Александр И. Строев

Страна: Россия

Фильмография:

Роли в кино
2012
2007-2008 Будет светлым день – Доктор. Реж. Олег Штром
Атлантида – хирург Саша. Реж. Флюза Фаршхатова

2004 Виола Тараканова. В мире преступных страстей -1. Чудовище без красавицы | фильм 3 – Илья Михайлов (художник-копиист). Реж. Владимир Щегольков

Режиссер

2018 «Мотив преступления» – для 5 канала
2015 «Свидетели» – для НТВ
«Пятая стража» – для ТВ-3
2014 «Чужое гнездо» – для т/к «Россия 1»
«Граница времени» – для Рен-ТВ
2013 – 2014 О.С.А. – для 5 канала – многосерийный фильм
2013 Тайны института благородных девиц для ВГТРК

2013 “ЖЖ” полнометражный авторский игровой фильм (1 час 28 минут) – участник основного конкурса игрового кино «Окно в Европу-XXI»

с 2013 – «След» (в том числе «Доктор», «Сообщники», «На игле») для 5 канала
2011-2012 Катина любовь (все сезоны)

2011 Участковый (1-8 серии) 24 серии для НТВ

2010 Такая обычная жизнь 40 серий для т.к. «Домашний»

2010 Невидимки
2010 Производители | 41, 42-я серия

2010 Кулагин и партнеры

2009 Тайная стража. Смертельные игры 12 серий для ВГТРК

2007 Богатая и любимая для Первого канала
76-100 серии
2006
2006-2007 Молодые и злые. – 40 серий. RWS для НТВ.
“Любовь как любовь”

2005
2003-2004 Не родись красивой
«Санитарный день» – сатирический авторский антителевизионный сериал. 30 серий. Телеканал «М1».

Сценарист
2013 “ЖЖ” сценарий полнометражного игрового фильма

Биография:

Родился 14 апреля 1973 года.

В 1997 году с отличием окончил Высшее Театральное училище им. М.С.Щепкина по специальности “актер драматического театра и кино”.
Обучался кинорежиссуре в Московской Международной Киношколе (ММК) – мастерская Аллы Степановой.
Режиссер-постановщик театра и кино. Сценарист.

В феврале-июне 2002 года – автор и ведущий русскоязычных проектов “Плюс-минус 11» и «Имярек» на радио «Аврора» (США, Сиэтл).

Сезон 1997-98 – актер МХАТ им. Горького п/р Т.В.Дорониной.
Сезон 1998-99 – актер антрепризы «Русский традиционный театр».
Сезон 2000-2002 – актер Центрального Академического Театра Российской Армии.

В 1998–2000 годах – режиссер РТР (программа «Башня»).
В 2001–2002 годах – режиссер-постановщик художественных программ (телевизиооные спектакли «Музыка, помоги!», «Альбом – есть памятник души», «Нас не нужно жалеть!» + «Светлана Потанина. Седьмая ступень» – документальный фильм) телеканала «Культура» – студия фондовых и архивных программ.

В 2003–2004 годах – режиссер-постановщик и автор сценариев 30-серийного сатирического телесериала «Санитарный день» (телеканал «М1»).

Лидер группы «Каникулы Гегеля» (поэтический рок).
Основатель клуба «АРТ’ЭРИА» при Центральном доме работников искусств.
Член правления Центрального Дома Работников Искусств.

Член Союза Писателей России (с сентября 2002 года).
Произведения А.И.Строева были опубликованы в журнале «Поэзия» и газете «Московский литератор».
В апреле 2006 года вышел в свет сборник новелл и рассказов
«Абсолютно счастливые дни» (издательство СП РОССИИ).

ТЕАТРАЛЬНЫЕ РАБОТЫ

2005 год – спектакль «О.Е.» – по роману А.С.Пушкина «Евгений Онегин» – режиссер-постановщик и исполнитель главной роли.

ПРИЗЫ И НАГРАДЫ

Лауреат телевизионного фестиваля «Братина» в номинации «Власть и мы» (2004).

Лауреат литературной премии “Серебряный крест” Союза писателей России (в номинации лучшая книга 2008-2010 года “Абсолютно счастливые дни”).

Сериал “Тайная стража. Смертельные игры.” лауреат XII международного кино-телефестиваля “Детектив-ФЕСТ-2010” в номинации лучший детективный сериал года.

Country: Russia

Alexander Igorevich Stroyev


Filmography:

roles at cinema
2012
2007-2008 There will be light a day – the Doctor. Cut. Oleg Shtrom
Atlantis – the surgeon Sasha. Cut. Flyuza Farshkhatova

2004 Viola Tarakanova. In the world of criminal passions-1. A monster without beauty | the movie 3 – Ilya Mikhaylov (copyist painter). Cut. Vladimir Shchegolkov

Director

2018 “Motive of crime” – for the 5th channel
2015 “Witnesses” – for NTV
“The fifth guards” – for TV-3
2014 “Others nest” – for t / to “Russia 1”
“Time border” – for Ren-TV
2013 – 2014 O .S.A. – for the 5th channel – the serial film
2013 The mysteries of institution for young ladies for VGTRK

2013 LJ the feature author’s fiction film (1 hour 28 minutes) – the participant of the main competition of game cinema “Window to Europe-XXI”

since 2013 – “Trace” (including “Doctor”, “Accomplices”, “On a needle”) for the 5th channel
2011-2012 Katina love (all seasons)

2011 The district police officer (1-8 series) 24 series for NTV

2010 Such usual life of 40 series for since. “House”

2010 Invisible beings
2010 Producers | 41, 42 series

2010 Kulagin and partners

2009 Secret guards. Deadly games of 12 series for VGTRK

2007 Rich and favourite for Channel One
76-100 series
2006
2006-2007 Young and angry. – 40 series. RWS for NTV.
“Love as love”

2005
2003-2004 Beauty isn’t happiness
“Sanitary day” – satirical author’s anti-television series. 30 series. M1 TV channel.

Screenwriter
2013 LJ script of the feature fiction film

Biography

I was born on April 14, 1973.

In 1997 I have with honors graduated from the Highest Theatrical school of M.S. Shchepkin as “an actor of drama theater and cinema”.
I studied film direction at the Moscow International Film School (MIFS) – Alla Stepanova’s workshop.
Production director of theater and cinema. Screenwriter.

In February-June, 2002 – the author and the host of Russian-language projects “Plus or minus 11” and “So-and-so” on radio “Avrora” (the USA, Seattle).

Season of 1997-98 – the actor of the Moscow Art Theatre of Gorky under the leadership T.V. Doronina.
Season of 1998-99 – the actor of an enterprise “The Russian traditional theater”.
Season of 2000-2002 – the actor of the Central Academic Theatre of the Russian Army.

In 1998-2000 – the director of RTR (Tower program).
In 2001-2002 – the production director of art programs (the televizioony performances “Music, Help!”, “Album — Is a Soul Monument”, “It Is Not Necessary to Feel Sorry for Us!” + “Svetlana Potanina. The seventh step” – the documentary) Kultura TV channel – studio of share and archival programs.

In 2003-2004 – the production director and the author of scenarios of a 30-serial satirical TV series “Sanitary day” (M1 TV channel).

Leader of the Hegel’s Vacation group (poetic fate).
The founder of ART’ERIA club at the Central house of workers of arts.
Board member of the Central House of Workers of Arts.

The member of the Russian Writers’ Union (since September, 2002).
Works by A.I. Stroyev have been published in the Poeziya magazine and the Moskovsky Literator newspaper.
In April, 2006 the collection of short stories and stories was published
“Absolutely happy days” (publishing house of the joint venture of RUSSIA).

THEATRICAL WORKS

2005 – the performance “O.E.” – according to the novel by A.S. Pushkin “Eugene Onegin” is a production director and the leading man.

PRIZES AND AWARDS

The winner of the television Bratina festival in the Power and We nomination (2004).

The winner of the Silver Cross literary award of the Russian Writers’ Union (in the nomination the best book of 2008-2010 “Absolutely happy days”).

Series “Secret guards. Deadly games.” the winner of the XII international film telefestival “Detektiv-FEST-2010” in the nomination the best detective series of year.


Рассказ “Секунда”

Мать жгла во дворе еврейскую одежду и книги на идиш, ворочая палкой непрогоревшие куски, подталкивая их в огонь. Колёсиком невидимого самоката кипа укатилась в траву. Мать огляделась по сторонам – никого не было – тлеющую её она подцепила той же палкой и затолкала в мигающие угли.

– Изя, скройся с глаз моих отсюда долой, – сказала она тихо, но слышно, – Христом богом прошу!!! – провыла она так, чтобы было слышно тем, кто проходил за калиткой. – И не веди себя, как еврей, бестолочь! – сказала она опять тихо.

– Как же это, мамэ?!

– Не знаю как!!! Я ничего не знаю!!! Я пытаюсь спасти ваши шкуры! Шкуры ещё неубитых евреев!

– … Но ты же сама их жжёшь, мама!

Когда костровище прогорело до конца, мать собрала весь пепел лопатой и переложила в большой винный кувшин, который накрыла козьей кожей и обвязала вокруг горла льняной бечёвкой.

– Принеси балалайку и позови Костю… Переоденьтесь все в бульбашью одежду… Там на стуле – поглаженная… И пусть Костя поёт… Свою «Цыганочку»… – сказала она, сев на перевёрнутое ведро, положив руки на колени, а голову на руки.

– Ты же разбила её в прошлом году об угол дома, мамэ…

– Вчера я купила другую… И не мамэ, а мама…

… Костя запел, Исаак и мамэ подхватили…

III.

Через семьдесят лет на Бронной эта песня из пьяного рта ударилась как шмель о стёкла квартир, в которых ещё не все отошли ко сну. Старик хватил на своём пиджаке двумя руками тряпичную рану, отчего карман у лацкана слева повис, и из него выпал декоративный платок.

– Исаак, – сказал я, – не так громко, нас арестуют!

– В самом деле, – осёкся старик, – уже суббота… Теперь наливайте вы, мне делать ничего больше нельзя… У вас есть нож?

– Зачем?

– В правом кармане у меня кольцо «Одесской», достаньте его и порежьте на закуску…

Я начал хозяйничать на свежем номере иудейской газеты, мой собеседник-старик продолжал:

– Какой-то белорус Кастусь тёрся раз в неделю тайком у нашего забора и мама с ним разговаривала. Знаете, что такое Кастусь по-белорусски?! Не сомневайтесь, по-белорусски это значит – Костя… Потом в доме к обеду появлялась молодая картошка, солёные огурцы, и однажды навеки поселился поросёнок Борька, который превратился почти за три года оккупации в огромного свина Бориса Васильевича, которого домашние обходили стороной, а мама обливала его раз в три дня из корыта, догоняя по двору. Мыться он не любил. Это была грязная домашняя скотина для декорации. Отец был мало на что способен в последние месяцы. Он отрубил себе два пальца на правой руке возле радиоприёмника, когда сообщили о вероломном нападении гитлеровской Германии, чтобы не попасть под призыв. В раны попала какая-то инфекция… И весь дом приняла на себя мать. Что мог я в ту пору понимать из этих разрозненных впечатлений, которые просто-напросто вытерлись за все годы из моей памяти, а теперь всплыли и построились, как по росту?!

– Вы хотите сказать, что ваш брат, вам брат только по матери?! – спросил я.

– … это точно неслучайная встреча… 1:0, молодой человек… Мой брат не до конца еврей, а считать еврея евреем по матери кто-то нарочно выдумал, чтобы удобнее было вести статистику… Костя родился слабым и больным ребёнком, отец хотел назвать его Алтер, но мать была против. И настояла на Константине. «Алтер» означает «старый» на идиш. Если ребенок рождается слабым, он получает имя Алтер. Его дают как благословение, желая ребёнку дожить до старости. В метриках записали – Константин Лейбович, но отец всё равно упорно называл его Алтером, чем доводил маму до бешенства. Теперь я склонен думать, что папа был причиной долгой жизни моего брата.

 

К скамейке подбежал небольшой бродячий пёс, обнюхал меня, помедлив, переключился на Исаака, потом грустно посмотрел на него, помочился рядом на дерево, задрав лапу, и скрылся.

 

– Знаете, Костя, что такое kennzeichen?! Kennzeichen по-немецки значит – «пометить». Это то, что стоило жизни многим, чья форма черепа отличается от вашей. Так назывались жёлтые нашивки, которые должно было носить на одежде справа (спереди и сзади) евреям на оккупированной территории. Я помню как мать судорожно пришивала – это смешно – уже на единственную белорусскую одежду эти жёлтые звёзды, запачканные кровью – она исколола все пальцы об иглу, чтобы сделать это как можно скорее…                             Какой-то еврей из Юденрат, который ухаживал за ней в школе (а она выбрала папу) раскрыл её хитрость оккупантам, благо, что главным в этой истории был хохол, который как к хохме отнёсся к этой ситуации. В наш дом пришли евреи-нацисты, всех особей мужского пола вывели во двор и под дулами автоматов заставили снять штаны и задрать белорусские косоворотки для группового фотопортрета… Всё, как говорится, до времени рассосалось, но мать оставалась непреклонной перед этим юденратствующим воздыхателем, который покровительственно и с выжиданием поглядывал на мать, если проходил мимо.

– … Вы считаете, это смешным?

– … Смешным я считаю, наш разговор, который похож на уроки идиш! «Хохма» по-еврейски – «мудрость», молодой человек… Налейте мне и себе ещё…

 

Мы пили так сразу и так помногу, что вторая бутылка «Русской» словно бы испарилась. У меня был коньяк. Я разлил его по стаканам, хотя старик не обратил внимания на перемены в их содержимом. Он посмотрел на небо и выпил. Я выпил следом, не ожидая напутствий.

 

– Одна из массовых казней евреев состоялась в середине июля 1941-го. Фашисты приказали лицам мужского пола от 15 до 50-ти собраться в городском саду имени вашего Ленина. После избиения, отобрали в каждом ряду по 30 человек и расстреляли, якобы за не исполнение приказа о ношении желтых меток. Количество расстрелянных так и не установили…

Хмелел уже изрядно и я.

– Но отчего это всё?! Мы же сидим с вами на скамейке… Рядом Синагога… Пьём… И кроме интереса к вам я не чувствую никакой ненависти. Кроме сожаления…

– О-о! Вторая мировая это крестовый поход, мой милый. Месть за то, что наши праотцы замочили вашего Иисуса. А вообще-то он был, в самом деле?! Может это просто прикрытие, а?! А причины религиозно-экономические? Это столкновение бизнесов… Так я думаю! Или – просто истерика из-за отсутствия смысла существования…

 

«Всё в мире изменил прогресс. Как быть? Меняется и бес»*, помните про такое?

 

Ладно… Всё, что я сказал вам выше, можно смело забыть и зачеркнуть, хотя забыть и зачеркнуть ничто невозможно. Всё это болтовня…

 

Старик тяжело вздохнул и отодвинул свой пустой стакан в сторону.

 

– …в болтовне мы тратим свою жизнь на пустяки…

… Немцы отбирали периодически часть работников из нашего гетто, куда-то увозили их, и они не возвращались. И мы это знали. Их хватали, сгоняли на площадь. Если наряд был на сто человек, сто и отбирали. 50 – значит – 50.

По каким-то писанным или неписаным правилам – мы этого не знали – если немцы отбирали сто человек, то кого-то можно было поменять. А кого, это не имело значения. Вас схватили – я могу пойти вместо вас.

Отправляли как будто бы на работу в Германию, но никто дальше Одессы не дошёл и не один человек не возвратился, кроме моего брата Кости, кстати.  И это случилось как раз тогда, когда папа пошёл на поправку. Скрываться уже было не от кого и незачем. В доме стала  появляться нормальная еврейская пища, с несварениями было покончено, а история с бульбашьей одеждой в жёлтых звёздах, я думаю, превратилась в анекдот для фашиствующих соотечественников и оккупантов. Каждый раз, когда мимо проходил полицейский наряд или кодла сотрудников Юденрата, они непременно останавливались у нашего забора, что-то обсуждали, тыкая пальцами в сторону дома, и громко хохотали. Мне кажется, мы были единственным еврейским двором, который не выкинули на правый берег в общую антисанитарную массу за колючую проволоку, где каждый день умирало от 30 до 70 человек. Это был последний уцелевший аттракцион в этом парке «Еврейского периода»! Расплатой за это была банальная животная страсть одного немецкого офицера-еврея на какой-то солидной должности. Поверьте мне, юноша, евреев среди них было достаточно, если вообще закрыть глаза на херра Шикльгрубера*. Два раза в неделю этот ублюдок-офицер тайком наведывался к нам и насиловал нашу сестру, ему была отведена отдельная комната. Но ужас заключался не в этом. Ужас был в том, что Браха* через месяц и сама к этому пристрастилась. Заметив это, отец пришёл в ярость и вместе с мамой они сильно избили её, забыв, что сначала отнеслись к такому сюжету, как к благословению. Браха призналась своему воздыхателю о причине возникновения синяков и ссадин, и венчик неприкосновенности упал с нашей семьи.

В одну из облав, о которых я говорил вам выше, угодил наш папа. Точнее не угодил – за ним лично явился наряд румынских евреев и доставил на площадь перед комендатурой в число ста избранных для «заграничной командировки».

Это на пляже время течёт иначе. Там время текло, как ему и положено – стремительно и сквозь пальцы – в песок!

Были оппортунистические «Вiцебскiя весцi», был Кастусь, который «на хвосте приносил другие вести с «передовой» вместе с эрзацпродуктами от фрицев. И время тонуло в количестве событий, которое способно воспринимать сознание.  Оно двоилось, троилось, четверилось, десятерилось, лопалось и проливалось так, что ни календарь, ни часы восстановить его были не в силах, мой друг. День шёл за месяц, два, три… И опухал, как Мойша, от голода…                                                                                                                               Кастуся расстреляли вместе с евреями в Туловском рву за пособничество немецкими продуктами жидовскому населению (видимо, в лице нашей семьи), о чём я узнал уже после войны.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (103 оценок, среднее: 4,22 из 5)

Загрузка...