Сountry: France

I Was born in Pokhvistnevo of the Kuibyshev region.
The childhood and youth have passed in Saratov.
I have conceived a liking for drawing and font works. I worked as the graphic designer at the Energomash factory. I made out mass holidays, columns of protesters, factory panels of evident propaganda.
In the 80th I have moved with family to Leningrad. Upon termination of training courses I have come to LVPHU of Mukhina, nowadays Academy of Shtiglits, on faculty
arts and crafts in a Modelling of clothes. Upon termination of a third year has been invited to work in the magazine “Style” to a position of the editor of department of fashion. On a task
the editor-in-chief I selected finished products in Fashion houses of various cities of the Soviet Union, I carried out a casting of models, I organized studio and exit shootings and I sent ready material for the press. I worked as the invited stylist at competitions “Ms. of a photo of the USSR” and “Ms. of film photo video model”.
In 1990 I have moved with family to France. In Paris has approached group of the French artists anarchists and artists dissidents, emigrating from the Soviet Union. The central figure of Russian-speaking artistic bohemia in Paris of that time was the legendary Alexey Khvostenko working under the artistic pseudonym KHVOST. The next fifteen years, together with
Khvostenko tried to realize the idea of spiritual brotherhood, like an ashram, but united not around the religious doctrine, but around ideas of free creativity. “Do that you want” is an appeal to positive, creative, creative activity. Open and public, which anyone can join. I participated in creation of three alternative theaters and ten creative centers. I have made suits and scenery to several theatrical performances, video clips.
I participated as the costumier in the organization of Parisian carnival (Carnaval de Paris). I have undergone education in the Parisian school of fashion Formamod on specialties a stilizm, CAO-DAO stilizm, production of a model on a dummy.
Joint and personal exhibitions of painting and graphics, participation in salons. I have acted in a leading role in two French short films, I flashed the person involved and a silhouette in series, movies and video clips. I accompanied on a guitar to Alexey Khvostenko during his performances in Moscow, St. Petersburg, Saratov. As the musician participated in record of disks Khvost. “Repetition” and Khvost. “Grave. Live”
In 2000-2003 I lived in the capital of Catalonia. Within the next three years I cooperated with Gurov Arts gallery. I have repaired and reanimated the killed building in the Gothic quarter of Barcelona with a total area of 350 m ² and I have created artistic club workshop there named
EVAÑco. In 2002 announced by UNESCO Year Gaudi, I prepared an exhibition “Gaudi and Verdager” in the city museum of Barcelona. In particular, in one of halls of the museum it was necessary to reproduce an interior of the not remained movie theater constructed in due time on Gaudi’s project. I participated in restoration works of an interior of the Palau Guell.
In 2003 I lived in the south of France, in the city of Beziers. I was engaged in painting. In 2004 I have returned to Paris. From 2004 to 2013 I have organized annual training for Russian-speaking students on the subject “Fashion and Theatrical Suit” in Paris. Also in Paris I has organized workshop studio on production of a scenic suit and a theatrical decor. The workshop was sheltered in the former film-making pavilion of Pate-Albatros studio, cradle of silent studio cinema.
Now I have concentrated the creative activity in the sphere of verbal expression. I write articles to magazines, stories, fairy tales, I prepare the book of memoirs about participation in the movement of the Parisian artists of nonconformists of the end XX, the beginning of the XXI century.


Сказка “Любовь Камней”

Гала была галькой. Округлым камушком на берегу реки. Она была очень похожа на других голышей, устилавших берег.  Но все-таки она была особенная.

 

Мэт был сияющим метеором, украшением ночной небесной сферы. Он весь состоял из раскаленного металла. И жизнь его была стремительный полет.

 

Когда-то давно Мэт и Гала были людьми. Они были очень привязаны друг к другу и никогда не расставались. Любовь их вызывала восхищение и радость у всех живых существ. Но нашлись и такие, обделенные даром любви, кого терзали зависть и раздражение. Тогда Верховный Архитектор Вселенной пожелал, чтобы Любовь проникла даже в самые потаенные уголки мироздания. Он повелел, чтобы чудо любви было доступно даже неживой материи – камню! Верные слуги Архитектора, которые иногда видятся нам, как Силы Зла, получили власть превращать одну материальную форму в любую другую. Им была неподвластна лишь крохотная неугасимая искорка, которую мы именуем душой.

Вот отчего Гала и Мэт были безжалостно оторваны друг от друга и разлучены.

 

Душу несчастной Галы заточили в камень и оставили на речном берегу. А юношу превратили в железный слиток и забросили на небо. Лишенные всего, чем определяется в этом мире человек, они должны были найти друг друга и воссоединиться, опираясь лишь на силу своей любви. Им предстояло отыскать друг друга до того, как источатся их тела. Только в этом случае им будет возвращен человеческий облик!

 

Возлюбленные провели в разлуке очень долгое время. Трудами журчащего потока каменное тело Галы избавилось от всех шероховатостей и стало гладким. Однако при этом оно заметно уменьшилось. Теперь она была неотличима от остальных камней, устилавших берег реки. Утренняя роса одинаково увлажняла их. Только, если бы кто-то решил попробовать камушки на вкус, то он к удивлению своему ощутил бы солоноватый привкус у одного из них. Ведь у Галы не было глаз. Она не могла видеть ночное небо, по которому проносится ее возлюбленный в поисках утраченного счастья. Хотя душа ее знала, что он здесь, но не было рта, чтобы крикнуть, не было руки, чтобы подать знак. Оттого-то и плакала она все ночи напролёт да самого рассвета. Плакала всем своим каменным телом.

 

Несчастный Мет носился над землей в поисках своей избранницы. Проклятие, наложенное на него, не оставляло ему права на ошибку. Ведь он мог упасть с неба лишь один-единственный раз, чтобы вернуть своё счастье. Только его встреча с Галой сможет высечь искру надежды. Если же он не узнает ее и сделает неверный выбор, то навсегда останется почерневшим куском металла.

 

Порой Мету казалось что душа его ощущает сладостный трепет, когда он пролетает над тем местом, где в беззвучных рыданиях призывала его Гала. Но всякий раз он медлил и не решался сорваться вниз с небесной тверди. Даже если бы у него были глаза, он не смог бы разглядеть ее с высоты своего полета среди мириадов песчинок, проносящихся под ним. Ему нужен был дополнительный аргумент, некий тайный знак, чтобы решиться. Надо было поторапливаться, ведь тело Мета за время космических скитаний значительно уменьшилось. Если оно сгорит окончательно до того как он упадет на землю, то душа его так и останется на небесах.

 

Однажды ночью дикие олени пришли к реке на водопой. Вожак своим необъяснимым чутьем нашел среди прибрежных валунов один-единственный соленый камушек и стал его облизывать. Живые существа не терпят страдания, и он просто подошел утереть слезы несчастной Галы. Душа Галы, упрятанная в гальке, почувствовала прикосновение живого тепла и взыграла в камне. Пролетавший по небу Мет уловил эту вспышку живой души, излучающей любовь, и метнулся к ней навстречу, осветив великолепным сиянием ночной небосвод. Чуткие к изменениям олени с быстротой ветра исчезли с места. А Мэт и Гала упали в объятия друг друга и иссекли первую искру. Искру Надежды. Теперь, хотя бы оставаясь камнем и куском метеорита, они находились рядом и не могли наговориться. Ведь и камни могут общаться, прикасаясь друг к другу. И если бы мы могли понимать каменную речь, то услышали бы приблизительно следующий разговор:

– Какая ты гладкая!  Какая у тебя совершенная форма. От тебя исходит забота и утешение, словно прохлада в летний зной.

– Какой ты горячий. Ты весь напитан космическими странствиями. Ты воплощение неземной красоты! И это нездешнее сияние и блеск!!! Нет ничего, что было бы не под силу тебе.

– Люблю тебя!

– Люблю тебя!

 

Так продолжалось очень долгое время. Оставаясь камнями, Мэт и Гала рассказывали друг другу бесконечные истории своих скитаний. Невероятная любовь, которую они излучали, изменила саму окружающую природу и преобразила местность, за которой закрепилось название – Место Силы. Казалось, сам воздух здесь напитан силой и красотой. Люди, подверженные недугам, находили тут облегчение. Звери, приходившие на водопой, не нападали на других животных. Косули и олени мирно пили воду рядом с волками и тиграми. Даже древнее одинокое дерево, засохшее и окаменелое, пустило зеленый росток. Мэт и Гала тоже жаждали преображения, даже если для этого нужно будет снова перенести разлуку и расставание и опять пройти через горнило очистительного огня.

 

 

Однажды царь, увлеченный охотой, удалился от столицы на расстояние трех дней пути. Тут он обнаружил себя в удаленном, труднодоступном месте и был удивлен необычайной красотой девственной природы. Однако царский любимец, крупный взрослый сокол, не знавший до того ни одного промаха, великодушно позволил скрыться загнанной добыче. А сам уселся на ветку одинокого дерева, дожидаясь хозяина. Возвратившись во дворец, государь повелел своему сокольничему осмотреть птицу и доложить, здоров ли пернатый. Получив заверения, что сокол абсолютно здоров и в других местах охоты великолепно когтит добычу, монарх послал своего сына тщательно исследовать странное место.

 

Наследный принц  выехал в указанное место в сопровождении верной дружины. По завершении трехдневного перехода он расположился лагерем недалеко от того места, где по преданиям в далекие времена с неба упала звезда. Ночью ему приснился странный сон. Будто бы он, сам будучи соколом, настигает зайца и готов уже разить его своими страшными когтями, как вдруг попадает в пространство вязкого воздуха, и полет его замедляется. Ему становится все труднее лететь. Он теряет всякий интерес к погоне и садится на ветку одинокого дерева. Отсюда он видит долину реки, которая с веселым журчанием перекатывает камушки по дну.

 

Пробудившись среди ночи ото сна, царевич оставил ложе, покинул свой шатер и направился в сторону реки. Взмахом руки он остановил своих верных слуг, которые последовали было за ним. Они же не посмели ослушаться, зная крутой нрав своего господина. Удалившись от лагеря на достаточное расстояние, принц обнаружил на посту дальней стражи дозорного воина, который задремал, оперевшись на свою алебарду. Обычно наказание за такой проступок было одно – усекновение головы на месте. Принц не знал ни жалости, ни пощады. Говорили, что у него железное сердце. Однако, на этот раз рука его, сжимавшая рукоять сабли, так и не высвободила клинка из ножен. Одновременно с этим принцу пришла в голову мысль, что преданность и самоотдача его воинов не знает границ и они следуют за ним повсюду без страха и упрека, не жалуясь на усталость, голод, жажду или смертельную опасность… Разбуженный появлением повелителя, провинившийся стоял перед принцем навытяжку, готовый принять тяжелую кару от своего господина. Но тот, к удивлению, лишь отослал его в лагерь на отдых с приказом чаще менять караульную стражу.

 

Оставшись один, принц продолжил свой путь в направлении реки и вскоре оказался на краю утеса. Взору его предстал пейзаж, залитый лунным светом. В точности тот, что он видел во сне. Вот берег реки, усеянный каменной галькой. Вот одинокое засохшее дерево, пустившее из себя молодой побег. Вот журчащий поток переливается огнями точно ожерелье. А там, внизу, на берегу странная полянка. Абсолютно круглая, размером с городскую площадь перед дворцом, выложенная речной галькой, с черным валуном в центре. И тут, что он видит! Положив на черный камень голову и обняв его руками, полулежит дева неземной красоты, будто сотканая из утреннего тумана. Никогда ничего подобного не видел принц в своей жизни. Горячая волна поднялась откуда-то из глубин его существа и ударила его изнутри в грудь, щеки и виски. Так невзначай настигла юношу любовь. Сам себя не помня, позабыв о предосторожности, поспешил он по крутому берегу к реке. Но сколько ни искал, ни звал, ни плакал, прекрасной девы отыскать не смог.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (12 оценок, среднее: 3,58 из 5)

Загрузка...